Новости    Библиотека    Ссылки    Карта сайта    О сайте





Консульская легализация документов.

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава семнадцатая. Гербы родов выезжих

§ 89. Из гербов частных лиц не Рюрикова потомства первое место в русской геральдике принадлежит гербам выезжих родов потому, что после княжеских гербов, перешедших с прежних городских и областных печатей и, как было доказано, очень древних, ранее других частных лиц сохранили это отличие благородства фамилии, приезжавшие к нам из стран, в которых прежде им пользовались. Вследствие того при установлении у нас дворянства как сословия, чрез внесение всех его видов и разрядов в родословные книги, которые под наблюдением правительства велено было вести Разряду, прежде других представляли доказательства о принадлежности им гербов и ходатайствовали о их утверждении прибывавшие в Россию чужестранные роды. Держась строго системы исторической и порядка хронологического, мы должны и в самом распределении выезжих родов по странам, из которых они приехали в Москву, начать с тех чужестранных благородных фамилий, которых гербы раньше других утверждены русскими государями. Самое множество поляков и литовцев, приезжавших в Россию и служивших русским царям, было, доказали мы выше, причиною, отчего за этими именно родами начали утверждать гербы в то же самое время, как было уничтожено местничество и когда от дворян стали требовать доказательств благородства их происхождения для внесения в Бархатную книгу. Затем следуют гербы родов, выезжих из Пруссии и Поморских стран вообще, Германии, Италии, земель татарских и иных, более мелких. При этом, однако, мы не коснемся родов, выехавших из таких стран, для которых есть особые гербовники (т.е. Финляндии, Остзейского края и Польши). Изложение гербов, употребляемых дворянством этих областей, слишком увеличило бы нашу книгу, тем более что мы могли бы повторить только давно уже сказанное другими.

Чем же отличаются между собою гербы лиц, выехавших из разных стран? Эмблемами, каждым из них употребляемыми, и внешними геральдическими атрибутами. Последние, впрочем, до того усвоены геральдикою всех стран, что они не могут допускать такого разнообразия, как эмблемы: в последних весь смысл, вся душа герба, и потому они же должны свидетельствовать о том, какой стране и какому народу принадлежат предки лица, употребляющего их в своем гербе. Потому смеем выразить убеждение, что герб служит лучшим дополнением, даже лучшею поверкою, для родословных, которые до сих пор ждут еще тщательной и окончательной разработки. Видя в гербе дворянского рода, ведущего себя из какой бы то ни было страны, положим от татар, эмблемы, общие с другими родами, ведущими себя на основании положительных доказательств, напр., из Пруссии, мы имеем против татарского происхождения сказанного рода немаловажное доказательство. Если на него и нельзя полагаться всегда и с неопровержимою достоверностью, то при других данных этот довод чрезвычайно важен и заслуживает внимания. С другой стороны, дойти до эмблем, общих известному разряду выезжих дворянских фамилий, важно и, скажу более, необходимо потому, что до сих пор еще не всем дворянским фамилиям России пожалованы гербы, и так как число дворян наших постоянно растет, то откроется возможность для вновь избирающих себе гербы определять, на основании существующих примеров, какие фигуры в гербах неизбежны для означения страны, из которой лица эти выехали, буде это род выезжий, точно так, как сравнение гербов, пожалованных за разные заслуги, откроет возможность отыскать эмблемы, соответствующие каждому роду и виду отличий.

Очерк истории русского дворянства показывает, что в благородное сословие наше вошло много владетельных родов, т.е. таких родов, предки которых обладали городами, областями и целыми даже государствами. Конечно, герб провинции или государства не может быть чужд гербу потомков их правителей и государей. В каждом разряде гербов выезжих дворян мы будем приводить сначала гербы таких родов (если они есть), а затем переходить к простым дворянским фамилиям. Бархатная книга вместе с другими родословными и в этом случае, как при изложении гербов княжеских, послужит нам главным источником и пособием.

Что касается до атрибутов герба, то они у нас общие с гербами Западной Европы, и так как история и значение их были уже изложены выше, в первой части нашего труда, то мы здесь отметим одни только особенности. Роды, выехавшие из Западной Европы, не имели никакого повода и основания изменять в гербах своих те общеевропейские атрибуты, в которые, так сказать, вставляется фигура. Рыцарское одеяние, которого точный сколок изображает герб, было обще всей Западной Европе. Нельзя того же сказать о родах, выехавших в Россию из земель татарских и стран Горских. Если вооружение воинов этих земель и имеет много общего с вооружением рыцарским, то им нисколько не сроден рыцарский шлем; потому его должна бы заменять чалма, как мы это видим в некоторых гербах; напр. Нарбековых (IV, 45), Чевкиных (IX, 8), Чириковых (III, 21) и князей Черкасских (II, 9) ; гербы их венчает шапка, имеющая вид чалмы и увенчанная пером. Шапка эта, сказано в объяснении последнего герба, изъявляет знаменитость родоначальника Черкасских князей Инала, который был султаном в Египте. Вообще форма щита и вид шлема находятся в прямом соответствии с происхождением лица, герб употребляющего. Этот признак тем многозначительнее, что допускает те же различия, какие должны выражаться и в эмблемах.

Происхождение фамилии отражается иногда и в щитодержателях гербов, где есть этот атрибут, потому что они не считаются необходимою и существенною принадлежностью герба. Щит держат нередко лица из того же народа, к которому принадлежит и гербовладелец; напр., британцы у Бестужевых-Рюминых, происходящих из Англии (Грб. I, 19), венгерцы у Бутурлиных (I, 22), малороссы у гр. Безбородко и Кочубеев (I, 29; III, 49; IV, 13; X, 4), казаки у графа Орлова-Денисова и Платова (VIII, 4; IX, 5), татары у Барановых, Мамаевых, Колокольцевых и др. (IV, 45; IX, 23; I, 63). Щитодержатели поэтому могут также служить пособием при определении происхождения лица. То же различие должно бы наблюдаться в зверях и птицах, которые нередко держат щиты гербов; но в этом отношении труднее найти какие-нибудь общие правила: одна и та же порода зверей и птиц может безразлично принадлежать нескольким странам, тогда как одеяние, вооружение людей, изображаемых в качестве щитодержателей, выразительнее и не допускают такого смешения. Притом в качестве щитодержателей видим нередко существа мифические, напр. грифов, сирен. Чаще других животных и птиц держат щиты в русских гербах львы и орлы, хотя им не чужды гончие собаки, медведи и т.п. Как на образцы того, в каком соотношении щитодержатели-нелюди могут находиться с происхождением гербовладельца, указываем на гербы: Араповых, который держат два черных крылатых змея (Грб. IV, 98), Козодавлевых, родом из Мекленбурга, чему соответствуют лошади (I, 67), у Строгановых - два соболя (II, 16; X, 12), у Тейльсов, родом из Испании, два мериноса (VI, 131) и др.

Еще несколько общих замечаний о сочетании цветов в гербах должны дополнять наш обзор. Выше мы уже исчислили геральдические цвета, показали их историю, значение и то, как каждый из них обозначается гравировкою. Герб, состоя почти всегда из более чем одной фигуры, помещенных в разных полях, бывает разноцветным, и притом так, что цвет фигуры отличается от цвета поля, на котором она помещена. Очень часто поля, как и фигуры, находятся в соответствии между собою накрест; т.е. первое с четвертым, и второе с третьим. Эмблемы в означенных полях иногда повторяются. Из фигур и красок одна почитается главною и остается неизменною до того, что не уступает никаким случайным обстоятельствам и потому повторяется в гербах всех фамилий, от одного корня происходящих. Ее место всегда самое почетное: она или одна на всем щите, или помещается на среднем щитке, или в первой четверти, а если в другой, то может повторяться в нашлемнике, на одежде щитодержателя, на флаге в его руке и т.п.

Цвет главного поля важен потому еще, что определяет краски намета. Его цветной верх и металлический подбой состоят всегда из тех же цветов, которые есть на щите, или, правильнее, из красок главной фигуры и главного поля.

За этими общими замечаниями, находящими себе применение и в прочих родах и видах гербов, мы переходим к изложению гербов каждого разряда выезжих дворянских фамилий в отдельности.

§ 90. Гербы дворянских родов выезжих из Литвы и Польши. При присоединении какой-нибудь страны к Польше, польские геральдические эмблемы сообщались и жителям новой провинции, причем коренной польский род приобщал пришлый к своему гербу и приписывал его к своему знамени. Оттого к одной эмблеме бывает нередко причислено в Польше по нескольку сот фамилий, которые, прибавляя к своему прозванию наименование той фигуры, которая в их гербе, тем дают полное понятие о всем своем гербе, в сущности неизменном. Это не более как одна фигура, по очертанию обыкновенно простая, и, как скоро в ней допускается какое-нибудь отступление от раз принятой нормы, она получает другое название или образует новый (второй, третий) вид прежнего герба. Эти-то качества, т.е. неизменяемость геральдической фигуры и принадлежность ее многим родам, составляют коренное различие польских гербов от западноевропейских рыцарских, которые, как выражение доблестей, не могут быть совершенно одинаковыми у двух даже братьев, а непременно требуют каких-нибудь отметок, каких-нибудь brisures.

Коренных польских знамен первоначально было немного, и история их происхождения так занимательна и необходима для объяснения быта древних обитателей Польши, что с XIV и XV вв. до настоящего времени изучение их и объяснение послужило материалом не для одного ученого сочинения (Чтобы при самом изложении знамен в польских гербах, перешедших в русскую геральдику, не упоминать всякий раз о тех источниках, которыми мы руководствовались, считаем необходимым привести их здесь все вместе в хронологическом порядке. Высчитывая главнейшие по этой части сочинения, оставляем второстепенные: 1) Johannis Dlugossi seu Longini Canonici quondam Cracoviensis historiae Polonicae libri XII. Lipsiae, 1711. Здесь на с. 17 введения исчислены все древние сочинения по части польской генеалогии и геральдики. 2) Wiadomosc' о rekomismach historyi Dlugosza, jego banderia Prutenorum et insignia seu cleinoda Regni Polonici, wydal Josef Muczkowski. Krakow, 1851. 3) Paprockiego/ a) Panosza, to jest herby znakomitych familij Woiewodstw us kiego i podolskiego, z zalaczeniem wierszy na kazdy herb. Krakow, 1575. b) Gniazdo cnoty, zkad herby rycerstwa slawnego Krölewstwa Polskiego. Krakow. 1578. c) Herby rycerstwa Polskiego na piecioro ksiag rozdzielone. Krakow, 1584. 4) Bielskiego. Kronika Polska. (B 6 т.) Krakowie, 1597. Здесь же на полях означены гербы при именах лиц, их употреблявших. 5) Okolsky S. Orbis Polonis. Krakow, 1641. (В 3 т. Это геральдическое описание, написанное на латинском языке, было у нас особенно известно). 6) Potocki W. Poczet herbow, czyli wiersze i epigrammala na herby znakomitszych familij polskich i litewskich, porzadkiem alfabetycznym herbow z figurami. 1696. 7) Nieseckiego. Kaspra, Korona Polska. 1728-1743. Новейшее издание этой книги сделано Бобровичем: Herbarz Polski Kaspra Niesieckiego, wydany przez Iana Nep. Bobrowiczaw. Lipskie. 1839-1846. (B 10 т.). Хотя оно полнее первого издания, но знатоки отдают предпочтение старому изданию, очень редкому. 8) Heraldyka, to iest osada klewnotow rycerskich. Jos. Alex. Xcia Jablonowskiego, we Lwowie. 1742. 9) Kuropatnickiego. Wiadomosc о kleynocie szlacheckim oraz herbach domow szlacheckich w Koronie Polskiej. Warszawa, 1789. 10) Wieladka. Heraldyka, czyli opisanie herbow oraz familij rodowitej szlachty polskiey. 1794. 11) Malachowskiego. Zbor nazwisk szlachty z opisem herbow. 1805. 12)Гербовник дворянских родов Царства Польского, высочайше утвержденный. Варшава, 1853. Ч. 1-2). Главная забота польских геральдиков состояла в том, чтобы объяснить, отчего каждой геральдической эмблеме придано такое именно, а не другое название, что мог иметь в виду тот, кто первый поместил ее на своем щите, и, сверх того, отыскать эпоху, с которой каждая эмблема вошла в употребление. Событиями польской истории старались объяснить вид и название эмблем: сходство имен некоторых витязей и достопамятных людей с названиями гербов подавало нередко повод к разным соображениям, и хотя мы не вправе отвергать таких объяснений, тем не менее, вместе с новейшими писателями о том же предмете, мы думаем, что напрасно искать разгадки этих эмблем в личных именах и отдельных событиях Польши. Многие из таких знамен древнее ее истории, и едва ли можно думать найти в одном народе объяснение того, что служит достоянием и других славянских племен. В дальнейшем изложении каждого герба в отдельности мы хотя и приводим, на основании польских сочинений, некоторые в каком бы то ни было отношении особенно замечательные объяснения, хотя вместе с другими геральдиками не чуждаемся и цифр для означения года, когда получил начало тот или другой герб, думаем, однако, что это не может еще почесться последним словом науки, а должно означать не более как время, от которого на известных нам печатях сохранилась та или другая эмблема.

