Новости    Библиотека    Ссылки    Карта сайта    О сайте





Надежные отсадочная машина для пряников для шоколада

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава восемнадцатая. Гербы за отличия на службе

Путь к высшим степеням служебных отличий был у нас издревле открыт для каждого. Одни заслуги дают право на такое отличие, и в гербе они находят себе верного истолкователя и неизменный памятник: переходя из рода в род, он напоминает грядущим поколениям деяния их предков и побуждает к таким же подвигам. И эта последние могут найти себе также выражение в гербе, который становится живою летописью рода и его деятельности.

Самые почетные у нас звания - княжеское и графское. Мы начнем с них, покажем историю пожалования этих достоинств и затем исчислим признаки, которые соответствуют им в гербах. За графскими гербами следуют гербы баронов, также с своими приметами, и, наконец, дворянские. Так как некоторые эпохи оставили в гербах дворян, принимавших участие в тех или других подвигах своего времени, характеристические признаки, то необходимо показать и их. Сюда относятся т.н. лейбкампанские (1741 г.) гербы, равно как те внешние приметы, которые употреблялись в разные царствования при пожаловании гербов. Здесь же должно найти место описание корон на гербах дворян с особенными почетными титулами и без них, шлемов, наметов, девизов и щитодержателей.

Затем, переходя к отдельным родам и видам заслуг на разных поприщах государственной деятельности, мы в примерах, заимствованных из Гербовника, исчислим, какие эмблемы в наших гербах соответствуют разным видам отличий, как они дополняют родовые эмблемы в гербах старых дворянских фамилий и как выразились у вновь пожалованных дворян. Считаем лишним предупреждать при этом, что наше обозрение не может обнять всех видов заслуг и всех их оттенков. Мы представляем образцы, применяясь к которым легко выразить разные видоизменения в отличиях.

Следуя вышесказанному порядку, мы изложим:

§ 97. Общие приметы гербов лиц, пожалованных княжеским, графским и баронским достоинствами, и дворянских гербов разных царствований. Короны, нашлемники, щитодержатели и девизы. Разделение государства на графства и раздача их для управления графам (по буквальному переводу старостам) есть учреждение западной феодальной Европы. Первоначально графы были только королевскими наместниками, и, кроме управления вверенной им области и суда над ее жителями, они обязывались, в случае войны, выводить туземное войско и ставить его под королевское знамя. В этом отношении несколько графов были подчинены одному герцогу. Местоположение области, вверенной графу, т.е. была ли она пограничная, или укрепленная, или земледельческая и т. п., и с другой стороны, различие обязанностей, возложенных на графа, и объем предоставленных ему прав, объясняют названия: маркграф, бургграф, гауграф, центграф, динграф, виндграф, гольцграф, стальграф и пр. С усилением феодализма в Западной Европе графы присвоили себе вверенные им области и таким образом стали богатыми, независимыми землевладельцами (Eichorn. Deutsche Staats und Rechtsgeschichte. Göttingen. 1843. Bd. 1. P. 162-163, 167, 192; Bd. 2. P. 109. Fl). Право утверждать за избранными лицами графства, что в то время было равнозначительно с пожалованием в графское достоинство, составляло одно из преимуществ германских императоров, наследовавших после Карла Великого и его ближайших преемников (в 962 г.) вместе с короною римских императоров некоторого рода покровительство и господство над землями Германии, входившими в состав Римского колосса. Такое право оставалось за германскими императорами, пока существовала Священная Римская империя, т.е. до 1806 г., когда с образованием самостоятельных в самой Германии королевств император Франц II утратил свое прежнее на германские земли влияние и принял титул императора Австрийского (Ibid. Vol. 2. P. 36-39; Vol. 4. P. 602-611).

До царствования Петра Великого у нас не жаловалось ни княжеское, ни графское достоинство. Княжеский титул принадлежал издавна многим фамилиям, но это были потомки удельных князей; графов же вовсе не было, и боярство оставалось высшею наградою, которой удостаивался в то время служилый человек (Котошихин Г. К. Указ. соч. С. 21-22). Таким образом, понятно, отчего Петр Великий для пожалования русских в графы считал первоначально необходимым утверждение их в этом титуле римским императором, от которого им и выдавался диплом. Впрочем, большая часть графов Римской империи была потом возводима в русские графы (напр., графы Головкины, Воронцовы, Дмитриевы-Мамоновы, Кушелевы-Безбородко и др.). Впрочем, некоторые остались только графами Римской империи (напр., Комаровские, Матвеевы, Морковы), и гербы их помещены в одном отделении с гербами дворян, не имеющих титулов. Наконец, как Петр Великий, так и преемники его за особенные заслуги престолу и отечеству возводили прямо в графы, и прежде других такого отличия удостоился род Шереметевых (в 1706 г.) Герб их описан выше. Мы остановимся на Головкиных, графах Римской империи с 1707 г., возведенных в русские графы в 1709 г., и на дипломе, выданном им по этому случаю в 1710 г. Заметим, вообще, что для отечественной истории сведения, сообщаемые в подобных дипломах, очень важны во многих отношениях и собрание этих материалов было бы драгоценным приобретением для науки. Не меньшего внимания заслуживают эти документы и со стороны русского геральдика, потому что описание и иногда объяснение герба, видимого свидетеля заслуг, составляет существенную часть этих грамот, в которых всегда и помещается живописное изображение герба. Считая излишним печатать здесь вполне те графские дипломы, которые не были еще изданы и которые удалось нам собрать, мы приведем из диплома 1710 г., данного графу Головкину, начало и конец, тем более что форма их осталась почти без изменения до настоящего времени.

Диплом этот начинается так: "Божиею споспешествующею милостию мы пресветлейший и державнейший великий государь, царь и великий князь Петр Алексеевич; всея Великия и Малыя России самодержец (следует пространный титул) будущих веков на память объявляем настоящею нашею жалованною грамотою всем: Аще данная нам от Всевышнего самодержавная власть во Всероссийском нашем наследном и принадлежащих к оному пространнейших царствиях и государствах тако распространяется, что вся достоинства и высокие степени чести во оном издавна обыклые и по воле нашей возведенные, каждому по заслугам и по милости нашей раздавати, в благоволение нашем состоит, обаче в награждении знатных степеньми чести и титулов в нашем царствии богатодарность нашу сими обыкли есмы пределы заключать, рассмотряя чрезвычайные заслуги и высокое достоинство онаго, его же на степень знатнейшаго графскаго преимущества возвести соизволим". Исчисление заслуг, стяжавших Головкину право на это отличие, занимает большую часть диплома, который оканчивается так: "Того ради мы пресветлейший и державнейший великий государь, царь и великий князь Петр Алексеевич самодержец Всероссийский нашего Всероссийского царствия и государств вернолюбезным подданным как духовным высшия и нижния степени, так и мирским, в нашем царского величества синклите обретающимся, принцам или князьям и прочим высоким министрам, в войсках же наших на земле и море служащим фельдмаршалам и адмиралам, генералам и вице-адмиралам и прочим вождем и высокаго и низкаго чину офицерам, такожде благоурожденным нашим дворянам и всем вообще и коемуждо особно, гражданским канцелярийским верховным и нижним служителям и земскаго чина президентам и бургомистрам и мещанам и всем Всероссийскаго нашего царствия подданным всякого чина, милостиво повелеваем, и указом нашим имянным утверждаем; а прочих потентатов, принципов и князей братски и любезно просим и желаем, дабы помянутаго нам и Всероссийскому нашему царству вернолюбезного Римскаго и Российскаго государств графа Гаврила Ивановича Головкина и законных его детей и наследников мужеска и женска роду нисходящей линии, в вечныя времена, в рассуждении к нам и к царству нашему помянутыя его верныя службы, нашим и Римскаго и Российскаго государств графом признавали, почитали, писали и именовали и по милостивому нашему возвышению председательство в духовных и сенаторских советах по достоинству оному позволяли и прочие преимущества и почтения отдавали, якоже брата нашего любезнейшаго, пресветлейшаго и державнейшаго Иосифа, избранного Римского цесаря и иных, ему данной диплом в себе содержит, которую сею нашею царскаго величества милостивою жалованною грамотою купно во всем подтверждаем и подданным нашим оной приймать и потом исполнять повелеваем, под опасением преступникам нашего царскаго величества гнева и пени ста фунтов чистаго золота, из которой половина в казну нашу, а остаточное же тому озлобленному доправлено быть имеет без всякой пощады, не смотря лица или чина; прочих же Потентатам, Принцыпом и Князем в таковых же мерах воздавати обещаем; якоже во свидетельство сей нашей к помянутому нам вернолюбезному графу Гаврилу Ивановичу Головкину милости и достойнаго возвышения прилагаем нашу и Всероссийскаго нашего царствия печать, при подписании нашей царской руки" (Ср.: Древняя российская вивлиофика. Т. 11. С. 483; Графский диплом Зотову от 1713 г).

