Новости    Библиотека    Ссылки    Карта сайта    О сайте





Часто при диагнозе аденома гипофиза лечение проводят уже после оперативного вмешательства.

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Символика российских городских гербов

Во введении к настоящей работе было сформулировано определение герба. Понимая городской герб как знак города, мы тем самым усматриваем в нем способность указывать, замещать, сигнализировать, представлять город (основная функция знака — замещать, обозначать другое). В этом смысле понятие «герб города» идентично понятию «символ города»*. Считается, что символ выражает абстрактные идеи и понятия, он основан на договоренности, традициях, соглашениях людей; созданный человеком, символ обычно не имеет естественной связи с символизируемым предметом ни по происхождению, ни по материалу, ни по функциям**. И в то же время было бы неверным делать из вышесказанного заключение, что всякий символ только субъективен, что он лишь условно обозначает действительность, а не отражает ее.

*(Соотношение между терминами «знак» и «символ» неоднократно рассматривалось в научной философской литературе. Всестороннему анализу понятия «знак» и «символ» подвергнуты, в частности, А. Ф. Лосевым. Выстраивая стройную научную систему доказательств неоднозначности этих терминов, подчеркивая, что между знаком и символом существует масса промежуточных звеньев, Лосев между тем в качестве одного из отправных моментов выдвигает положение, что «в науке эти термины, безусловно, являются прямыми конкурентами», «среди разного рода значений термина „знак" встречается также и символическое значение, так что „знак" уже ничем не отличается от „символа"...» (Лосев А. Ф. Проблема символа и реалистическое искусство. М., 1976, с. 68-69).)

**(Уваров Л. В. Символизация в познании. Минск, 1971, с. 8.)

Как известно, В. И. Ленин подверг уничтожающей критике так называемую теорию иероглифов, разделяемую и поддерживаемую Г. В. Плехановым, согласно которой ощущения и представления человека не являются отражением реально существующих вещей, а лишь условными субъективными знаками (символами, иероглифами), не дающими никакого представления о материальном мире*. Таким образом, по этой теории символ характеризовался только как субъективная категория, которая ничего не дает и не может быть использована для познания объективной реальности.

*(См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 18, с. 244—251.)

Ленин подошел к раскрытию понятия «символ» с научных позиций материалистической теории отражения. Дав замечательное определение ощущения как субъективного образа объективного мира, он подчеркнул, что не иначе как из ощущений возникают мысленные изображения или отображения вещей. Ленин тем самым в понятие «идеальное», в продукт сознания, мышления, каким как будто являлся символ, привнес материалистическую основу. Показывая отличие материалистической теории познания от махизма, Ленин писал: «...Мах признает здесь прямо, что вещи или тела суть комплексы ощущений, и что он вполне отчетливо противопоставляет свою философскую точку зрения противоположной теории, по которой ощущения суть „символы" вещей (точнее было бы сказать: образы или отображения вещей). Эта последняя теория есть философский материализм»*.

*(См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 18, с. 34.)

Ленин, как видим, пользуется термином «символ», он не отвергает символ в принципе, замечая, что против символов вообще ничего иметь нельзя. Однако в понятие «символ» Лениным вкладывается иной смысл: символ предстает уже в качестве важного средства и орудия познания объективной реальности.

Руководствуясь ленинским учением, отрицающим абсолютизирование знаков, символов, субъективизм в их понимании, советские ученые дают вполне конкретное материалистическое определение символа*, четко фиксируя его суть: отражение, функция действительности. Подчеркивается, что в символе обнаруживается структурное сходство между его элементами и элементами символизируемого содержания, другими словами, уже во внешней форме его содержится представление, которое он символизирует. «За элементами понятий, выраженных в словах, стоят чувственные ассоциации. Они как бы проецируют понятие на наиболее «подходящие» чувственные образы и тем самым помогают сформировать символ», — так объясняет принцип создания символа советский философ Л. В. Уваров**.

*(См. об этом: Лосев А. Ф. Указ. соч., с. 323 и далее.)

**(Уваров Л. В. Указ. соч., с. 14, 15.)

Материалистическое понимание символа, утвердившееся в советской науке, не означает всесторонней исследованности этого понятия, полного раскрытия его различных смысловых функций. Лосевым проведен исчерпывающий анализ понятия «символ» как литературоведческой и искусствоведческой категории. Автор подчеркивает, что символика существует в бесконечно разнообразных видах и в принципе возможны самые различные анализы символа.

В настоящей главе делается попытка рассмотреть российские городские гербы с точки зрения городского символа. Автор не претендует на теоретическое построение, применимое по отношению к городским знакам как определенной категории символов. Для этого потребовалось бы проанализировать огромную массу изображений западноевропейских городских гербов, что автор пока сделать не может. Однако исследование российских городских гербов с точки зрения их символики, формирования последней, эволюции, отражения в ней идей и принципов, господствующих в обществе, отражение самого города в качестве символизируемого объекта — все эти вопросы, которые лишь отчасти затрагивались в отечественной литературе, требуют, на наш взгляд, более тщательного рассмотрения, чем это делалось ранее, так как в конечном итоге решение их позволит правильно подойти к гербу как к историческому источнику.

Нередко по отношению к гербу города наряду с терминами «знак», «символ» употребляется понятие «эмблема». Исходя из существующего определения этого понятия*, при условии уточнения, касающегося правил составления эмблемы-герба, формирующегося согласно геральдическим канонам, а также имея в виду социально обусловленную сущность герба, применение термина «эмблема» для герба кажется вполне оправданным. Однако эмблемой обычно называют также изображение или фигуру, помещенную в гербовом щите**, являющуюся основополагающей в гербе. В данной главе термин «эмблема» употребляется в этом втором значении.

*(Наиболее удачное, по нашему мнению, определение понятия эмблемы дано Лосевым: «Эмблема есть точно фиксированный, конвенциональный, но, несмотря на свою условность, вполне общепризнанный знак как самого широкого, так и самого узкого значения». В соотношении с символом — «всякая эмблема есть символ, но отнюдь не всякий символ есть эмблема» (Лосев А. Ф. Указ. соч., с. 148—149).)

**(Лукомский В. К., Типолът Н. А. Русская геральдика. Пг., 1915, с. 3.)

Исследуя весь комплекс эмблем, зафиксированных в городских гербах Российской империи, мы придерживались прежде всего двух основных положений: 1) эмблемы необходимо «поставить» в определенную историческую эпоху, 2) помнить, что эпоха влияла на создание, трактовку, форму эмблемы*.

*(Этот аспект подчеркивается Лосевым: «Едва ли требует доказательства, что все реальные символы существуют только в истории, все несут на себе отпечаток эпохи, классового или сословного происхождения... История символа... ясно обнаруживает всю невозможность чистой символики в ее отвлеченном виде...» (Лосев А. Ф. Указ. соч.. с. 226).)

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ogeraldike.ru/ "OGeraldike.ru: Библиотека о геральдике, сфрагистике и флагах"