Мы не думаем даже, чтобы эмблемам, которые теперь видим в гербах, могло быть придано первоначально такое название. Они далеко не соответствуют понятию, которое обыкновенно соединяется со словом герб. Самая простота, незамысловатость фигуры, ее неизменяемость по каким бы то ни было случайным обстоятельствам, существующая для некоторых из них до настоящего времени неопределенность цветов дают нам полное право повторить здесь то же, что мы сказали выше о русских гербах. Это не более как знамена, как знаки, употребляемые для отличия одного семейства и рода от других семейств и родов, и, если хорошо вглядеться в наши, польские и другие славянские эмблемы, в них отыскиваешь некоторые коренные фигуры, сочетанием которых в таком или ином порядке и образуется вся разница гербов. Крест, луна, звезды, меч, стрелы и подковы — вот основные для геральдических знамен фигуры, которые во множестве встречаются в наших, польских, иллирийских и богемских гербах. Значение их понятно: завоевание некоторых славянских племен чуждыми народами, свержение ими этого владычества, далее, переход из язычества в христианство и, наконец, вековая борьба их с татарами и другими врагами не могли не оставить следов в геральдике Польши и иных славянских земель. Благородный витязь, считавший для себя унизительным сражаться пешим и, следовательно, невообразимый без коня, или представлял себя верхом в бранных доспехах (как, напр., в Литовской погони), или вместо того помещал в своем гербе подкову, эмблему самую почетную и любимую славянином. Не одна тысяча семейств в разных славянских землях пользуется этим знаменем как представителем конного витязя (Известный польский библиограф Вишневский (в своей Historya literatury Polskiej. Krakow, 1845. Vol. V. P. 509) упоминает, что Папроцкий написал даже особое сочинение о подковах, как эмблемах в гербах, под заглавием Strom czyli о herbach ze znakiem podkow. Большое об этом предмете рассуждение есть в конце Силезского гербовника (Stambuch szlezkie) того же автора (1609 г.)). И в каких видах и сочетаниях не представляется подкова! Далее, победа креста над луною, т.е. язычеством, татарами, победа, одержанная мечом, и награда, которая ожидала в небесах всякого, кто исполнил на земле веления Бога (звезды), делают понятным смысл и значение вышеозначенных геральдических фигур. Этому же обстоятельству обязана большая часть польских гербов красным, кровью упитанным полем щита. Нам кажется, что встречающиеся на них фигуры в своих многообразных сочетаниях могут быть по всей справедливости названы иероглифами идей, верований и преданий разных славянских народов: это-то качество и составляет коренное, существенное отличие их от эмблем рыцарских Западной Европы, от эмблем личных, не народных.

После этого понятно, отчего во всех славянских землях знамена в гербах, различаясь в некоторых подробностях, в сущности одни и те же (Обращаем внимание на следующие, считающиеся лучшими для сравнения славянских гербов сочинения Папроцкого: a) Zrdcadlo slavneho Margrabstwij Morawskeho. 1593. Olomutii. b) Diadochos seu Stemmato graphia Bohemiae regni. 1602. c) Stambuch Szlezki. W Brunie, 1609). Одинаковость, повторяем мы, убеждений должна была повлечь за собою и одинаковые эмблемы в гербах; и если они развились преимущественно в Польше и Литве, то это потому, что в Польшу выезжали дворяне Силезские, Богемские, Моравские, Иллирийские, Прусские и др. Они вносили свое знамя в общую, так сказать, сокровищницу, из которой потом раздавались гербы вновь прибывавшим без таких знамен.

Вот почему, называя такую геральдику польскою, мы уступаем только общепринятому обыкновению, усвоенному в науке термину. Строго же говоря, геральдическая школа с такими отличительными чертами свойственна и другим славянским землям. Вот почему далее ни из какого другого источника, кроме этого, Россия не могла заимствовать своих эмблем. Западная геральдика основана совсем на иных началах, что доказывает история нашего и рыцарского дворянства, а эмблемы Германии, Франции, Италии, Англии и т.д. остались в гербах фамилий выезжих из этих стран.

Кроме того, что долгое пребывание под владычеством Польши многих русских провинций, Литвы, Малороссии и Галицкой Руси должно было распространить между дворянами этих областей употребление знамен польской геральдики, кроме того, что гербы свои привозили к московскому двору польские и литовские роды, выезжавшие к нам во множестве, эти же эмблемы по случайному сходству прозваний с именами знамен, равно как по родовой связи и иногда по сходству фамилий с прозваниями тех лиц, которые их употребляли, были усваиваемы русскими вообще. Поэтому никак не должно думать, что к выезжим из Польши дворянам принадлежат все те дворянские роды, в гербах которых видим польские знамена. На эти геральдические отличия имели право все русские, а если мы, говоря о выезжих из Польши родах, будем приводить иногда гербы русских дворянских фамилий, то это только потому, что эмблемы у них заимствованы из польской геральдики и что иначе мы не избежали бы частых повторений. Понятно также, отчего гербы русских дворянских родов татарского происхождения имеют много общего с вышеозначенными гербами. Татары не могли внесть в нашу геральдику своего элемента, как внесли его Германия, Франция, Италия и др. страны, а идею борьбы христианства с исламом русский мог выразить только знаками, для него доступными, взятыми из польской геральдики.

Заимствование гербов делалось или без всякой в знамени перемены, или с некоторыми изменениями, чрез которые постоянно просвечивает их первоначальный и коренной вид. Такие перемены, не чуждые, впрочем, и западной рыцарской геральдике, были необходимы для того, чтобы отличить герб одной фамилии от других гербов одного с ним разряда, а иногда делались вследствие требований геральдики как науки или в память отличий и подвигов. Для образца мы приведем несколько наиболее резких примеров разделения составных частей одного знамени по разным полям, перестановки их и изменения цветов: 1) в гербе, напр., Гржимало воин должен стоять в воротах крепости о трех башнях; у Повалишиных (Грб. VIII, 35) он поставлен на крепости вместо третьей башни; 2) в гербе Кисель изображается серебряная палатка, увенчанная крестом, а над шлемом ставятся три кирпичные башни (Грб. III, 9); у Брусиловых герб (VII, 123) разбит на две половины, и из них верхняя рассечена на три части, составные же эмблемы герба Кисель расположены в нем так, что палатка занимает всю нижнюю половину, башня — две крайние трети, а крест — среднюю треть верхней половины: 3) чаще других употребляется в наших гербах Лелива: в ней не только цвет и форма звезды с луною изменяются, но и положение их различно. Ср. гербы Пусторослевых (VII, 12), Сенявиных (II, 67), Шевичев (II, 132) и др.; 4) отделение крестов от подков часто в гербах Любичь, Побог и Ястржембец. Ср. гербы Белокопытовых (VIII, 60), Желтухиных (III, 58), Митусовых (II, 105), Мухановых (II, 88), Чашниковых (VII, 109), Чуфаровых (IX, 46) и др.; 5) в гербе Микулинском три прописных буквы М покрывают одна другую, и над верхнею поставлен крест; все знамя в голубом поле. В гербе же Микулиных (VII, 40) щит разбит на две половины: из них в верхней, цвета голубого, помещен золотой крест, а в нижней, серебряной, видны три буквы М; 6) герб Прус (вид третий, иначе Нагоды) состоит из сложенных вместе в виде полумесяца рогами вниз косы или серпа и полуподковы и над ними крест. В гербе рода Опочининых (IV, 82) эти составные части положены в трех различных полях, а над шлемом сохранилась такая же, как в Прусе, согнутая в колене нога; 7) перестановки двух полумесяцев и меча знамени Остоя ясны в гербах Бороздиных (I,42. Ср. Шишковых III, 75), Фиглевых (IX, 92) и др. Есть далее в русской геральдике и новые эмблемы, как они есть и в других славянских землях, но основа у них та же, потому что мысль, которой эмблема служит выражением, не изменяет своего характера. Самое изображение показывает нередко заключающийся в знамени смысл. Этому же объяснению много способствует его название; но это не всегда. Только долговременное изучение гербов, отчасти знание славянских языков и, главное, истории единоплеменников наших открывает путеводную нить в этой, у нас еще нетронутой науке.

§ 91. Важность гербов польских и сродство их с нашими геральдическими эмблемами возлагает на нас обязанность рассмотреть этот предмет с особенною подробностью; а так как геральдика прежде других славянских земель развилась в Польше и знамена в наши гербы перешли отсюда, то мы, излагая их, будем руководствоваться польскими источниками и сочинениями. Главная при этом задача состоит в том, чтобы отделить коренные, славянские эмблемы от местных, сродных только Польше. Древность их должна руководить нас в этом выборе, а указателем послужит один официальный документ 1414 г. о соединении при Витовте Литвы с Польшею и о сообщении дворянам литовским польских гербов (Volumen legum. I. Fol. 66. "Incorporatio terrarum M.D. Lithuaniae Regno Poloniae cum concessione armorum Lithuanis de Regno Poloniae cum aliis certis libertatibus"). В этом акте упоминается, какой род к какому приписывается знамени. Это исчисление важнейших гербов мы дополним и иными, в наш Гербовник перешедшими, равно как знаменами, получившими начало в Литве, на Волыни, на Руси вообще, если бы даже они и не встречались в утвержденных русских гербах, и наконец для полноты упомянем о других главных гербах, которые могут встречаться у родов, не внесенных еще в Гербовник. Упоминаемые же в акте 1414 г. мы отметим звездочкою.