Графские дипломы императоров Священной Римской империи писались на латинском языке и составлялись по сведениям, которые сообщались от нашего двора, как то доказывает хранящаяся в Румянцевском Музеуме в подлиннике за подписанием австрийского императора Карла грамота от 1714 г. на графское достоинство Андрею Артамоновичу Матвееву. Она писана на восьми пергаментных полулистах (in 4°), оболчена в парчу и заключает в себе, кроме подробного описания происхождения и заслуг рода Матвеевых, изображение герба их красками и удостоверение, что австрийским правительством к родовому гербу Матвеевых прибавлены почетные эмблемы. В соответствие с новым званием графа, Матвеева велено было именовать Hochwohl-geboren, Высокородным. Впрочем, форма изложения такая же, как в русских дипломах на графское достоинство: после пространного титула Римского императора и предисловия с изложением прав государя награждать заслуги и высшими степенями отличий следует исчисление тех подвигов, которые сделали Матвеева достойным такого отличия. В конце диплома предписывается всем и каждому уважать пожалованного и воздавать ему должные по достоинству почести, под опасением за противное государева гнева и пени в сто марок чистого золота, из которых одна половина поступает в казну, другая в пользу обиженного.

Общие приметы гербов лиц, пожалованных княжеским достоинством, состоят в том, что гербы их покрываются мантиею, опускающеюся из-под княжеской шапки (см. с. 49). Верх мантии бархатный, малиновый, подбой горностаевый. На щите помещается обыкновенно три шлема, реже число их простирается до пяти (гербы князей Меньшиковых I, 15; Вязмитиновых X, 6), из них средний бывает открыт впрям, а крайние ставятся боком (в три четверти), забралом к среднему. Короны бывают иногда на всех шлемах обыкновенные дворянские (напр., у князей Лопухиных IV, 6) ; чаще, однако, средний щит покрывается княжескою шапкою и поддерживает императорского орла, увенчанного тремя коронами. Шлемы могут быть украшены нашлемниками, которые или соответствуют эмблемам, помещенным в щите, и служат им дополнением, или прибавлены для почета и за особенные заслуги.

Присвоенная графским гербам корона есть золотая о девяти зубчиках или перлах; она полагается или только на шлеме (герб графов Мусиных-Пушкиных I, 17; Чернышевых I, 20), иногда на каждом из трех шлемов или на щите (Графы Татищевы, имеющие по происхождению от удельных князей право на княжеские мантию и шапку, покрывают графскою короною только щит (VII, 5), удерживая прочие атрибуты княжеских гербов (с. 238)) и среднем шлеме (герб графов Гудовичей IX, 4; Дибича-Забалканского X, 13; Каменских V, 9; Кушелевых IV, 11; Паниных I, 25; Протасовых VIII, 5; князей Варшавских, графов Паскевичей-Эриванских X, 3, 14; Разумовских I, 21; Румянцовых III, 4; гр. Шереметевых II, 10; Строгановых II, 16; Салтыковых II, 15; Толстых II, 12 и др.) или, наконец, повторяется, кроме щита и шлема, на маленьком щитке, помещенном в сердце герба и заключающем в себе родовую эмблему (герб графов Головкиных I, 16).

Шлемов в графских гербах по большей части три, и только редко шлем бывает один (гербы гр. Бестужевых-Рюминых I, 19; Бобринских I, 27; Головкиных I, 16; Мусиных-Пушкиных I, 17; Разумовских I, 21; Чернышевых I, 20; Шереметевых II, 10 и др.). Нашлемники (если они есть) состоят по большей части из родовых эмблем, которые помещаются или на среднем шлеме (гербы графов Головкиных I, 16; Минихов I, 18; Разумовских I, 21), или на одном из боковых (гербы гр. Завадовских I, 31; Потемкиных I, 26). В нашлемнике также находят себе место особенно почетные эмблемы, которые или пропущены в щите, или так важны, что повторяются (герб графов Толстых II, 12).

Далее, общая княжеских и графских гербов (за немногими исключениями, напр., герба графов Мусиных-Пушкиных I, 17) примета состоит в помещении в них русского императорского или римско-германского орла или, наконец, того и другого. Оба они черные и двуглавые, но первый увенчан тремя императорскими коронами и имеет на груди или московский герб или вензель государя, пожаловавшего графское достоинство (хотя бывает иногда и без этих примет); второй же орел, т.е. герб Священной Римской империи, отличается кружками (диадемою) вокруг глав орла. Помещение в графском гербе русского или римского орла зависит от того, кем достоинство это пожаловано. Если изображены оба герба, значит, что лицо первоначально было возведено в графы Римской империи и потом пожаловано тем же достоинством в России. В обоих случаях место, которое предоставляется орлу, бывает чрезвычайно различно. А именно: 1) в гербе графов Разумовских (I, 21) весь щит герба, разбитый на два поля: правое золотое и левое черное, занят изображением двоеглавого коронованного орла переменных с полями цветов, и на груди орла, в голубом щитке, помещена родовая эмблема, повторяющаяся и в нашлемнике, т.е. серебряная, двумя красными стрелами с обеих сторон поперек пробитая лата. В гербе графов Перовских на персях подобного же орла олень; 2) в нашлемнике, над графскою короною (гербы графов: Безбородко I, 29; Блудовых; Бобринских I, 27; Бутурлиных I, 22; кн. Варшавских, гр. Паскевичей-Эриванских X, 3, 14; Воронцовых I, 28; Вязмитиновых X, 6; Гудовичей IX, 4; Завадовских I, 31; Зотовых VIII, 3; Зубовых VI, 4; Курута X, 11; Ламбздорфов X, 5; Меньшиковых I, 15; Морковых I, 60; Паниных I, 25; Потемкиных I, 26; Салтыковых II, 15; Сиверс VII, 4; Строгановых II, 16; X, 12; Толстых II, 12; Толь X, 15); 3) в вершине щита (гербы графов: Аракчеева IV, 15; Безбородко I, 29; Бестужевых-Рюминых I, 19; Васильевых VII, 6; Вязимитиновых X, 6; Дибича-Забалканского X, 13; Канкриных X, 16; кн. Ливен Х, 2; гр. Остерманов II, 13; фон-дер-Пален IV, 10; Протасовых VIII, 5; Суворовых II, 14; Толь X, 15); 4) в сердце герба (гербы графов: Бобринских I, 27; кн. Варшавских, гр. Паскевичей-Эриванских X, 3; 14; Каменских V, 9; Ламбздорфов X, 5; Меньшиковых I, 15; фон-дер-Остен-Сакен III, 5; Ростопчиных IV, 12; Румянцевых III, 4; Строгановых II, 16; X, 12) или, наконец, 5) в разных частях щита, причем орел помещается или целый или в разделениях (гербы графов: Бутурлиных I, 22; Головкиных I, 16; Ефимовых VII, 3; Минихов I, 18; Орловых I, 23, 24; Орловых-Денисовых VIII, 4; Потемкиных I, 26; Румянцевых III, 4; Салтыковых II, 15; Толстых II, 15; Чернышевых I, 20).