Что касается, наконец, до порядка, которого будем держаться в этом случае, то мы избираем порядок алфавитный, как это делают польские геральдики, во-первых, потому, что едва ли можно производить одну эмблему от другой и держаться порядка преемственности знамен, во-вторых, было бы также произвольно разделить гербы по группам, потому что о значении многих фигур нельзя произнесть ничего решительного, и, в-третьих, для справок алфавитный порядок удобнее. Но при этом мы будем указывать иногда на сродство между собою гербов и упоминать о тех, которые чрез прибавку или убавку в главном знамени послужили гербами для фамилий, которых название они и носят. Чтобы не делать нашего обзора без нужды слишком пространным, мы воздерживались от всяких похвал гербам, которых образцы можно видеть у Окольского, и в самом изложении истории каждого знамени старались быть краткими. Вследствие того же, указывая на производные эмблемы, мы их не всегда описываем, а отсылаем читателя к книге Несецкого как доныне самой полной. Наконец, подводя русские дворянские роды, употребляющие в гербах своих то или другое знамя, мы ссылаемся на Русский Гербовник дворянских родов.

Прилагаемые рисунки с означением цветов объяснят еще более то, что не всегда укладывается под перо. Большая часть геральдических знамен Польши имеет в нашлемнике страусовые перья: означая в тексте число их, мы пропускаем их в рисунках и помещаем в гербах те только нашлемники, которые имеют особенные изображения.

Затем приступаем к самому исчислению знамен:

1. Абданк, Габданк, иначе Скарбек, Скуба (Abdank, Habdank, Skarbek, Skuba) — состоит из двух серебряных стропил со срезанными донцами, обращенных вершинами вниз и соединенных между собою наподобие буквы W. Поле красное (табл. XIX, рис. 1). В нашлемнике над короною повторяется та же эмблема. В первый раз знамя это было усвоено в VIII в. фамилии Скубов. От этого же рода произошли Скарбеки, из которых один был отправлен королем Польским Болеславом Кривоустым в качестве посла к императору Германскому Генриху. Когда император показывал ему свои сокровища и, гордясь ими, отзывался не совсем лестно о Польше, Скарбек снял с своей руки золотое кольцо и бросил его в сокровищницу, за что Генрих его поблагодарил (Habe dank). В память этого поступка, дано знамени Скарбека название Габданк, или Абданк. К этому гербу приписано много польских фамилий, и в повторении в нем буквы V некоторые историки и геральдики хотят видеть как бы начальные буквы четырех слов: Veritas, Victoria, Virtus et Vita, т.е. истина, победа, добродетель и жизнь. Чтобы показать еще яснее, что храбростью приобретено право на такой герб, некоторые фамилии изображают в нашлемнике льва, который и держит Абданк.

Это же знамя — Абданк встречается в гербах: 1) Сырокомля; 2) Денбно; 3) Ильговский; 4) Кроква и 5) Халецкий, которые все описаны под своими буквами. В русских гербах знамя Абданк есть у Воеводских (Грб. VI, 93; VII, 50); Волынских (VI, 19) ; Мельницких (IX, 10).

2. Аксак, см. Пржияцель.

3. Амадей (Amadej, Amadae) есть в красном поле белый, золотою короною коронованный одноглавый орел с распростертыми крыльями и разверстыми когтями, но без хвоста (табл. XIX, рис. 2). В клюве орел держит золотой перстень. Род Амадеев ведет свое начало из Венгрии, откуда он переселился в Польшу в правление польского короля Казимира II, в 1330 г.

4. Айхингер (Aichinger) — в золотом поле белка на мураве вправо; в нашлемнике видна выходящая белка между двумя оленьими рогами или слоновьими хоботами (табл. XXIII, рис. 2). Герб этот принесен из Германии.

5. Белина (Belina) — в голубом поле три подковы, расположенные треугольником передками внутрь, шипами одна к правой, другая к левой стороне щита, а третья к его подошве. В последнюю упирается острием вниз меч, которого золотая рукоятка имеет вид креста; над короною видна в золотой броне вооруженная мечом рука (табл. XXIII, рис. 9). В некоторых гербах того же имени изображается в нашлемнике ворон с поднятыми крыльями и золотым во рту перстнем, в других же - сидящая на мече сова (Гербовник дворянских родов Царства Польского... Ч. 1. С. 55-56). Папроцкий относит начало этой эмблемы ко времени Александра Македонского и повествует, что 500 лет спустя после его смерти, а именно в 278 году по Р.Хр., герб трех подков с иллирийским полководцем Лубосом перешел в Богемию; Окольский же полагает, что в Польше во время войны Болеслава Храброго с русскими родственник короля, гетман и краковский воевода граф Зелислав Белин герба Подковы, за одержанную им победу, получил приращение в гербе, две подковы и меч (Без третьей внизу подковы герб называется Лзава. См.: Коrопа Polska. Vol. 3. P. 195).

6. Берштен (Berszten) состоит из трех колес от плуга, расположенных в красном поле в виде треугольника. Нашлемник из павлиньего хвоста (табл. XIX, рис. 3). Польские историки полагают, что первые владельцы этого герба, род Берштенов, выехали из Германии или Силезии.

7. Биберштейн (Biberstein) обозначается поднятым вверх красным оленьим рогом в золотом поле, ветвями влево. Та же эмблема повторяется и над шлемом (табл. XIX, рис 4). Род Биберштейнов выводят из Германии, откуда он в XIV в. переехал в Польшу.

8. Богория (Bogoria) изображается в виде двух сломанных стрел белого цвета, от которых остались одни только наконечники, расположенные в красном поле древками внутрь. В нашлемнике павлин держит сломанную стрелу (табл. XXIII, рис. 3). Род Богориев производят от одного витязя, по имени Богория, который во время войны с половцами при короле Болеславе Смелом сражался мужественно, несмотря на то, что был пронзен двумя стрелами.

9. Бодула (Bodula) состоят из трех белых лилий, расположенных в голубом поле одна под другой по рассекающей линии (табл. XIX, рис. 5). Начало этого герба писатели относят к XIII столетию.

10. Божаволя (Bozawola, voluntas Dei ) есть в голубом поле серебряная передком вверх подкова, внутри ее и над нею по серебряному кресту наконец, под подковою изображен золотой полумесяц, рогами обращенный вверх (табл. XIX, рис. 6). Начало этого герба относят к XII столетию.

11. Божездарж (Bozezdarz) — в голубом поле серебряный крест, на концах которого по черной лилии. В нашлемнике пять павлиных перьев, а на них крест, подобный тотчас описанному (табл. XXIII, рис. 4). Самое название объясняет значение этого знамени, которого начало относят к половине XV столетия.

12. Бойча (Bojcza) — золотой тройной крест в голубом (иногда красном) поле. Поверх щита развеваются три страусовых пера (табл. XIX, рис. 7). В Польше герб этот встречается в конце XIV столетия. Ср. Свенчиц.

13. Бокей (Bokiej) есть обращенная острием вправо серебряная секира в красном поле, поверх секиры виден золотой крест; на шлеме пять страусовых перьев (табл. XIX, рис. 8). Ср. Топор.

14. Бонарова, или Гибрида (Bonarowa, Hibrida) есть двойная лилия двух цветов: белого и черного, расположенная так, что правая, белая, ее половина в черном поле, а левая, черная, — в белом. Иногда в нашлемнике изображается воин, в полном вооружении, держащий на плечах два знамени (табл. XIX, рис. 9 и XXIII, 5). Эмблему эту объясняют тем, что родоначальник выезжей из Франции фамилии Бонариев, в войну Франции с Англиею и Шотландиею, отнял у врагов два знамени — черное и белое, которые красуются в нашлемнике и дали цвет щиту. В знак признательности за такую отвагу французский король усвоил Бонариям лилию, герб Франции, а в XIV в. фамилия эта перешла в Польшу, где и сообщила знамя свое другим родам. Ср. Гоздава.

15. Боньча (Boncza) есть в голубом поле бегущий вправо единорог, цвета белого. Верхняя его половина с передними ногами видна в нашлемнике (табл. XXIII, рис. 6). Родоначальник рода Боньчиев, Мерж, выехал из Италии в 996 г. и принял фамилию Боньча или по имени Бонифаций в сокращенном и испорченном виде, или за свои богатства (bona), или, наконец, потому, что прибыл в благоприятное время (bona, czas). В некоторых гербах единорог бывает пересечен золотым полумесяцем и в левой половине щита расположены, в виде треугольника, три золотые звезды (табл. XXIII, рис. 7). См. гербы Баташевых (V, 76); Веригиных (I, 71); Остафьевых (IX, 73); Романовских (V, 104); Стрекаловых (IV, 48); Тургеневых (IV, 53); Шуваловых.

16. Братчиц, Окша (Bratczyc, Oksza) состоит из двух секир, которых рукоятки скрещиваются, а острия обращены: одно на левую, а другое на правую стороны. Поле красное, на шлеме три страусовых пера (табл. XIX, рис. 10). Герб этот был дан королем Болеславом Кривоустым Богемскому роду Вершовичей (Werszowici), у которых прежде в гербе была золотая верша (Wiersza) (Korona Polska). Герб Пасынковых (IX, 50).

17. Брог или Лещиц (Brog, Lezczyc) - в красном поле четыре серебряных столба (brozyny), покрытых золотою крышею, вроде сарая для хранения хлеба. Нашлемник из павлиньих перьев, на которых повторяется та же фигура в косвенном положении, крышею в правой стороне, а основанием столбов влево (табл. XIX, рис. 11). Это один из древнейших гербов: начало его относят к XI столетию.

18. Бродзиц (Brodzic) — в красном (иногда голубом) поле три золотые креста, выходящие из золотого кольца, два к верхhиm углам щита, а третий прямо вниз. На шлеме пять страусовых перьев (табл. XIX, рис. 12). Эмблема эта получила свое название вследствие пожалования ее в первый раз одному витязю из Мазовии, отличавшемуся своею бородою. См. герб Буниных (VII, 15).

19. Брониц (Bronic) носит изображение двух ефесов от богемских сабель, расположенных в красном поле, в виде Андреевского креста. Каждый из ефесов оканчивается с обеих сторон шариком, и, вместе сложенные, они образуют букву X (табл. XIX, рис. 13). Этот герб считают перешедшим из Богемии, что доказывает и форма ефесов. Другие объясняют пожалование этого знамени борьбою с богемцами и победою над ними. Ср. Корсак.

20. Брохвич (Brochwicz) — в белом поле красный олень, обращенный влево, с золотою на шее короною. Нашлемник из павлиньих перьев (табл. XIX, рис. 14). Эта эмблема в древности перенесена из Германии и в некоторых гербах подвергается следующим видоизменениям: олень бывает обращен вправо и без короны на шее, или изображается одна его передняя половина, выходящая в золотом поле из полумесяца, обращенного рогами к нижнему левому углу. Луна золотая, под нею золотая же звезда. На павлиньем нашлемнике видна золотая луна рогами вниз, под нею такая же звезда (табл. XXIII, рис. 8). Ср. гербы кн. Ростовских (I, 12; II, 7); Богдановых (VI, 56); Воейковых (II, 50); Вронских (VI, 142); Посевьевых (IV, 80); Теряевых (VII, 34).

21. Бялыня (Bialynia) - в голубом поле, в подкове, шипами вверх обращенной, золотой крест, над крестом стрела железком вверх. На шлеме пять страусовых перьев (табл. XIX, рис. 15). Фигуру, усвоенную этому гербу, объясняют тем, что в войну Владислава (Lokietka) в 1332 г. с магистром Прусского ордена, при осаде местечка Бялыня, одно из приближенных к королю лиц выдумало сделать и бросить в неприятельский лагерь стрелу с горючими веществами. Победа, через то одержанная, дала отличившемуся право на знамя, имя которого напоминает о месте отличия. Ср. Ястржембец.

22. Будзич. См. Папарона.

23. Бэлты (Belty) — три серебряных дротика или стрельных болта, положенные звездообразно в красном поле, средний из них железком вверх (табл. XIX, рис. 16). Герб этот считают в XI в. перенесенным из Моравии. Ср. Елита.

24. Вага, см. Поцей.

25. Вадвич (Wadwicz) состоит из щита, рассеченного на две половины: правой — цвета красного и левой — белого. В них с переменою цветов изображены две морские рыбы выгибом к краям щита в виде обороченной буквы С; на шлеме три страусовых пера (табл. XIX, рис. 17). Такой герб был пожалован королем Владиславом одному немцу, по фамилии Вадвич, за то, что он, несмотря на грозившую ему со стороны моря опасность, отлично совершил посольство в Данию.

26. Вальдорф, см. Набрам.

27. Варня (Warnia) - в белом поле рак красного цвета с расправленными клешнями. Над шлемом виден также до половины выходящий рак (табл. XXXIII, рис. 10). В XV столетии герб этот пожалован одному храброму мужу, по прозванию Рак, за подвиги его против турок при Варне. Герб Раковых (VI, 36).

28. Венява, или Перштен (Wieniawa, Perszten) - в золотом поле воловья голова цвета черного с рогами, загнутыми наподобие полумесяца. В ноздрях у вола продет круг или кольцо, сплетенное из древесных ветвей. Находящаяся в нашлемнике фигура изображается различно, но по большей части в виде выходящего до половины и обращенного вправо льва, с короною на голове и мечом в правой лапе (табл. ХХIII, рис. 11). О начале этого герба нет положительных сведений. Полагают, что он привезен из Германии или Венгрии. Герб Чихачевых (IX, 55).

29. Вирб, см. Радван.

30. Войня, см. Новина.

31. Вонж, Вонжик (Waz, Wazyk) - в красном поле извивающийся уж, головою обращенный вверх (табл. XIX, рис. 18). Начало этого герба относят к 1306 г. и объясняют его название именем того, кому он был впервые пожалован. Это знамя допускает некоторые видоизменения, а именно: змей бывает иногда с короною на голове, яблоком во рту и с хвостом, до того искривленным, что образует цифру 8. В других гербах тот же коронованный змей держит во рту шар с крестом, в иных он глотает ребенка, и, наконец, есть гербы, в которых два ужа с высунутыми жалами стоят один против другого и, соприкасаясь хвостами, смотрят друга на друга. См. герб Козарского (Грб. X, 122).

32. Вукры, Укры, или Хабе-эдиле (Wukry, Ukry, Chabeedile) — в красном поле три золотые реки или три бруса, из которых верхний — самый длинный, последующие же постепенно уменьшаются в виде лестницы; над ними два полумесяца того же цвета, обращенные один рогами вверх, другой рогами вниз, а между ними половина золотого же креста. На шлеме пять страусовых перьев (табл. XIX, рис. 19). Начало этого знамени в Венгрии, как показывает и самое его название. Герб Макшеевых (III, 98) ; Селецких (III, 108).

33. Вержбна (Wierzbna) - в разбитом надвое щите голубого цвета, в верхней и нижней половине по три белых лилии, расположенных рядом и притом так, что в нижней средняя лилия придвинута немного более крайних к подошве щита. В нашлемнике столб, пробитый стрелою, летящею вверх от левой стороны к правой (табл. XXIII, рис. 12). Этот герб перенесен из Богемии, где употребляется многими родами. Ср. Гоздава.

34. Верушова (Wieruszowa) — в белом поле козел, идущий влево; голова его и передние ноги до половины туловища черные, а задняя часть тела покрыта пересекающимися, наподобие шахматной доски, красными и белыми полосами. Над шлемом пять страусовых перьев (табл. XIX, рис. 20). Некоторые производят этот герб из Германии; самое его название показывает, что знамя это было усвоено людям, отличавшимся своею верностью, как полагают Длугош и Бельский.

35. Габданк, см. Абданк.

36. Гейштор (Gieysztor) — в красном поле Андреевский крест, образуемый, по объяснению одних, двумя загнутыми крюками, а по мнению других — двумя половинками распоротой вдоль стрелы, цвета белого, железком вверх; с обеих сторон этой фигуры по золотой звезде. Многие роды помещают внизу под этим гербом Корчак. Над шлемом три страусовых пера (табл. XIX, рис.21).

37. Геральт, см. Осморог.

38. Гербурт (Herburt) — в красном поле три меча, пронзающие с трех сторон круг зеленого цвета в виде яблока. В нашлемнике три страусовых пера (табл. XIX, рис. 22). Ср. Павенза. Саксонский князь Гербурт прибыл в Венгрию и Моравию с войском Карла Великого, отсюда в 1378 г. потомки его Фридрих, Венцеслав и Николай Гербурты переселились в Польшу при Людовике, короле Польском и Венгерском. У нас см. герб Романчуковых (Грб. IV, 74).

39. Гибрида, см. Бонарова.

40. Гинвил, ср. Корвин.

41. Гиппоцентавр, Довшпрун (Hippocentaurus) есть геральдическая фигура, у которой голова, грудь и руки человечьи, а остальные части туловища лошадиные. Вместо хвоста у лошади пасть дракона, которого поражает стрела, пущенная из лука руками самого же животного (табл. XIX, рис. 23). Гиппоцентавр был воспет поэтами Греции и Рима и перенесен из Италии лицами, бежавшими в Самогитию во время войны Цезаря с Помпеем. Старший из них был Довшпрунг, прибывший в Литву с Палемоном Либоном, родоначальником, как говорят, литовских князей. Оттого-то они первоначально и употребляли это знамя. Ср. гербы Галаганов (V, 120); Головиных (V, 31).

42. Глаубич (Glaubicz) — в голубом поле плывущая влево золотая рыба. На шлеме пять страусовых перьев (табл. XIX, рис. 24). См. герб Рокосовских (IV, 139).

43. Глова-Баволя (Glowa-Bawola) — в красном поле черная буйволова голова с такими же рогами. На шлеме три страусовых пера. Ср. Венява.

44. Глинский (Glinski) — в красном поле княжеский престол, над ним скипетр, которого рукоятка, имеющая вид креста, образует третью, среднюю ногу престола (табл. XIX, рис. 25). Такой герб принадлежал литовским князьям Глинским, имевшим удел в Северии. Ср. герб Огинских.

45. Годземба (Godziemba) — в красном поле зеленого цвета сосна с тремя на ней ветвями и пятью корнями, две ветви внизу ссечены. В нашлемнике вооруженный муж держит в руке ту же фигуру (табл. XXIII, рис. 13). Начало этого герба относят к XI столетию и изображение объясняют тем, что рыцарь Годземба в войне с моравами, веденной под предводительством краковского воеводы Сецеха, очень удачно защищался от врагов вырванною с корнем сосною.

46. Гоздава, Гоздовита (Gozdawa, Gozdowita) - в красном поле две белые лилии, связанные между собою золотым кольцом так, что одна из этих лилий обращена цветком вверх, а другая вниз. Нашлемник из павлиньих перьев, на которых изображена та же фигура (табл. ХХIII, рис. 14). Это знамя королем Владиславом-Германом было пожаловано в 1090 г. одному благородному воину Христину, от которого пошла фамилия Гоздов. Ср. Кердея и Вержбна. Герб Вязмитиновых (VI, 79); Васильевых (VII, 151); Глебовых (V, 27); Глебовых-Страшневых (VII, 9); Деденевых (II, 113); Захаровых (VIII, 339); Лодыженских (II, 49); Кн. Ромодановских-Лодыженских (IV, 5); Храповицких (II, 126, 127).

47. Голобок (Golobok) — в красном поле половина рыбы лосося. Та же фигура в нашлемнике между двумя трубами (табл. XXIII, рис. 15). Начало этого герба относится к 1109 г., времени войны короля Болеслава с поморянами, и дан воину Ратольду, предсказавшему победу по меткому поражению, нанесенному им в воде лососю.

48. Головинский, или Костровец (Holovinski, Kostrovec) — на двуножнике с вогнутыми ножками (по объяснению Несецкого — это ворота, а Окольского — две горы) золотой крест, под ним полукруг в виде полумесяца с тупыми концами. На шлеме пять страусовых перьев (табл. XIX, рис. 26). Это знамя — русское. Большое с ним сходство имеет герб Еловицких (Jalovicki) и разнится тем только, что под крестом нет полукруга, а у подставки углы острые. По объяснению Окольского, это крепостные ворота белого цвета в красном поле.

49. Горчинский, см. Сас.

50. Гошинский, см. Елита.

51. Граб (Grabie) — в золотом поле на трех горах зеленого цвета белые грабли о семи зубцах. На шлеме пять страусовых перьев (табл. ХIХ, рис. 27). Это знамя перенесено из Богемии при Венцеславе, короле Польском и Богемском. В некоторых гербах, напр. Ходзимирском, трое граблей, сходясь ручками в кольце, расходятся зубцами наподобие Y. Герб Добропольских (VIII, 140).

52. Гриф, Свобода (Griph, Swoboda) изображается в виде животного белого цвета с орлиными головою и крыльями, а нижняя половина тела, задние лапы и хвост львиные. Положение этой фигуры в красном поле влево на задних ногах. В нашлемнике виден выходящий до половины гриф, пред ним с левой стороны труба (табл. XXIII, рис. 16). Родоначальником фамилий этого герба считают Яксу, сына короля Лешка III, жившего в X столетии и получившего в удел Сербию. Гербы: Бырдиных (V, 116); Вистицких (IV, 113); Колтовских (II, 23); Коробановых (II, 86); Лаптевых (VI, 7); Лопухиных (III, 8; IV, 6); Лупандиных (II, 24); Нелединских-Мелецких (II, 53); Павловых (IX, 8); Тухачевских (VII, 10); Шимановских (VIII, 92).

53. Гржымала (Grzymala) — в золотом поле три кирпичного цвета башни. В открытых воротах средней башни вооруженный воин защищает вход. В нашлемнике три башни на павлиньих перьях (табл. XXIII, рис. 17). Некоторые относят начало этого герба ко времени самого Леха I. См. гербы: Векентьевых (VI, 61); Засецких (IV, 37); Мишковых (VI, 76); Островских (III, 47); Чагиных (V, 60); Чернцовых (III, 103).