По некоторым атрибутам орла можно узнать, в какое время пожаловано графское или княжеское достоинство, а именно: при государе императоре Павле Петровиче на груди орла нередко помещались заглавная буква П под императорской короною и под нею цифра 1 (гербы графов: Аракчеева IV, 15; Буксгевден I, 32; Дмитриевых-Мамоновых I, 30; Завадовских I, 31; Кушелевых IV, 11; Кочубеев IV, 13; Кутайсовых IV, 14; Лопухиных IV, 6; фон-дер-Пален IV, 10; Ростопчиных IV, 12; Строгановых II, 16). В некоторых гербах того же царствования означенный вензель положен на Мальтийском кресте (гербы: князей Аргутинских-Долгоруковых V, 6; графов Орловых-Денисовых VIII, 4).

Шифр государей императоров Александра Павловича и Николая Павловича виден на груди двуглавого орла в гербах лиц, пожалованных княжеским и графским достоинствами в эти царствования (гербы графов: Вязмитиновых X, 6; Гудовичей IX, 4; Ламбздорфов X, 5; Строгановых X, 12; Толь X, 15); заслуги же в два царствования объясняют помещение на груди орла двух царских вензелей; напр., когда в 1799 г. штатс-дама Шарлотта фон-Ливен была возведена в графское достоинство, над родовым гербом Ливенов помещен двуглавый орел, имеющий на груди, в голубом щитке, имя государя императора Павла Первого (IV, 9), а когда в 1826 г. графиня Ливен возведена с потомством в княжеское Российской Империи достоинство, с титулом светлости, рядом с описанным щитком, на груди орла, помещен другой такой же с высочайшим именем государя императора Николая I, в знак монаршего благоволения (X, 2). Тем же объясняется, отчего в гербе графов Кочубеев (IV, 13) на груди орла, в вершине щита, изображен вензель только государя императора Павла Петровича; в княжеском же их гербе (X, 4) орел с этим вензелем помещен в нашлемнике, а в сердце щита, на золотом щитке, виден Российский государственный герб с буквою П.

О девизах и щитодержателях в гербах княжеских и графских будет упомянуто ниже, в отделе о дворянских гербах. Теперь же мы перейдем к гербам лиц, пожалованных баронским достоинством. Дипломы на этот почетный титул по форме своей мало отличаются от графских. При Петре Великом в 1721 г. такой диплом был пожалован государственному подканцлеру, тайному советнику Петру Павловичу Шафирову.

Отличительный признак баронских гербов состоит в баронской плоской короне (в роде бурелета), которая полагается на шлеме (гербы баронов: Колокольцевых VIII, 6; Местмахеров VII, 7; Строгановых I, 34; Фридрихсов I, 35; Черкасовых III, 6) и может повторяться на щите (гербы баронов Раль IX, 6; Роговиковых IX, 7; Щтиглицев X, 18). Шлемов на этих гербах бывает иногда два, но чаще на баронской щит ставится один шлем, над которым, равно как над короною, может быть помещена родовая эмблема (напр., у баронов Строгановых — медвежья голова I, 34).

Российский государственный герб помещается в баронских гербах иногда в вершине (гербы баронов Меллер-Закомельских I, 36; Ралей IX, 6; Роговиковых IX, 7) или в другой части щита (герб баронов Вельго V, 10).

В гербах лиц, пожалованных из дворян сперва баронским, потом графским достоинством, из трех шлемов на среднем полагается графская корона, из крайних на одном — обыкновенная дворянская, на другом — баронская (гербы графов: Аракчеева IV, 15; фон-дер-Пален IV, 10).

Вокруг графских и баронских гербов намет такой же, как и в гербах дворян, не пользующихся почетным титулом, и состоит из листьев, обнимающих щит. Цвета намета те же, какие главной эмблемы и главного поля, если эмблем в гербе несколько; если же фигура в щите одна, то цвета' поля и эмблемы повторяются в намете. В нашей геральдике принимается также за правило: не помещать краски на краску и металла на металл. Оттого и намет, представляющий повторение цветов щита, имеет верх цветной и подбой металлический.

Эта правила вполне применимы и к гербам дворян без почетных титулов. В гербах этого разряда щит обыкновенно покрывается одним шлемом: он ставится впрям, бывает подложен красным и имеет шесть золотых решетин. На шее, на золотой цепи, нередко висит золотая корона. У некоторых татарских родов мы видели (с. 333) вместо описанных атрибутов дворянских гербов - чалму. Иногда шлему придается форма нынешних касок с забралом (герб Киреевых X, 46), или его покрывает боярская шапка (герб Шетиевых IV, 21), но эти изъятия редки и составляют отступление от правил.

Нашлемник состоит обыкновенно из страусовых перьев, числом трех или пяти, равно как из особенных фигур, которые составляют по большей части вторую половину эмблем в щите, хотя бывают случаи, что в нашлемнике помещается такая фигура, которая не могла найти себе места в гербе или которую хотят особенно выдвинуть.

Щитодержатели, кроме происхождения рода, употребляющего герб (ср. с. 49), свидетельствуют о заслугах лица, о том, в каких действиях, в какой части России и на каком поприще оно отличилось. Считаем достаточным объяснить мысль нашу следующими примерами: в гербе графа Аракчеева (IX, 3), который в качестве генерал-инспектора артиллерии и управляющего военным департаментом так много способствовал усовершенствованию у нас оружия и вообще военного дела, щит держат с правой стороны артиллерист, с левой гренадер; у гр. Безбородко (I, 29) щитодержатели — скифы с непокровенными главами, из них стоящий с правой стороны держит стрелу, с левой масличную ветвь; у князя Варшавского графа Паскевича-Эриванского (X, 3, 14) по сторонам щита поставлены с правой гренадер, с левой воин в одежде кавказских народов; у князя Меншикова — два солдата (I, 15); у князя Лопухина, бывшего министром юстиции, щитодержатели с правой стороны герба - богиня, имеющая в руках весы правосудия, с левой — воин со знаменем (IV, 6); у графа Миниха (I, 18) с правой стороны герба стоит воин, имеющий на шлеме каменную стену с геометрическим в руке рисунком, воин же с левой стороны держит на плече карабин; у Морковых, графов Римской империи, щитодержатели — два сармата, из которых стоящий с правой стороны держит золотую саблю, обвитую дубовой ветвью, с левой сидящий имеет при бедре саблю и опирается на отрубок; у гр. Орловых-Денисовых (VIII, 4), Платовых (IX, 5) и у Потемкиных (I, 26) по сторонам герба видны казаки; герб графов Разумовских (I, 21) держат с одной стороны скиф с колчаном, стрелами и луком, с другой — малоросс; гр. Сперанского — с правой стороны тобольский городовой казак, с левой — бурят; о подвигах Шелехова, жертвовавшего жизнью и состоянием для присоединения к России жителей Северной Америки, свидетельствуют два американца, держащие его герб: один из них имеет в руке Меркуриев жезл, другой якорь (IV, 143).