54. Гульч (Gulcz) — в голубом поле три золотые лилии, разделенные золотым стропилом острием вверх так, что две из них по бокам, а третья внутри его. На шлеме видна девица с отрубленными до плеч руками, и на голове у нее три веретена, обмотанные нитками (табл. XXIII, рис. 18). Герб этот принесен из Пруссии. В некоторых гербах стропило имеет обратное положение, т.е. острием вниз, так что одна лилия помещена вверх, а две внизу.

55. Гурко (Hurko) — в красном поле две круглые скобы, в виде полумесяцев, обращенные к правой и левой сторонам щита и соединенные двумя перекладинами, из которых верхняя прямая, а нижняя косая от права влево. На верхней перекладине поставлено острием вверх копье. На шлеме три страусовых пера. Первоначально скобы имели вид загнутых на углах крюков (табл. XIX, рис. 28). Ср. герб Ясенецкий-Война общего с Гурко прозвания Ромейко (Korona Polska. Vol. 2. P. 407). Это герб рода Гурко.

56. Гучи, см. Порай.

57. Дашкевич, см. Сас.

58. Дембич, см. Елита.

59. Денис (Denis) — в голубом поле крест над шестиугольною звездою. Ср. гербы Владыкиных (VII, 126); Денисьевых (VII, 89).

60. Деспот, см. Зенович.

61. Дзялоша (Dzialosza) - в красном поле олений рог серого цвета, с четырьмя ветвями с правой стороны и крыло коршунье с левой. В нашлемнике три страусовых пера (табл. XIX, рис. 29). Начало этого герба относят к царствованию Болеслава Кривоустого.

62. Довшпрунг, см. Гиппоцентавр.

63. Долива (Doliwa) - три красные розы, состоящие каждая из четырех (иногда пяти) листьев, расположенные на узкой белой перевязи, проведенной в голубом поле вправо. В нашлемнике между двумя трубами также три розы, расположенные вертикально одна под другой (табл. XXIII, рис. 18). Герб этот был пожалован одному витязю за отличие при крепости Ливе; роза же, как и всякий цветок в гербе воина, означает примирителя или избавителя от осады. См. герб Доливо-Добровольских (X, 151).

64. Долэнга (Dolega) — в голубом поле серебряная подкова, обращенная шипами вниз; на передке ее золотой крест, а внутри подковы летящая вниз стрела. В нашлемнике видно ястребиное крыло, пробитое насквозь стрелою (табл. XXIII, рис. 20). Такой герб фамилия Долэнгов приобрела в войну Болеслава Кривоустого с Прусским орденом. Ср. Незгода. Гербы Бобровских (V, 81); Ковалевских (III, 102).

65. Донброва (Dabrowa),Муржа (Murza) бывает двух видов: 1) в голубом поле серебряная подкова, отверстием обращенная вниз. На передке ее золотой крест. Такие же золотые кресты выходят из углов, образуемых шипами подковы. В нашлемнике коршунье крыло, пробитое стрелою влево (табл. XXIII, рис. 21). Такой герб пожалован Донброве в 1246 г. Конрадом Мазовецким за победу над врагами христианства; и 2) в красном поле белое копье с двумя на нем перекладинами, образующими осьмиконечный крест (табл. XIX, рис. 30). Эта фигура, поставленная на державе, называется Окунь (Korona Polska. Vol. 3. P. 430), на Абданке — Столобот (Okolski S. Op. cit. Vol. 3. P. 177). См. гербы: кн. Сапег (Временник Моск. о-ва истории и древностей российских. Т. 19. Загл. лист к Лит. статуту. 1587 г); Ададуровых (II, 48); Кушелевых (II, 84); Лодыженских (II, 49) ; Ланских (IV, 64); Ромодановских-Лодыженских (IV, 5); Родзянки (VI, 141); Румянцовых (IХ, 42); Фаминциных (II, 129).

66. Донбровский (Dabrowski) — в красном поле девица в белой одежде с распущенными волосами и в золотой короне, трубящая в две золотые трубы на обе стороны. В нашлемнике видна подобная же выходящая дева между двух золотых труб, за которые она держится (табл. XXIII, рис. 22). Ср. герб Дубровских (V,58).

67. Донб (Dab) — дуб золотого цвета с корнями; на нем три желудя, средний выше боковых, и под ними два листа. На шлеме те же три желудя. Цвет поля красный (табл. XXIII, рис. 23). Герб этот принесен Прокопом Жолондзем из Пражиц. В наших гербах дуб употребляется часто, но имеет другую фигуру.

68. Држевица (Drzewiza) — в голубом поле обращенный рогами вверх полумесяц, у которого сверху и снизу по шестиугольной золотой звезде. Над шлемом пять страусовых перьев. Ср. Лелива (табл. XX, рис. 1). О происхождении этого герба Папроцкий полагает, что такое знамя было пожаловано Лешком Черным воину Прокопу Држевице за принесенное им известие об избрании Лешка на престол. Другие же писатели объясняют название этого герба победою, одержанною при местечке Држевице в войну с Литвою. Герб Норовых (VII, 32 - с переменою); Философовых (V, 15).

69. Дрогомир (Drogomir) - в красном поле три ноги в броне и со шпорами. Они соединены бедрами и расходятся ступнями в виде треугольника (табл. XX, рис. 2). Эмблему эту относят к XI столетию и объясняют именем витязя Дрогомира, которому такой герб пожалован Болеславом Кривоустым. Ср. герб Куликовских (X, 112).

70. Дрогослав (Drogoslaw) - в красном (иногда голубом) поле половина серебряного кольца, положенного наподобие радуги, над ним летящая вверх стрела. Над шлемом пять страусовых перьев (табл. XX, рис. 3). Герб этот принесен из Силезии в XIII столетии.

71. Дружина (Druzyna) — в красном поле белого цвета река, текущая сверху вниз, с правой стороны в левую, по кривой линии. (От Срженявы эта эмблема отличается тем только, что над рекою нет креста). В нашлемнике виден выходящий лев между двумя трубами с бубенчиками (табл. XXIII, рис. 24). Ср. герб Левашевых (IV, 25).

72. Друцк (Druck) — в красном поле четыре золотых полумесяца, расположенных попарно так, что один из них в каждой паре имеет рога, обращенные вверх, а другой вниз. Посреди щита серебряный меч с эфесом наподобие креста, острием вниз (табл. XX, рис. 4). Этот герб принадлежит князьям Друцким-Соколинским (Грб. V, 4). Описанная фигура, если полумесяцы приложить к мечу, напоминает Гоздаву, которую и употребляют в гербе своем кн. Друцкие-Подберезские.

73. Дрыя, Мутына (Drya, Mutyna) - в красном поле, между двумя узкими полосами голубого цвета, перевязь вправо; на ней три четырехугольных камня, означенных золотом (табл. XX, рис. 5). Такой герб некоим Мутыною принесен в XIII столетии из Богемии. Герб Кашенских (VI, 57).

74. Дуличь (Dulic) — половина кольца, обращенная отверстием вверх; в него водружен высокий четырехконечный крест; поле красное. На шлеме пять страусовых перьев (табл. XX, рис. 6).

75. Дунин, см. Лабендзь.

76. Денбно (Debno) — чрез все красное поле белый крест; с левой стороны у его подножия Абданк. В нашлемнике буйволовы рога, а между ними крест (табл. XXIII, рис. 25). Начало этого герба в половине XIII столетия.

77. Езержа, см. Корвин.

78. Елита, или Козлероги (Jelita, Kozlerogi) — в красном поле три золотых копья, расположенных в виде звезды, среднее острием вниз, а боковые вверх. В нашлемнике — выходящий до половины козел, обращенный вправо (табл. XXIV, рис. 1). В 1331 г. этот герб был пожалован королем Владиславом одному воину Флориану Сариушу, имевшему в гербе козла, в награду за то, что король видел витязя пронзенным тремя копьями и не потерявшим мужества. В гербе Дембич копья эти соединены древками внизу и повторяются в нашлемнике (Korona Polska. Vol. 2. P. 24), а в гербе Гошинский (Goszynsky) три копья обернуты вверх остриями, и два боковые упираются в среднее (Ibid. P. 291). На шлеме вооруженная мечом и согнутая в локте рука. Ср. гербы: Вельяминовых (II, 22); Воронцовых-Вельяминовых (V, 16); Гордеевых (VII, 61); Головниных (II, 104); Грибоедовых (IX, 17); Девятниных (VI, 88); Катениных (II, 59); Лихачевых (VI, 16); Мерлиных (III, 29); Романчюковых (IV, 74); Ступишиных (II, 78); Шпаковских (VI, 127).

78. Еловицкий, см. Головинский.

79. Жижемский (Zyzemski) - обращенный в левую сторону лев на задних лапах, с высунутым языком и поднятым хвостом (табл. XX, рис. 7). Это, мы видели, герб города Львова; он принадлежал кн. Курбским и Жижемским как родам, выезжим из Руси.

80. Житынян, см. Порай.

81. Забава (Zabawa) состоит из рассеченного надвое щита, которого левая половина есть шахматная доска цветов красного и белого, а другая половина цвета голубого без фигур. На шлеме пять страусовых перьев (табл. XX, рис. 8). Происхождение этого герба относят к XI столетию и думают, что он перенесен из Силезии.

82. Заглоба, или Загроба (Zagloba, Zagroba) - в голубом поле золотая подкова, шипами обращенная вниз, а из средины ее чрез подкову проходит обнаженная шпага, так притом, что рукоятка ее, имеющая вид креста, остается внутри подковы, а лезвие выходит наружу. На шлеме видно пробитое влево стрелою крыло (табл. XXIV, рис. 2).

83. Задора, или Пломеньчик (Zadora, Plomienczyk) — в голубом поле львиная голова по гриву, а из открытой пасти выходит пламя. Та же львиная голова повторяется в нашлемнике (табл. XXIV, рис. 3). Начало этого герба полагается в X столетии, при Болеславе Кривоустом, которым знамя это было усвоено некоему Задоре.

84. Заремба (Zaremba) — в красном поле обращенный в правую сторону лев, выходящий до половины из-за белой стены, на которой видно четыре золотых камня (табл. XX, рис. 9). В XI столетии этот герб перенесен из Богемии. См. гербы: Батюшковых (IV, 92); Готовцевых (IX, 104); Елагиных (I, 46) ; Пикаловых (VIII, 77); Сухаревых (V, 111).

85. Здзитовецкий, см. Наленч.

86. Зенбы или Три-Зенбы (Zeby, Trzy-Zeby) - обращенные влево из десны выходящие зубы, числом три (табл. XX, рис. 10). Это герб многих благородных венгерских фамилий и, между прочим, принадлежит Баториям, отчего и помещался на груди польского орла при короле Стефане Батории. Грб. Бакуниных (V, 41), из того же дома.

87. Зенович, или Деспот (Zienowicz, Despoth) — половина кольца, отверстием обращенная вниз наподобие радуги, на вершине его крест; сидящий на шлеме ворон (Слеповрон) держит в клюве перстень с драгоценным камнем (табл. XXIV, рис. 4). Это герб молдавского деспота Зеновича, который, быв стесняем турками, прибыл в 1390 г. к Витовту Литовскому и поселился в его владениях. См. герб Зиновьевых (I, 49).

88. Златоголеньчик, см. Новина.

89. Иваницкий, см. Пэлня.

90. Ильговский (Ilgowski) — на средине Абданка, положенного в красном поле, стоит копье острием вверх, продетое чрез кольцо. На шлеме три страусовых пера (табл. XX, рис. 11). Ср. Абданк.

91. Кантакузен (Kantakuzen) — двуглавый орел, увенчанный двумя коронами. Начало его из Греции. Эту эмблему употребляли в Литве князья Ямонты-Подберезские, перешедшие из России, кн. Верейские и Воейки (Korona Polska. Vol, 2. P. 477).

92. Кара, см. Пржияцель.

93. Карп (Каrр) — в голубом поле три шестиугольных звезды: две рядом, а третья внизу. На шлеме четыре страусовых пера. См. гербы: Беклешовых (VI, 80); Куломзиных (VI, 43).

94. Кердея (Kierdeia) состоит из щита, рассеченного на две половины, из которых правая, цвета голубого, носит изображение трех белых лилий, одна под другою расположенных, а левая сторона щита красная. На шлеме три страусовых пера (табл. XX, рис. 12). Длугош повествует, что этот герб был пожалован в XIV в. Людвигом, королем Польским и Венгерским, одному витязю Кердею, отличившемуся при взятии замка Белза (Белжа). Геральдик же Окольский полагает, что Кердей, сын Таркевиза, князя Перекопского, служил сперва в Польше, потом долгое время во Франции и за заслуги на поле брани получил от королей Французских этот герб с тремя лилиями, который и был за ним утвержден королем Польским Людвигом. Таковы гербы Виельгорских, Дивовых (I, 51) и Чаплиных.

95. Кетлич (Kietlicz) бывает двух видов: 1) или составляется из трех гордиевых узлов, сделанных из золотой цепи и положенных наподобие буквы V (табл. XX, рис. 13); или 2) щит разделен косою линиею, наклоненною к левому нижнему углу, на две части, из которых нижняя меньше верхней. Нижняя половина рассечена косыми линиями на четыре поля, из которых первое черное, второе желтое, третье красное и четвертое белое. А в верхней большей части виден до половины выходящий буйвол, обращенный влево. Нашлемник состоит из петушиных перьев, у которых с обеих сторон по красной розе (табл. XXIV, рис. 5). См. гербы Валуевых (I, 38);. Колокольцевых (I, 63); баронов Колокольцевых (VIII, 6).

96. Кисель (Kisiel, Swientoldycz) есть палатка белого цвета, открытая спереди. Над нею белого и черного цветов балдахин, имеющий на вершине золотой крестик. Вся фигура помещена в красном поле. Над шлемом три кирпичные башни, украшенные венцами: из них средняя выше крайних (табл. XXIV, рис. 6). Есть предание, отчасти и в нашу летопись внесенное, что в правление Владимира Мономаха (Окольский (I, 387) относит это событие ко времени Владимира Святого; но это несогласие с хронологиею: по нашему Гербовнику, Кисель жил при Владимире Мономахе. См.: Гербовник. III, 9) воевода Свентольд Кисель в отсутствие великого князя умел спасти Киев от осаждавших его печенегов следующею хитростью: когда в Киеве сделался голод и осажденные стали приходить в отчаяние и упадать духом, Кисель велел вырыть две ямы, из которых в одну насыпал муки, а в другую налил воды и, подсластив ее медом, смешал, что и образовало смесь вроде киселя. Киевляне, увидев, что земля их производит муку и мед и сама дает готовую пищу, ободрились и отбили неприятеля. Этот герб принадлежит у нас родам Киселевых (Грб. III, с. 9) и Брусиловых (VIII, 123). В Литве были известны Кисели-Брусиловские.

97. Клямры (Klamry) — в красном поле две серебряные скобы, положенные в виде Андреевского креста и в нижней половине сходящиеся наподобие щипцов. В нашлемнике — павлинные перья, на которых изображена Гоздава (табл. XXIV, рис. 7). Этот герб принят вместо Гоздовы Андреем Немирою при переселении его в Русь. Герб Голынских (X, 30). Андреевские кресты в гербах наших не редки, но не всегда сохраняют они первоначальную фигуру эмблемы Клямр.

98. Книга (Kmita) - в красном поле две военных хоругви, или двое крепостных ворот, белого цвета, расположенных одни над другими. Над шлемом видно пять страусовых перьев. Такое знамя было пожаловано князьями Подолии некоему Вороне, от которого происшедший род Вороновичей переселился впоследствии в Литву, где сохранил свой герб. По прозванию одного члена этого дома Кмитом, его имя было оставлено и за гербом, усвоенным этому роду.

99. Князь, см. Курч.

100. Ковня (Kownia) - в красном поле три меча, рукоятками обращенные вверх, а внизу сходящиеся остриями под углом (табл. XX, рис. 14). В наших гербах бывают иногда соединены три стрелы остриями вместе. См. гербы: Валуевых (I, 38); Воропановых (VI, 98); Меркуловых (IX, 30); Мозыриных (VIII, 87). Ср. также Козел.

101. Козека, Скржыжлук (Kozieka, Zkrzyzluk) - лук с тетивою, обращенною вверх; на тетиве золотой крест (табл. XX, рис. 15). Род, этот герб употреблявший, из Волыни.

102. Козел-Савич-Ясенецкий (Koziel-Sawicz-Jasieniecki) - в красном поле полкруга отверстием вниз в виде полумесяца, а на вершине его по средине и концам три выходящих остриями вверх стрелы (табл. XX, рис. 16). Родоначальник этого герба вышел из Северии в Литву.

103. Козлероги, см. Елита.

104. Колодын (Kolodyn) — в белом поле означенная черным цветом буква А под стропилом, или крыша, под которою стропила, соединенные поперечиною (табл. XX, рис. 17). Род кн. Колодынских происходит из Волыни. См. гербы кн. Бабичевых (V, 5) ; Путятиных (I, 64).

105. Колонтай (Kolontay) — фигура, имеющая вид буквы Т, составленная из трех треугольников, двух сверху вершинами вниз, и третьего, служащего основанием колонны. На шлеме три страусовых пера (табл. XX, рис. 18). В 1500 г. фамилия Колонтаев переселилась из Смоленского княжества в Литву. См. герб Голенковских (VIII, 128).

106. Колюмна, ш.Першхала.

107. Коньчиц (Konczyc) — семь страусовых перьев, положенных рядом так, что основанием для них служит обращенный рогами вверх полумесяц. Этот древний герб принесен из Богемии и был употребляем фамилиею Мнишек, которая владела имением Коньчиц.

108. Копасына (Kopasyna) состоит из двух рек, означенных серебром в красном поле. Одна из них изливается вправо, другая влево. Между ними водружен меч, рукоятью вверх. На шлеме три страусовых пера (табл. XX, рис. 19). Начало этого герба относится ко времени Болеслава Храброго: он усвоен одному витязю Копасын в память одержанной у двух рек над неприятелем победы. Ср. Дружина.

109. Кораб (Korab) представляет в красном поле корабль цвета золотого, изображенный в разрез и имеющий на корме и на носу по львиной голове. На средине корабля возвышается мачта наподобие башни. Та же фигура в нашлемнике (табл. XXIV, рис. 8). Гербом этим пользовались, по показанию польских историков и геральдиков, Нептун и его сыновья, и затем он перешел к Листригону, владетелю Италии. В Польше упоминается род Корабиев в первый раз в 1120 г. Несецкий же (Коrоnа Polska. Vol. 11. P. 601) говорит, что этот герб произошел от Сарматов-Вандалов, когда они в V в., подплывши к Франции на кораблях, под предводительством короля Крока, или Крака, опустошили эту страну. Ср. гербы Коробок (V, 124); Лобановых (VII, 120); Лобод (VII, 111), Торсуковых (V, 74); Чертковых (I, 73).

110. Корвин (Korwin, Corvus) - в красном поле черный ворон, стоящий на отрубе с четырьмя суками, двумя сверху и двумя снизу. У птицы во рту золотой перстень с драгоценным камнем. На шлеме три страусовых пера (табл. XX, рис. 20). Герб этот производят от Валерия Мессалы Корвина, которым во времена императора Тиверия была завоевана Венгрия, а вместе с нею и Валахия, по его имени прозванная Валериею. Из этого рода были венгерские короли Гуниады-Корвины Иоанн и Матвей. Ср. гербы: Бартлинский, Гинвиль, Езержа, Зеновичь, Косак (Корвин на Корчаке), Кржычевский, Слеповрон, Чарлинский, и у нас: гербы Башуцких (VIII, 131); Бутурлиных (II, 29); Вороновых (IX, 105); Карачинских (IV, 128); Неклюдовых (III, 11).

111. Коржбок (Korzbok) — в белом поле три золотые карпии, плывущие влево; на шлеме пять страусовых перьев (табл. XX, рис. 21). Начало этого герба из Силезии. См. герб Ланских (VI, 64).

112. Корибут (Koributh) - в красном поле золотой полумесяц, рогами обращенный вниз. Под ним золотая шестиугольная звезда, а над полумесяцем крест с перекрещенными концами (табл. XX, рис. 21). Знамя это употреблял сын Ольгерда Гедиминовича Корибут, и от него герб этот перешел к его потомкам: князьям Збаражским, Вишневецким, Воронецким и Порыцким. Ср.Пэлня и гербы кн. Куракиных (I, 3) ; Дашковых (I,10).

113. Корниц, Благослав-Господи (Kornic, Blagoslaw-Hospody) - в красном поле на трех каменных ступенях серого цвета белый крест св. Антония наподобие латинской буквы Т, на концах которой по круглому хлебу. На шлеме пять страусовых перьев (табл. XX, рис. 23). Этот герб ведет свое начало от русских князей.

114. Корсак (Korsak), по объяснению одних, состоит из двух лилий цвета черного, соположенных основаниями в поле белом, а по мнению других, из двух положенных в Андреевский крест рукояток сабель, или из двух якорей, или, наконец, датских алебард (табл. XX, рис. 24). Род Корсаков очень древен в Литве. У нас см. грб. Корсаковых (I, 83); Дундуковых-Корсаковых (X, 133) и Римских-Корсаковых (II, 52).

115. Корчак (Korczak) бывает двух видов, а именно первый: есть золотая чаша, из которой выходит в красном поле смотрящая влево собака с пригнутыми передними лапами; нашлемник из павлинных перьев, на которых изображены три серебряные балки или три бруска так притом, что самый длинный из них представлен сверху, средний короче первого и нижний самый короткий; во втором же виде описанные эмблемы переменяют свое место, т.е. три белые балки помещаются в красном поле щита, а собака на шлеме (табл. XXIV, рис. 9). Герб этот принадлежал сперва князьям Славонии, из нее перешел в Венгрию и отсюда в XIII столетии в Польшу. Эмблема Корчак была в гербе многих богемских князей. Ср. Вукры или Укры, Корниц, Косак, Масальских, Рох (вид третий, лилия на Корчаке), Рубеж и Трах. Ср. гербы Алябьевых (II,70); Баратынских (IV, 116); Вязмитиновых (VI, 79); Илличевских; Ильинских (VI, 138); Корсаковых (I, 83); Дундуковых-Корсаковых (IX, 133) и Римских Корсаковых (II, 52); Котлубицких (V, 132) ; Отяевых (II, 36) ; Селицких (III, 108); Хвостовых (II, 35); Ходыревых (IX, 66); Шафровых (IX, 11).