Девизы состоят у нас почти всегда из выражений на латинском или русском языке, заключающих в себе правила жизни и деятельности. Мы исчислим главнейшие девизы наших гербов:

Гр. Аракчеева: Без лести предан (IV, 15; X, 3) ;

Гр. Безбородко: Lahore et zelo, т.е. трудом и усердием (I, 29);

Гр. Бестужевых-Рюминых (I, 19) : in Deo salus mea, т.е. в Боге мое спасение;

Гр. Бобринских (I, 27) : Богу слава, жизнь Тебе;

Брискорнов (IV, 144) : Tu Numinis instar mihi, т.е. Ты для меня подобие Божества;

Гр. Брюс (II, 11) : Fuimus, т.е. мы были;

Гр. Воронцовых (I, 28) : Semper immota fides, т.е. верность никогда непоколебимая;

Гр. Вязмитиновых (X, 6) : путем правды и усердия;

Гр. Головкиных (I, 16): dedit haec insignia virtus, т.е. доблесть дала эти отличия;

Гр. Гудовичей (IX, 4) : armis et labore, т.е. оружием и трудом;

Гр. Дибича-Забалканского (X, 13) : suum cuique, т.е. всякому свое;

Донауровых (IV, 142) : Tibi soli, Тебе Единому;

Гр. Завадовских (I, 31): Fieri praestat, guam nasci, т.е. лучше быть пожалованным, чем родиться (графом) ;

Гр. Зотовых (VIII, 3) : верность и терпение;

Зыбиных (III, 76) : fuimus, т.е. были;

Искрицкого (VI, 154): Помяну милость Твою в роды родов;

Гр. Канкриных (X, 16) : Labore, т.е. трудом;

Гр. Клейнмихель: усердие все превозмогает;

Гр. Кутайсовых (IV, 14) : живу одним для одного;

Гр. Кушелевых (IV, 11): Единому предан;

Гр. Ламбздорфов (X, 5): Богу предаю всю надежду;

Кн. Ливен (X, 2): Богу и Государю;

Кн. Лопухиных (IV, 6) : Благодать;

Мануцци (VI, 133) : Твой есмь аз, спаси мя;

Гр. Матвеевых: laboribus, meritis: virtute ас sanguine, т.е. трудами, заслугами: храбростью и кровью;

Мусиных-Юрьевых (VII, 171): Сила Бога в немощи совершается;

Обольяниновых (IV, 62) : твердостью и усердием;

Гр. Орловых-Денисовых (VIII, 4) : службою и храбростью;

Гр. фон-дер-Пален (IV, 10): Constantia et zelo, т.е. постоянством и усердием.

Кн. Варшавских, гр. Паскевичей-Эриванских (X, 3, 14): честь и верность;

Гр. Перовских: не слыть, но быть;

Гр. Платовых (IX, 5) : за верность, храбрость и неутомимые труды;

Гр. Поццо де Борго (X, 10) : virtute et consilio, т.е. храбростью и советом;

Гр. Ростопчиных (IV, 12) : честью и верностью;

Гр. Разумовских (I, 21): Faman extendere factis, т.е. славу (должно) увеличивать деяниями;

Гр. Румянцевых (III, 4) : Non solum armis, т.е. не только оружием;

Гр. и кн. Салтыковых (II, 15; IX, 2): за верность, усердие и труд;

Гр. Сперанского: Sperat in adversis, т.е. и в несчастьи надеется;

Столыпиных (X, 31) : Deo spes mea, т.е. на Бога моя надежда;.

Гр. Строгановых (X, 12): Ferram opes patriae, sibi nomen, т.е. Отечеству принесу богатство, себе (оставлю) имя;

Гр. Толь (X, 15) : Бог моя надежда;

Шелехова (IV, 143) : Верою и усердием.

В редких случаях значение девиза объясняется эмблемою, помещенною в гербе; напр., у гр. Блудовых герб состоит из орлиной лапы, под нею девиз: nоn in aves, sed in angues, т.е. не на птиц, а на змей; у Державиных в нашлемнике рука держит звезду, девиз: Силою вышнею держуся (V, 38); в гербе Копиевых (VII, 92) изображены в серебряном поле вылетающие из облаков громовые стрелы, которые ударяют в гору, выходящую из моря, девиз гласит: не поколеблет; у Кочубеев (гр. и кн.) сердцу и пламени соответствует девиз: elevor ubi consumor, т.е. когда подымаюсь, поглощаюсь (III, 49; IV, 13; X, 4) ; у Майковых в гербе конь, девиз: не останусь (III, 67); у гр. Остерманов (II, 13) родовая эмблема пальма, девиз: nес sol, nес frigora mutant, ни зной, ни стужа не изменяет.

Кроме примет, свойственных всем дворянским гербам или большей их части, есть еще признаки, отличающие особые их виды. Сюда относятся т.н. лейб-кампанские гербы, оставшиеся до сих пор у очень многих дворянских фамилий в память существования полка или роты, оказавшей особенную верность императрице Елисавете Петровне при восшествии ее на прародительский престол. Сама государыня наименовала себя капитаном Лейб-кампанской роты, капитан-поручиком был назначен полный генерал армии, поручиком генерал-лейтенант и т.д., в унтер-офицерах, капралах и рядовых служило много знатных дворян. Прочих, хотя бы и не дворянского происхождения, но оставшихся верными законной государыне, велено было внести также в дворянскую книгу и на память будущим поколениям сочинить им гербы, в которых одна половина должна быть общая для всех по особо утвержденному рисунку, а в другой повелено сохранить родовые гербы, если они были, или поместить вновь данные эмблемы (Указ 1741 г. дек. 31 (№ 8491). Именной; Указ 1749 г. июля 21 (№9653). Сенатский). В 1742 г. проект лейб-кампанского герба был утвержден и заключает в черном поле золотое стропило с изображением трех лопнувших гранат, над стропилом означены две серебряные пятиугольные звезды, под стропилом видна одна такая же звезда. Описанная эмблема в большей части гербов этого разряда занимает правую половину щита, в очень немногих (гр. Воронцовых I, 28 и Шуваловых) — вершину. Щит увенчан дворянским шлемом, которого забрало обращено вправо, на шлем наложена лейб-кампанская гренадерская шапка с страусовыми на ней перьями красным и белым; по сторонам шапки видно два орлиных черных крыла и на каждом из них по три серебряных звезды. У пожалованных графским достоинством лиц, имеющих такой герб, описанная шапка между орлиными крыльями покрывает один из шлемов (герб графов Воронцовых I, 28). Девизом лейб-кампанских гербов повелено быть выражению: "за верность и ревность" (Указы: 1742 г. окт. 15 (№ 8639). Высочайше утвержденный доклад Сената; 1742 г. нояб. 25 (№ 8666). Здесь исчислены имена лиц, служивших в лейб-кампанской роте; 1749 г. дек. 7 (№9690)). При тогдашних средствах Герольдии трудно было найти достаточное количество живописцев, которые бы изготовили для всех пожалованных лейб-кампанскими гербами дипломы и патенты. Отовсюду были сбираемы художники, неоднократно делались подтверждения об окончании этой работы (Указ 1749 г. июля 21 (№ 9653). Сенатский), и гербы даны многим лейб-кампанцам, но не всем. Исчисляя помещенные в Гербовнике, мы, чтобы не описывать эмблем, вошедших в каждый из них, заметим, вообще, что, кроме сохраненных родовых эмблем, в левой стороне рассеченного на две половины щита помещались: оружие разного рода, хлебные растения, снопы, пчелы, равно как фигуры, соответствовавшие прозванию лица. В алфавитном порядке гербы эти суть: Андреева (III, 121); Андреевских (III, 137); Балашевых (II, 136); Барсуковых (VI, 156); Булатовых (III, 135); Бурцовых (III, 100); Волковых (III, 120; VI, 70); Вороновых (III, 134); Гавриловых (I, 98); Горюновых (I, 96); Григорьевых (III, 122); Дехтяревых (I, 94); Екимовых (III, 138); Жардиных (III, 119); Журавлевых (I, 90); Заворуевых (III, 140); Зотовых (I, 92); Зыкиных (III, 139); Игнатьевых (I, 89); Картавцевых (VIII, 55); Карташевых (I, 99); Козловых (II, 137); Кузнецовых (III, 124); Лаптевых (III, 123); Ласунских (VIII, 29); Лукиных (VIII, 117); Лучковых (III, 133); Мартыновых (VII, 17); Маскиных (III, 130); Матеровых (III, 128); Михайловых (II, 140); Муравьевых (II, 138); Нечаевых (III, 141); Охлестышевых (III, 116); Подрезовых (III, 126); Рахманиновых (IV, 134); Русеновых (II, 139); Рябиковых (I, 97); Савиных (III, 115); Семичевых (I, 95);. Суриных (I, 93); Трусовых (III, 118); Увакиных (III, 129); Улучкиных (I, 91); Ухтомских (III, 127); Храповицких (II, 127); Черносвитовых (VIII, 70); Шаминовых (III, 117); Шаминых (III, 131); Шераповых (III, 132); Шуриновых (III,136).