116. Корызна (Koryzna) - в красном поле серебряный крест, обернутый вверх основанием, чрез которое проходит острием вправо стрела (табл. XXI, рис. 25). Герб этот из Самогитии.

117. Косак, см. Корвин.

118. Костровец, см. Головинский.

119. Кос (Kos) - три белые перевязи вправо, в красном поле. Начало герба из Пруссии. См. герб Кусаковых (VI, 90).

120. Косы (Kosy) — в красном поле две серебряные косы, положенные накрест остриями вниз. На шлеме пять страусовых перьев (табл. XX, рис. 26). См. герб Прус.

121. Косцеша, Стржегоня (Kosciesza, Ztrzegonia) — копье или стрела белого цвета с раздвоенным основанием, а повыше его перекладина ефеса от шпаги, так что вся фигура имеет вид креста под крышею или якоря с рукояткою вниз (табл. XX, рис. 27). Название свое получила эта эмблема от витязя Косцеши, который в 1072 г. храбро оборонялся против врагов в присутствии короля Болеслава Смелого. Когда кончилась битва и польское войско стало сносить добычу, тогда приступил и Косцеша. Держа промеж ног копье, он открыл голову и, показывая на ней огромные раны и переломленный меч, сказал: "В этом и состоит вся моя добыча". В память такого подвига дана Косцеше в герб описанная фигура, которая принята многими знатными фамилиями. См. герб Валкевичевых (VII, 110).

122. Котвич (Kotwicz) - в белом поле красный пояс. В нашлемнике видна закованная в латы рука с обнаженным мечом. Герб этот в XIII столетии перенесен из Австрии, где его употребляют австрийские эрцгерцоги.

123. Кот морской (Kot, Cattus marinus) - в красном поле кот белого или серого цвета, с золотою на животе повязкою. Он представляется сидящим на задних лапах с поджатым хвостом. На шлеме три страусовых пера (табл. XX, рис. 28). Это древний герб, о начале которого не сохранилось, однако, положительных сведений.

124. Кржычевский, см. Корвин.

125. Кржывда (Krzywda) — в голубом поле обращенная шипами вниз серебряная подкова; внутри ее виден крест; он же представлен и на вершине подковы, но без одного конца (табл. XX, рис. 29). Началом этой эмблемы считают герб Любичъ, от которого Кржывда отличается только недостающим у верхнего креста концом, что объясняется, по мнению польских геральдиков, преступлением, совершенным кем-то из имевших этот герб, как показывает и самое название сего знамени. Герб этот видим у многих знатных польских фамилий, таков герб гр. Ржевуских.

126. Кроие (Kroie) — в красном поле три серебряных искривленных ножа без рукояток (или сошника), расположенных так, что толстыми концами они сходятся к центру, а остриями расходятся в виде звезды. Нашлемник из павлиных перьев (табл. XX, рис. 30). Знамя это считается одним из древнейших в Польше. Ср.: Роля.

127. Кроква (Krokwa) состоит из обернутых вершиною книзу двух соединенных между собою стропил, употребляемых при постройке домов, с стоящим на них военным знаком. Поле цвета голубого, а стропила — серебряного (табл. XXI, рис. 1).

128. Кроковский (Krokowski) - в красном поле черный охотничий рог, на двух птичьих ногах; концы его соединяет шнур, связанный наподобие 8. На шлеме две сложенные руки (табл. XXI, рис. 2). Владельцы этого герба, Кроковские, происходят от князей Померанских, владевших в XIII столетии Кроковым, близ Данцига.

129. Крок (Krok) — в голубом поле три полумесяца рядом, обращенные рогами в правую сторону. Эмблема эта принесена из Италии. Ср. герб Куломзиных (VI, 43).

130. Крошинский (Kroszynski) — в красном поле ворота, с сторожевою башнею о трех зубцах (табл. XXI, рис. 3). Род Крошинских пошел от князя Вигунда, сына князя Кейстута Гедиминовича; он имел владения в Смоленском княжестве и в начале XVI столетия переселился в Литву.

131. Круневич (Kruniewicz) — между двумя полумесяцами, из которых один обращен рогами вверх, а другой вниз, поставлен греческий крест. На шлеме три страусовых пера (табл. XXI, рис. 4). Род Круневичей переселился в Литву из Киевского воеводства.

132. Курч (Kurcz), или Князь (Kniaz) есть фигура вроде латинской буквы игрек (Y), перекрещенная в средине, а основанием своим упирающаяся в скобу с загнутыми концами; справа от этой эмблемы помещается шестиугольная звезда, а слева полумесяц (табл. XXI, рис. 5). Это — знамя князей Кориатовичей-Курцевичей, происшедших от Гедимина.

133. Кур (Kur) - в красном поле обращенный вправо белый петух. Ср. герб Ростопчиных (IV, 12).

134. Кушаба (Kuszaba), Папржица (Paprzyca) - в белом поле серый жерновный камень, с железным по средине болтом, на котором он обращается. В нашлемнике восемь собачьих голов, из которых четыре повыше и четыре пониже. Из первых две обращены влево и две вправо, а из нижних три влево и одна вправо (табл. XXIV, рис. 10). Герб этот перешел из Богемии и Австрии.

135. Лабендзь, или Лунин (Labedz, Dunin) - в красном поле белый лебедь, у которого клюв и ноги означены золотом. В нашлемнике повторяется та же фигура (табл. XXIV, рис. 11). Эмблема эта, полагают, перешла в Польшу из Дании, в правление короля Болеслава Кривоустого в 1124 г. См. гербы Луниных (VII, 168); Дуниных-Борковских (IX, 9); Марченков (VI, 140); Пановых (IX, 95); Паренаго (VIII, 38); Плетневых; Шемиотов (Х,20) ; Шестаковых (III, 65); Урбановичев (IХ, 132).

136. Лада (Lada) — в красном (иногда голубом) поле серебряная подкова, шипами обращенная вниз; на вершине ее золотой крест; с правой от нее стороны летящая вверх стрела, а с левой орудие вроде вил, употребляемых охотниками. В нашлемнике изображается выходящий до половины коронованный лев вправо, держащий в лапе меч (табл. XXIV, рис. 12). Польские историки относят начало этого герба: одни - к XIII в. и объясняют название именем его владельца, другие — к началу XIV столетия и полагают, что название это усвоено ему по месту, которое принадлежало лицу, ознаменовавшему себя в войне с ятвягами. См. герб Лыкошиных (IV, 117).

137. Лариса (Laryssa) - в белом поле два сошника, положенные рядом концами вверх, а остриями влево и вправо (табл. XXI, рис. 6). Название герба объясняют дарованием его переселенцам из Лариссы, города Фессалии, а помещение в нем сошников — тем, что лица эти прежде не занимались земледелием.

138. Леварт (Lewart) - в голубом поле обращенный вправо стоящий на задних лапах леопард, с высунутым языком и поднятыми передними лапами; на голове у него корона. Та же фигура и на шлеме. Эмблема эта перешла в Польшу из Германии в половине XII столетия при Казимире Справедливом.

139. Лелива (Leliwa) состоит из положенных в голубом поле шестиугольной звезды, цвета золотого, и под нею золотого же полумесяца, рогами обращенного вверх. Нашлемник из павлиньих перьев, на которых повторяется та же фигура (табл. XXIV, рис. 13). Это знамя, общее многим славянским племенам, есть вместе и герб Иллирии (Pauч Й. История разных славянских народов, наипаче болгар, хорватов и сербов... Вена, 1794. Ч. 2. Заглавный лист). Польские геральдики утверждают, что Леливу принес с собою в XI столетии с берегов Рейна некто Тицимир, который, основав в Польше город и породнившись с польскими фамилиями, сообщил им свой герб. Ср. гербы кн. Белозерских; Адамовичей (VI, 94); Бугримовых (VIII, 24); Бырдиных (V, 116); Бычковых (VIII, 127); Вадовских (IX, 52); Веневитиновых (IV, 87); Дундуковых-Корсаковых (IX, 133); Кологривовых (IV, 23); Лашкевичей (VII, 161); Левшиных (III, 24) ; Ледицких (VI, 48); Леонтьевых (IV, 30) ; Лосевых (III, 99); Новиковых (IV, 95); Романчуковых (IV, 74); Сенявиных (II, 67); Таракановых (IX, 65); Тарновских (VI, 136); Тарховых (VI, 29); Тырковых (V, 68); Шубиных (IV, 81); Ярославовых (IX, 15) и др.

140. Лещиц, см. Брог.

141. Лзава (Lzawa) состоит из двух подков, шипами обращенных в правую и левую стороны, а вершинами к поставленному между ними мечу. Поле щита голубое (табл. XXI, рис. 7). Недостатком третьей подковы, которой был лишен один воин за то, что заснул на страже и тем дал неприятелю возможность одержать победу, отличается этот герб от Белины.

142. Лимонт (Limont) - в красном поле меч рукояткою вверх, острием он упирается в шар (земной), слева и справа от него еще по шару. На шлеме между двумя страусовыми перьями виден меч острием вверх (табл. XXI, рис. 8).

143. Лис (Lis), Мзура (Mzura) есть серебряное копье или белая стрела, положенная в красном поле и перекрещенная двумя белыми перекладинами наподобие секир. На шлеме видна до половины выходящая лисица, обращенная влево (табл. XXIV, рис. 14). Благородному мужу, имевшему в гербе своем лисицу (оттого и название эмблемы lis), Казимир Справедливый после победы, одержанной над ятвягами на реке Мзуре в 1058 г., даровал новый знак его отваги — копье, в память того, что он с малым отрядом, окруженный неприятелем, дал сигнал копьем, брошенным вверх с зажженною серою, и тем спас себя и войско от погибели. Знамя это есть в гербе Сапег; из русских родов: у Комовских (с переменою - грб. V, 90) ; Лисянских (X, 114); Хомутовых (VII, 117).

144. Лодзя (Lodzia) — в красном поле золотая барка, сколоченная из четырех досок, из которых в каждой по три гвоздя. Та же фигура повторяется и в нашлемнике на страусовых перьях (табл. XXIV, рис. 15). Изображения кораблей употреблялись в знаках греками и римлянами, и впервые перешло это знамя в Польшу в 969 г., где и употребляется фамилиею Лодзиев. Ср. гербы Березиных (II, 20) ; Бородавициных (III, 52).

145. Лопот (Lopot) — в красном поле две рукоятки от сабель, расположенные в виде Андреевского креста. Над шлемом три страусовых пера (табл. XXI, рис. 9). Герб этот происхождения литовского.

146. Лук (Luk) - в красном поле натянутый лук со стрелою, летящею вверх. Гербы Венгерских (VII, 53); Голенищевых (VIII, 119); Пискаревых (VI, 144); Хрипуновых (VIII, 135); Чесноковых (IX, 122).