В 1762 г. лейб-кампанская рота уничтожена, и служившие в ней распределены по другим полкам и службам: иные совсем уволены (Указ 1762 г. марта 21 (№ 11480). Именной).

Нам остается еще показать, как в разные царствования в гербах означалось самое их пожалование. Это такие приметы, по которым при первом взгляде на герб можно положительно определить время его дарования или увеличение почетными эмблемами; так, гербы, пожалованные в царствование императрицы Екатерины II, нередко отличаются императорскою короною в горностаевом или ином поле, помещенною в вершине или другой части герба (Гербы Ганов I, 129; Гогель I, 141; Еврейновых I, 108; Лебедевых I, 145; Михайловых I, 137; Облеуховых II, 114; Фалеевых I, 113; Шешковских I, 115; Яковлевых I, 116). Такая корона занимает иногда все поле щита в гербе (герб Ивановых I, 142).

Гербы, жалованные при государе императоре Павле Петровиче, нередко отличаются государственным гербом с положенным в сердце его мальтийским крестом (герб Мусиных-Юрьевых VII, 174), или вензелем государя (см. выше и герб Искрицких VI, 154), или, наконец, повторенными четыре раза и сложенными в крест вензелями П (герб Брискорнов IV, 144).

§ 98. Эмблемы, соответствующие разным заслугам. Исчисляя заслуги, вознаграждение за которые хотели увеличить внесением в герб эмблем, им соответствующих, мы начнем с важнейших: подвигов преданности государю и престолу, а затем разделим гербы, сообразно заслугам лиц, ими пожалованных, на относящиеся к службам: придворной, военной и гражданской. Такое разделение, с одной стороны, облегчит для нас обозрение до чрезвычайности разнообразных гербов, а с другой — оказывается удобнее для того, кто пожелал бы воспользоваться нашими наблюдениями при выборе себе герба. Важнейшие гербы будут описаны в подробности, на другие (чтобы не обременять книгу излишними выписками из Гербовника) будут сделаны указания. Считаем нелишним заметить при этом, что геральдический язык всех стран и народов имеет одни и те же эмблемы для выражения известных качеств, добродетелей и заслуг. Исчислив разные виды этих фигур выше и показав их значение, мы считаем себя вправе не повторять здесь того же, а прямо приступаем к нашему перечню.

Герб Кочубеев останется навсегда свидетельством преданности государю и отечеству, запечатленной некогда кровью Василия Леонтьевича Кочубея, который в качестве генерального малороссийского судьи открыл Петру Великому измену Мазепы и по проискам гетмана пал на плахе (Бантыш-Каменский Д. Н. Указ. соч. Т. 3. С. 97 и след). В ознаменование того потомству Кочубея пожаловано в герб красное сердце с означенными на нем двумя золотыми крестами, положенное в голубом поле. Это родовое знамя Кочубеев (III, 49) помещается в графском и княжеском гербах этой фамилии (IV, 13; X, 4).

Эмблема сердце, означенное или одно, или на груди орла (грб. графов Зотовых VIII, 3; князей Меньшиковых I, 14), или между орлиными крыльями нередка в наших гербах, как нередко то чувство, которого она служит выражением. Таковы грб. графов Кушелевых (IV, 11); Аплечеевых (VI, 72); Ефименковых (IX, 149); Жеребцовых (II, 40); Кутайсовых (IV, 14); Легкобытовых (X, 109); Макаровых (VI, 132); Плаховых (VII, 134); Плещеевых (I, 44) и др. (ср. Аксак). Та же доблесть выразилась в гербе графов и князей Ливен. Древний родовой герб этой фамилии состоит из положенных в красном поле трех золотых лилий, окруженных семью золотыми звездами. Под ним изображены две лежащие накрест лилейные ветви, на которых шесть лилий, означающие воспитание, данное штатс-дамою Ливен их императорским высочествам великим княжнам (IV, 9; X, 2).

В гербе Шервуд-Верного верность присяге выражена следующим образом: верхнюю половину надвое разбитого щита занимает под российским гербом изображение вензеля государя императора Александра I в лучах; в нижней части, красного цвета, видна выходящая из облаков рука, поднятая вверх со сложенными перстами, как у присяги (X, 120).

Придворная и дворцовая службы объясняют гербы: 1) Божковых (I, 101): в щите голубого цвета изображена поющая серебряная сирена в золотой на главе короне, имеющая распущенные по плечам власы и держащая в правой руке музыкальную нотную книгу, в левой свой плеск, обращенный вверх. Та же сирена выходит в нашлемнике. Предок этой фамилии, находясь певчим при высочайшем дворе, пожалован гербом и дворянским достоинством в 1743 г.; 2) Коченевских, родоначальник которых был басистом при дворе императрицы Елизаветы Петровны. В вершине их герба (I, 103) видна в золотом поле красного цвета арфа, которая повторяется и в нашлемнике; в нижней, пространной части голубого цвета означено три золотых кочня (в соответствии с фамилиею); 3) та же арфа, в серебряном поле, видна в нижней части надвое разбитого герба Полторацких, в котором вершина голубого цвета занята изображением трех серебряных крестов трилистной формы. Щит увенчан обыкновенным дворянским шлемом, на который положен дворянский бурелет; а на поверхности его виден выходящий до половины серебряный лев, обращенный вправо; передними лапами он держит бунчук, имеющий голубую оправу и древко черного цвета (II, 142). Арфа свидетельствует о пожаловании герба в 1763 г. полковнику Полторацкому, бывшему начальником придворной вспевальной музыки; 4) герб Захаровых (V, 149): в верхней, голубой, половине надвое разбитого щита изображен золотой улей с летящею над ним золотою пчелою; в нижней, рассеченной, половине правое, серебряное, поле занято арфою, левое, красное — лампадою с курящимся светильником; и 5) в гербе Скорняковых (I, 100), имеющем зеленое поле, изображена половина серебряного коня с двумя передними ногами, в красном каретном уборе, с завязанным назад поводом и поставленною на голове между раздвоенным страусовым красным пером такого же цвета щеткою; у коня мундштук, кисть у повода и яблоко под щеткою золотые. По указу 1742 г. Скорняков за верную службу в штате придворной конюшни был пожалован в дворяне.

Отличия на поле брани знаменуются различно, смотря по виду службы, т.е. сухопутной, морской, в артиллерии и т.д., причем общею приметою гербов этого рода остается изображение в них оружия, а именно: меча в руке (гербы Автамоновых X, 72; Богдановых VI, 81; Беленихиных VIII, 37; Волжинских VII, 191; Потемкиных I, 26; II, 65; Сологубовых X, 102; Семичевых VI, 64; Шевцовых III, 83; Щекиных VIII, 140 и др. Ср. выше), скрещенных мечей, ружей, сабель, стрел (гербы Бредихиных VIII, 33; Брозиных I, 123; Белавиных I, 124; Жилинских VII, 142; Зубатых VIII, 41; Карамзиных V, 62; Кашинцовых VIII, 36; Конаковых VIII, 28; Кондаковых VII, 96; Кретовых II, 117; Липняговых I, 135; Лисенковых I, 86; Малыгиных VI, 103; Мальцовых VII, 85; Мордвиновых I, 85; Пестовых VII, 23; Протасовых II, 55; VIII, 5; Самсоновых VIII, 50; Селифонтовых III, 31; Сергеевых VII, 2; Синельниковых VIII, 124; Стерлиговых X, 47; Сурминых VIII, 46; Твороговых VII, 82; Траковских VII, 90; Ярцовых IV, 97 и др. Ср. Пелеш), бунчуков, знамен, колчанов, бомб, пушек и т.п. в разных положениях и сочетаниях (гербы Анненских VIII, 153; Бекорюковых VI, 24; Бендерских X, 135; Бобоедовых IX, 17; Вахрамеевых IV, 79; Веневитиновых IV, 87; Вырубовых II, 79; Ельчаниновых IV, 44; Иевлевых VII, 8; Жадовских VIII, 44; Иловайских I, 136; Костюриных VI, 122; Леванидовых II, 125; Облеуховых II, 114; гр. Орловых-Денисовых VIII, 4; Платовых IX, 5; Селевиных IX, 44).

Ту же идею победы над врагом выражает во многих гербах эмблема борьбы с драконом или со змием, эмблема изображена одна или с другими фигурами; а именно: 1) в гербе Денисовых (VII, 89) щит разбит на две половины, из которых верхняя рассечена; правую верхнюю часть занимает выходящая из облаков рука в латах, держащая саблю, левую — золотой крест, окруженный четырьмя золотыми же шестиугольными звездами, а в нижней половине, цвета голубого, выходящая с левой стороны из облаков рука в серебряных латах поражает змия мечом в челюсть; 2) Дуровы (VII, 94) имеют в своем гербе изображение летящего в золотом поле черного одноглавого орла, который держит клювом за голову, а лапами за средину змия с красными крыльями, обернутого в правую сторону; ср. гербы Кордовых (VII, 144); Меркуловых (VI, 21); Офросимовых (V, 39); 3) герб Зыбиных (III, 76) представляет в поле красного цвета, в верхней части, облака, из которых к средней части щита простирается рука, облеченная в серебряные латы; она держит шпагу, которая остроконечием проходит между двух частей перерубленного пополам змия в короне, означенного над рекою. Над головою такого змия видна золотая осьмиугольная звезда, в которую из облаков ударяет огненный луч. В нашлемнике представлена героиня в короне, имеющая в правой руке жезл, в левой змия. Щит держат два воина, препоясанные листвиями и жезлом. Девиз: Fuimus (мы были) ; ср. гр. Любавских (IX, 22); 4) герб Кравковых (IV, 90) представляет в голубом поле, в нижней части, золотую решетку и возле нее воина в серебряных латах, стоящего на хвосте перевившегося около него змея; правою рукою он вонзает в средину змия стрелу, а в левой держит его голову; 5) Сабанеевы имеют в гербе щит, разбитый на две половины: из них в первой части, в голубом поле, изображен черный двуглавый орел с распростертыми крыльями, в нижней, цвета красного, виден всадник на белом коне, облеченный в латы, держащий в правой руке подъятую вверх саблю, в левой - щит и попирающий дракона (X, 137); и 6) герб Языковых представляет в серебряном поле воина в латах и шишаке, поражающего копьем крылатого змия; в левом, верхнем, углу видна выходящая из облаков рука, которая пускает стрелу из натянутого лука (III, 69).

Особенно важные заслуги на военном поприще и подвиги, имевшие следствием приобретение страны или знаменитые победы, объясняют помещение в гербе полководцев гербов особых стран и городов или названий мест. Таковы гербы: 1) князя Варшавского графа Паскевича-Эриванского: в сердце четверочастного его герба изображен Российский государственный герб, который повторяется и в первой четверти; вторую занимает древний герб рода Паскевичей радван (с. 288); в третьей части представлена башня с развалинами крепости, означающими взятие оной, и внизу ее надпись Эриван; наконец, в четвертой части, в золотом поле, виден щит красного цвета с изображением Сирены, которая имеет правую руку, подъятую вверх с мечом, а в левой держит щиток, и на нем герб царства Польского; внизу (его надпись: Варшава (X, 3, 14); 2) верного также истолкователя нашли себе в гербе подвиги князя Италийского графа Суворова-Рымникского; верхнюю половину надвое разбитого щита его занимает в золотом поле черный двоеглавый, увенчанный двумя коронами орел, имеющий на груди голубой щиток с именем государя императора Павла I. В правой лапе орел держит обвитую лаврами шпагу, в левой — королевскую корону, а под орлом представлена карта Италии. В средине нижней половины щита помещен прежний герб Суворовых: в правой, серебряной, половине рассеченного щита кирас, в левой, красной, крестообразно положенные остриями вниз шпага и стрела, а вокруг щитка надпись: за веру и верность, присвоенная сему гербу римским императором Иосифом II при возведении Суворова в графское Римской империи достоинство. Затем в правой части рассеченной в Андреевский крест нижней половины герба изображены: в пурпуровом поле перо, украшенное алмазами, с положенною на нем буквою К (означающего город Кинбурн, под которым Александр Васильевич Суворов одержал победу над турками), под этим пером в красном поле видны две скрещенные шпаги остриями вверх, обвитые лавровыми ветками. С левой стороны изображена в голубом поле туча, из которой вылетающий громовой удар поражает находящийся над рекою Рымником полумесяц, рогами обращенный вниз; под ним, в серебряном поле, сердце (IV, 7; II, 14). Не можем не заметить при этом, что гербы города или края находят себе иногда место также в гербах лиц, которые ими управляли во время особенной опасности или которым область обязана своим устройством. Таковы гербы: 1) графа Вязмитинова, который был комендантом С.-Петербургской крепости и генерал-губернатором столицы с 1805 по 1808 год, равно как и достопамятный 1812 год. Щит в его гербе разделен наподобие Андреевского креста и в сердце его находится родовое знамя Вязмитиновых, т.е. в серебряном щитке, покрытом дворянскою короною, означены четыре реки, одна другой менее, и на верхней золотая лилия. Затем в верхней части, в золотом поле, изображен Всероссийский государственный герб; коронованный двуглавый орел; в боковой, правой, части красного цвета герб С.-Петербургской губернии, т.е. крестообразно два серебряных якоря, рукоятками обращенные вниз, и на них золотой скипетр; в левом, голубом, поле выходящая из облаков рука держит подъятый меч; наконец, в нижней части, в серебряном поле, изображен золотой крест в облаках и под ним крестообразно положены шпага и лавровая ветвь. Щит покрыт графскою короною, на поверхности которой пять шлемов, увенчанных средний графскою, прочие дворянскими коронами и из них на средней находится орел, означенный в гербе, на крайних двух — по льву с поднятым мечом, а на последних, имеющих страусовые перья, с правой стороны положен с.-петербургский герб, с левой — лилия (X, 6); и 2) графа Сперанского, бывшего сибирским генерал-губернатором: щит в его гербе разбит на две половины, из которых в верхней виден вылетающий черный двуглавый коронованный орел и на груди у него в малом красном щитке вензелевое имя ныне благополучно царствующего государя императора Николая Павловича, а в нижней, голубого цвета, представлены два соболя, стоящие на задних лапах и держащие золотые лук и две стрелы, положенные крестообразно остроконечиями вверх (герб Сибири), между ними, вверху, видна серебряная шестиконечная звезда.

Переходя к видам заслуг на поприще военной службы и к эмблемам, им соответствующим, мы остановимся: 1) на службе во флоте и на отличиях в морских боях. Для примера извлекаем из диплома, данного на графское достоинство в 1715 г. адмиралу Федору Матвеевичу Апраксину, объяснение герба, свидетельствующего о заслугах владельца его: "Дабы они (Апраксины) особливую нашего царскаго благоволения и милости склонность искусили, того ради тою же самодержавною властью им и их наследником гербы их родовые последующим образом умножа, вечно впредь употреблять жалуем и позволяем, то есть щит четверочастный, в котором в первой части корона с двумя обнаженными мечами, сквозь оную накрест произшедши, в четвертой шпор златой, оба в красных полях; во второй части корабль, на парусах идущий, предъявляя морские его генерал-адмирала действия в чине адмиральском в службе нашей, с добрым сукцесом показанныя; в третьей же якорь, канатом обвитой, в знак служб его в чине президента Адмиралтейства нашего нам, учиненныя в лазоревых полях, в средине щита орел двоеглавный белый в зеленом поле значит высокую нашу к нему милость, по которой он за службы свои с братом и прочими своими наследниками на степень графскаго достоинства произведены; над щитом украшения обыкновенные, а именно: корона златая графская, из которой выставлены два флага Российские белые с синими крестами, по сторонам той короны два шлема, из которых один на правой стороне имеет над собою якорь, канатом обвитой, а другой на левой стороне — корону графскую златую, из которой происходят два крыла орловые распростертые" (Грб. III, 3; II, 45). Корабль также свидетельствует об отличиях на море в гербах: князей Меншиковых (I, 15); Аргамаковых (в серебряном поле изображен военный корабль с парусами, плывущий по воде; в нашлемнике видна рука в латах, держащая три стрелы, обращенные остроконечиями влево, II, 115) ; Бачмановых (X, 70) ; Еремеевых (щит разделен на четыре части, из них первая занята изображением морского серебряного судна с распущенными парусами, вторая, красного цвета, — серебряным якорем, имеющим на поверхности анкершток из черного дуба; третья — положенными накрест серебряными с золотыми рукоятками мечом и бердышем, и, наконец, в четвертой, в голубом поле, виден свернутый канат, означенный серебром, III, 96); Козарского: будучи командиром брига "Меркурий", он во время сражения с турками в мае месяце 1829 г. отличил себя достославным подвигом, вышедши победителем из беспримерного боя, выдержанного бригом Меркурием против двух неприятельских линейных кораблей; за такой подвиг, в числе других наград, велено было внести в герб Козарского пистолет, избранный им и другими офицерами для взорвания на воздух брига, при невозможности продолжать бой - X, 122; ср. гербы офицеров того же брига; у них у всех такой же пистолет; Притупова (X, 125), Прокофьева (X, 126); Скорятина (X, 123); Масальских (I, 131); Петровых (VII, 133); Политковских (V, 133); гр. Cиверса (VII, 4); Соловцовых (VIII, 51); фон-дер-Флита (X, 136); Шулепниковых (VII, 79) ; Чичагова, известного подвигами своими на море в царствование императрицы Екатерины II: в первой части четверочастного его герба виден в золотом поле вылетающий до половины двуглавый черный орел с двумя коронами; во второй части, в голубом поле, означен золотой вооруженный корабль с адмиральским флагом; в третьей части, в таком же поле плавающий в воде серебряный кит, и в четвертой крестообразно положены в серебряном поле руль и якорь с лавровым венком -VI, 92.

Службу во флоте означают также якоря, флаги и другие принадлежности кораблей. Гербы Апрелевых IV, 63; Белича (щит разбит на две части, в вершине голубого цвета изображена серебряная пятиконечная звезда, в нижней части, в серебряном поле, видна протекающая река Дунай с плывущею галерою, у нее на корме зеленый турецкий флаг с серебряным полумесяцем, а посреди галеры воткнута шпага, обвитая лавровою ветвью, — I, 114); Вакселей I, 111; Гордеевых VII, 61; Головиных, графов Римской империи V, 31; графов Кушелевых IV, 11; Пазухиных IX, 37; Симанских III, 91; Скобельциных (щит в их гербе разделен на четыре части, из которых в первой и четвертой, в голубом поле, изображено крестообразно по серебряному перекладу и над ними по три золотых шара, а во второй и третьей, в красном поле, положен серебряный якорь - II, 89).

Открытия, сделанные нашими мореплавателями, и вообще судоходство объясняют герб Лисянских: в верхней половине надвое разбитого щита в красном поле видна эмблема лис, в соответствии с чем находится лисица в нашлемнике (родовое знамя этой фамилии), в нижней половине представлены в правом, голубом, поле серебряная медаль с изображением на ней корабля и с надписью: 1803, за путешествие вокруг света, 1806, а в левом, золотом, поле — вид на море острова. Щит держат два матроса, имеющие в руках вымпела (X, 114). Ср. гербы Шелиховых (IV, 143); Масленицких (VI, 73); Фалеевых (I, 113).

2) Отличия по службе в артиллерии выражаются пушками и ядрами. Гербы графа Аракчеева (IX, 3; III, 7; IV, 15); Санбурова (I, 128) и др.

3) Гербы лиц, отличившихся на других поприщах военной службы, также не чужды особенных примет. Для образца достаточно привесть герб Горихвостовых, в описании которого будет ясна и служба лица, удостоившегося отличия. В первом, золотом, поле герба этой фамилии изображен разогнутый циркуль острием вверх; во второй, в голубом поле, летящая в левую сторону птица, называемая горихвостка, держит во рту развернутый свиток бумаги; в третьей четверти, в зеленом поле, видны натянутый золотой лук и стрела, обращенная к левому верхнему углу, и, наконец, в четвертом, золотом, поле означены земляной вал и городовая стена с башнею. Щит держат два воина в латах, имеющие в руках по копью (VI, 23).

Из гражданских служеб, оставивших свидетельства в гербах лиц, на этом поприще отличившихся, мы укажем прежде других на дипломатическую службу и для образца приведем описание герба графов Толстых, заимствуя его из диплома на графское достоинство от 1725 г.: "Тою же самодержавною властью мы родовые гербы фамилии Толстых последующим образом умножа, вечно впредь употреблять жалуем и позволяем, а именно: щит большой, разделенный двумя линиями в длину и одною в ширину, имеет шесть частей, из которых три внизу, а три вверху и в средине один щит же; в первой части из верхних поле золотое, в котором половина орла имперского российского, обращенного слева направо, знаменует достоинство графское нашея Империи, во второй поле серебряное, в нем крест св. апостола Андрея, лазоревый, являет за его службы первым в его фамилии удостоенным быть кавалером между высокоблагородными особами и между нашими верноподданными; в третьей поле горностайное, в котором посох золотой маршальский нашего императорскаго двора прямо стоящий, знаменует, что он был верховный маршал, директор во всех учреждениях и августейших церемониях, бывших при нашей торжественной коронации в Москве; из нижних же частей в первой поле шахматное серебряное с красным, в котором корона княжеская золотая, наложена на средину столба зеленого, во особливое вечное свидетельство учиненной от него великой услуги. Во второй поле красное, в нем столб золотой, лежащий на искось верхним концом вправо в угол, а нижним влево к углу же, в середине того столба три глобуса разделены поперег на двое щитового вида, у которых верх серебряный, а низ лазоревый; от того столба в верх влево к углу звезда полярная золотая знаменует чин его придворный и военный, и когда он еще прежде сего при предках наших и блаженной памяти при матери нашей царице и при деверях наших в нашей империи был стольник, а потом капитан нашей гвардии, также и президент в нашей Коммерц-коллегии; третья часть разделена в длину линиею на два поля, из них одно серебряное, а другое зеленое, к той части суть семь башен, имеющих на себе полумесяцы, из тех башен на серебряном поле в длину две башни зеленые, а на зеленом в длину ж две башни серебряные, прочие же три башни суть на самой линии, в длину разделения той части поль, которых башень половины; сущия на серебряном поле зеленые, а на левом серебряные, являет, что он был нашим чрезвычайным и полномочным послом при порте Оттоманской тринадцать лет, где заключил тридесятилетний с турками мирный трактат, и от турок был двоекратно в заточении в крепости, именуемой Едикуле, т.е. седмибашенной, содержан; в среднем щите поле лазоревое, в нем лежит поперег сабля золотая, вдета в уши ключа золотаго, который концем висит вниз сквозь ушей того ж ключа, от нижняго угла правой стороны вверх наискозь в угол влево продета стрела вся серебряная, и от ушей того же ключа вверх в правую сторону видится одно крыло распростерто серебряное, и тако герб, в среднем щите означенный, старинный фамилии Толстых. Над большим щитом суть три шлема, средний шлем серебряный, травы золотыя, а прочие два шлема железные, травы серебряныя с обыкновенными украшениями, из лент золотых, серебряных, красных и лазоревых, над средним шлемом корона графская золотая, перлами украшенная, верх той короны стоит орел наш имперский, знаменующий его быть графа нашея Российские империи; из среди глав онаго орла стоит посох верховного маршала, поверх шлема с правой стороны изобразуется его фамилия, где зрятся два крыла распростерты, из тех одно крыло правой стороны лазоревое, на нем поперег лежит сабля золотая, вдета в уши ключа золотаго, висящаго концом вниз, как видится в среднем щите, второе крыло с левой стороны все серебряное; а поверх третьяго шлема левой стороны стоит чалма солтана Турецкого зеленая, украшенна пелами, над тою чалмою башня, половина ея зеленая, а другая половина серебряная, которая на себе имеет полмесяца; из той башни видится рука согбенная, держащая перо золотое, а по сторонам той чалмы две трубы, одна с правой стороны красная, а другая с левой золотая, провозгласящия славные его в делах поступки. Из-за оных шлемов около щита, который от двух борзых собак поддержан, знаменуя верный и скорый в делах успех, обвешена кавалерия Белаго орла королей Польских, а с трех наша российская святаго апостола Андрея кавалерия" (ср.: Грб. II, 12).

Трудолюбие в службе гражданской и постоянство в исполнении обязанностей, возлагаемых ею, знаменуются в герабх очень часто пчелами, вылетающими из улья или иначе расположенными (в гербах: Авериных X, 131; Ананьевских VIII, 75; Бежиных VI, 86; Бижеичей IX, 159; Богдановых VIII, 152; Бредихиных VIII, 33; Вагановых VII, 175; Гладкого X, 150; Голиковых II, 149; Ефименковых IX, 149; Захаровых V, 149; Зерновых I, 122; Кандалинцовых II, 150; Карташевских X, 147; Латыниных I, 150; Линицких I, 147; Молчановых X, 148; Протопоповых VII, 125; Смирновых VIII, 155; Хлебниковых IV, 145; Христиани X, 139; Чеодаевых X, 85; Шаховых X, 146; баронов Штиглиц X, 18; Яковлевых I, 116; VIII, 158; IX, 150 и др.).

Пальмовое дерево (с. 43) видно в гербах Батвиньевых V, 86; Глотовых VIII, 76; Обртютиных VIII, 49; Сурминых VIII, 46; Топильских IV, 106; Череповых IX, 60 и др.

Бдительность знаменуется журавлем в гербах Анненских VIII, 153; Бекетовых IV, 84; Беклешовых IV, 80; Богаевских VII, 175; Брискорн IV, 144; Вагановых VII, 145; Владиславлевых IХ, 147; Ивановых II, 145; Лонгиновых X, 133; Никитиных X, 60; Смирновых IX, 138; Хвощинских II, 25; Шаховых Х,146.

Минерва, эмблема мудрости, видна в гербе Танеевых. Щит рассечен на три поля; из них в правом, голубом, изображена выходящая из облак рука в золотых латах и с саблею; в среднем, золотом, поле представлена Минерва со щитом и копьем; наконец, в третьей части красного цвета крестообразно положены золотой лук, сабля и золотая стрела, обращенные остроконечиями к левым углам. Над шлемом и короною видны два черных орлиных крыла и между ними три страусовых пера. Щитодержатели с правой стороны — лев, с левой — воин с открытою головою в польской одежде, вооруженный саблею и в руке имеющий золотой лук (VII, 139).

Кроме того, что каждый род службы и каждое занятие могут оставлять в гербах свои отличительные приметы, напр., служба по министерству юстиции — весы правосудия (гербы графа Лопухина IV, 6; Масленицких VI, 73), по медицинской части — изображение змей, несущих во рту целительные травы, Ескулапиев жезл, курительницы (гербы Блоков I, 144; Гауер Х, 149), особенные заслуги знаменуются памятниками, поставленными в гербах лиц, ими отличившихся; таковы изображение Зимнего дворца в гербе его возобновителя, графа Клейнмихеля, образ преподобного Нестора в гербе Шлецера, объяснившего русские летописи, рудокопательные инструменты в гербе Демидовых: родоначальник их Демид Григорьевич Антуфьев и сын его, Никита Демидович, были первоначально кузнецами на Тульском заводе, и последний из них, равно как сын его Акинфий Никитич, прославился разысканием и разработкою железной, медной и серебряной руд, за что грамотою 21 октября 1720 г. они возведены в дворянство, распространяемое дипломом от 24 марта 1726 г. на все потомство Никиты Демидовича. В последней грамоте пожалован этой фамилии следующий герб: верхнюю половину надвое разбитого золотым поясом щита занимают положенные в серебряном поле три зеленые рудоискательные лозы, в нижней части, в черном поле, изображен серебряный молот (II, 135). Ср.: герб Сибиряковых (I, 127).

Из этого краткого обозрения гербов, сохранивших в себе свидетельства о заслугах, которыми приобретено право на пожалование таких отличий, ясно, что различие эмблем так же велико, как и различие заслуг, которым они бывают выражением. Поэтому, представив образцы, мы никак не думаем, что исчерпали все роды и виды заслуг: в каждом частном случае должны быть свои отметки, дело же науки состоит в том только, чтобы уловить общие признаки. В заключение считаем нелишним прибавить, что в одном и том же гербе могут заключаться эмблемы, соответствующие происхождению лица вместе с знаками, свидетельствующими о заслугах членов той же фамилии на разных поприщах, так что герб становится верною и красноречивою летописью, способною в назидание позднему потомству дополняться новыми эмблемами по мере того, как увеличивается число заслуг, которые хотят увековечить.

предыдущая главасодержаниеследующая глава

В продолжение статьи. Купить мужской браслет в москве по материалам http://manestet.ru/index.php/component/jshopping/category/view/35. Браслеты с геральдическими символами, из кожи и стали. Настоящие мужские атрибуты и украшения, подчеркивающие приверженность времени. Создайте свою традицию в аксессуарах, добавьте эмблему или герб.





© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ogeraldike.ru/ "OGeraldike.ru: Библиотека о геральдике, сфрагистике и флагах"