147. Любич (Lubicz) — в голубом поле серебряная подкова, шипами обращенная вниз; внутри ее золотой крест, который повторяется и на вершине. Есть роды герба Любич, которые удерживают один только крест. В нашлемнике три страусовых пера (табл. XXI, рис. 10). Начало этого герба относят к XII столетию, и к нему приписано в Польше всего более родов. У нас см. гербы: Байковых (II, 124); Бакуринских (IX, 26); Батюшковых (IV, 93); Бахтиных (II, 95); Воронца (IV, 114); Грушецких (II, 85); Жуковых (VI, 25) ; Лавровых (V, 87); Олешевых (II, 112); Палибиных (IV, 104); Сталыпиных (X, 31); Ходневых (IV, 91); Хомяковых (VI, 22) ; Хрущовых (II, 111); Чемодуровых (X, 116) и др.

148. Любева, см. Тржаска.

149. Ляцкий (Lacki), по описанию Несецкого (Korona Polska. III, 6), — в красном поле обращенный вправо белый гриф с змеиным хвостом, цвета черного, покрытым чешуею и завернутым наподобие 8; на конце хвоста острие стрелы, обернутой к кресту, находящемуся между головою и крыльями животного (табл. XXI, рис. 11). У Окольского (II, 17) гербом Ляцких показан просто гриф, обращенный влево. Род Ляцких, одного корня с Шереметьевыми, перешел в Польшу, почему и получил это прозвание. Ср. Трах.

150. Машковский (Maszkowski) — солнце в полном сиянии (табл. XVI). Это герб древнего Подольского воеводства. Гербы Мазаракиев (VIII, 129); Херасковых (II, 134); Щербачевых (II,97); Беклемишевых (IV, 36) ; Борозднов (IX, 57).

151. Микулинский (Mikulinski) — в голубом поле одна на другую положенные три буквы М, означенные золотом или серебром, а на верхней из них водружен крест. На шлеме пять страусовых перьев (табл. XXI, рис. 12). Ср. герб Масальский. Описанное знамя принадлежало русским князьям Микулинским, бывшим в Литве. Ср.: герб Микулиных (VII, 40).

152. Могила (Mohyla) есть в белом поле черная буйволова голова, держащая во рту кольцо с двумя внутри его саблями, которых концы перекрещены. Между рогов животного видна шестиугольная звезда, с правой стороны головы черная луна, а с левой иногда прибавляется солнце (табл. XXI, рис. 13) . Герб этот перешел в Польшу из Молдавии, где принадлежал роду правителей этой страны, пока она не подпала под власть Турции. В знак турецкого господства и была прибавлена луна к основному типу. В Польше род Могилов пользовался большим почетом и большими государственными преимуществами. У нас это знамя принадлежит родам, выехавшим из Молдавии (см. ниже).

153. Мондростки (Madrostki) - в красном поле медная ручка от котла, отверстием обращенная вверх, и в нее вставлена стрела с широким наконечником (вроде стропила), перекрещенная ефесом от шпаги; на шлеме три страусовых пера (табл. XXI, рис. 14). Ср. Новина, Невлин.

154. Мора (Mora) — в красном поле человечья голова, цвета черного, лицом обращенная вправо. На голове у него белая повязка. В Польше герб этот употребляется с половины XI столетия.

155. Мсцишевский, см. Сас.

156. Мурделио (Murdelio) — в красном поле полумесяц, цвета золотого, рогами обращенный вверх. Над ним золотой же крест, а под луною шестиугольная звезда. В нашлемнике стоит до половины выходящий гриф с расправленными когтями, поднятыми крыльями и высунутым языком (табл. XXI, рис. 15). Ср. Шелига. Родом Мурделиев был герб этот перенесен из Кроации в правление Владислава, короля Польского и Венгерского.

157. Муржа, см. Домброва.

158. Месяц-Затаеный (Miesiac zataiony) — в голубом поле серебряная подкова, шипами обращенная вверх, в средине ее золотая звезда, а над нею полумесяц, рогами обращенный вверх. Ср. герб Хотяинцовых (IV, 34).

159. Набрам, Вальдорф (Nabram, Waldorff) — три полосы черных с тремя белыми попеременно, по рассекающей линии. На шлеме три страусовых пера. Ср. гербы Корчак; Соколовых (VII, 121); Черкасовых (VII, 106).

160. Наленч (Nalecz) - в красном поле белая головная повязка, образующая концами своими Андреевский крест; над шлемом видны два оленьих рога, между которыми три страусовых пера, пробитых стрелою (табл. XXIV, рис. 16). Герб этот принадлежал первоначально потомству польского князя Попеля, которое переселилось в Померанию и называлось герцогами Столпенскими. У некоторых родов герб этот отличается тем, что между оленьими рогами в нашлемнике стоит девица с повязкою на голове и держит рога руками. Это герб гр. Остророгов. Наленч, положенный вверх концами, по средине со звездою и со крестом на вершине образует герб Здзитовецкий (Korona Polska. Vol. 4. P. 723). Гербы Вадковских (V, 125); Подольских (VIII, 89); Рачинских (VI, 107); Тихоцких (V, 128).

161. Настенп, см. Рудница.

162. Невлин (Newlin) - в голубом поле летящая вверх золотая стрела с положенным поперег ее в виде креста бруском с концами как у бердыша; с обеих ее сторон по шестиугольной звезде. Шлем увенчан золотою короною, над которою черное крыло, пробитое стрелою вправо (табл. XXIV, рис. 17). Герб этот упоминается в XVI столетии.

163. Нечуя, или Остржев (Nieczuja, Ostrzew) - в красном поле срубленный пень с пятью сучьями: с правой стороны тремя, а с левой двумя. К этой фигуре Болеслав Кривоустый прибавил крест, который стоит на отрубе. Та же фигура и в нашлемнике между двумя орлиными крыльями (табл. XXIV, рис. 18). Этот герб перенесен из Богемии.

164. Новина, Войня, Златоголенчик (Nowina, Woinia, Zlotogolenczyk) — в голубом поле лодка (nawa, navis), или, по объяснению других, ручка от котла, цвета белого, изгибом вниз, с воткнутым в средину ее серебряным с золотою рукояткою мечом; над шлемом и короною видна согнутая в колене нога в латах и со шпорою, ступнею обращенная влево (табл. XXIV, рис. 19). Повествуют, что в 1121 г. герб этот пожалован королем Болеславом Кривоустым одному ротмистру (отец которого был медником) за то, что в войне с русскими он вместо раненой под королем лошади с опасностью жизни достал ему новую. Затем, когда он попал в плен и был закован в одну с Болеславом колоду, он, чтобы развязать узы, не пожалел своей ноги, отсек ее себе и таким образом освободил короля. Этими событиями объясняют разные названия Новины. Гербы Поздеевых (IV, 52) ; Шупинских (IV, 132).

165. Новицкий (Nowicki) или Осеки (Oseki) — в голубом поле три крюка, сложенных в виде буквы Y; у верхних крюков острие вправо, а у нижнего влево. Между крюками три серебряных шестиугольных звезды. Та же фигура и в нашлемнике из трех страусовых перьев (табл. XXIV, рис. 20). Герб Новицких (X, 97).

166. Новосель (Nowosiel) - в красном поле белая повязка, положенная в кружок, с скрещенными концами (см. Наленч); над нею положена стрела, острием вверх (табл. XXI, рис. 16). Герб этот употреблялся на Волыни. Герб Новосильцовых (VIII, 11).

167. Незгода (Niezgoda) - в голубом поле подкова, обращенная шипами к подошве щита; под нею стрела, летящая вниз, а на подкову по средине ее положен меч рукоятью вправо, острием влево. Нашлемник из павлиньих перьев (табл. XXI, рис. 17). Ср. Доленга.

168. Несобе (Niesobie) - в красном поле половина серебряной стрелы острием вверх, под нею черный орлиный хвост в золотом поле (табл. XXI, рис. 18). Герб этот из Моравии.

169. Оброна, см. Пржияцель.

170. Огинский (Oginski) - в голубом поле крепостные ворота или престол, цвета красного; над ним крест или скипетр серебряный (табл. XXI, рис. 19). Полный герб кн. Огинских (табл. XXI, рис. 28) мы заимствуем с грамматики Мелетия Смотрицкого, 1619 г.

171. Огоньчик, Повала (Ogonczyk, Powala) - в красном поле половина летящей вверх серебряной стрелы (или якоря), воткнутой в половину кольца в виде радуги, золотого (иногда серебряного) цвета. Над короною воздеты к небу две женские по плечо руки (табл. XXVI, рис. 21). Герб этот перешел в Польшу из Моравии, и начало его, равно как название и фигура, объясняется так: около 1100 г., во время неприятельского нашествия на Моравию, была окружена в своем доме и взята в плен благородная девица герба Одровонж. От не счастия ее спас Петр Радзиков в то время, как она, простерши руки к небу, молила о помощи. В награду за подвиг, девица, дав своему избавителю половину кольца, обещала выйти за него замуж, что действительно и исполнила. Сын Петра Радзикова назывался Огонь, отчего и герб его стал именоваться огоньчиком. Из огоньчика и положенной под ним леливы составлен герб кн. Острожских (Korona Polska. Vol. 3. P. 509). Огоньчик есть в гербе Извольских (IX, 18); Огонь-Догоновских (IV, 122) ; Скрыплевых (VIII, 59).

172. Одровонж (Odrowiaz) — в красном поле серебряная стрела, вылетающая из лука с оторванною тетивою. (В некоторых гербах она вылетает из подковы). Та же фигура вкось видна и на павлиньих перьях в нашлемнике (табл. XXIV, рис. 22). Герб этот в X столетии перенесен из Моравии. См. гербы Гасвицких (VII, 112); Дурасовых (VI, 18); Шипневских (IX, 79).

173. Одынец (Odyniec) — в голубом поле серебряная стрела, летящая вверх. Нижний конец у нее заломан вправо, а в средине она перекрещена бруском или ефесом от шпаги. На шлеме поставлено пять страусовых перьев. Название этого знамени, употреблявшегося издавна в Червонной Руси, объясняется пожалованием его витязю, отличавшемуся телесного силою до того, что он один выходил на бой с врагами. См. гербы Березовских (V, 110) ; Одинцовых (II, 100).

174. Окунь, см. Донброва.

175. Окша, см. Братчиц.

176. Олива (Oliwa) — в зеленом поле белая, вырванная с корнем лилия, над нею две розы. Над шлемом обращенный вправо коронованный лев (табл. XXIV, рис. 23). Герб этот в XIII в. перенесен из Пруссии. См. герб Воронцовых (I, 28).

177. Ольшевский (Olszewski) — между двумя скобами сабля, обращенная остроконечием вверх и положенная так, что вся фигура, вместе взятая, образует букву N. Герб Олешевых (II, 112).

178. Орда, см. Остоя.

179. Орля, см. Шашор.

180. Осория, Старжа, Посвист (Osoria, Starza, Poswist) - в красном поле золотое от телеги колесо; сверху на нем сломан обод и в том месте водружен крест или меч; на шлеме три страусовых пера (табл. XXI, рис. 21). Древность этого знамени доказывается самым его названием Старжа. См. герб Баклановских (III, 36).

181. Осморог, Геральт (Osmorog, Gieralt) есть в красном поле серебряный крест с раздвоенными концами, так что он об осьми углах, а в разделении концов положено по шару. Над короною сидит тетерев, как бы сбирающийся лететь (табл. XXIV, рис. 24). Название этого герба — крест об осьми концах (osmorog) — объясняется тем, что воин, по имени Геральт, имевший первоначально в гербе своем птицу, в возмездие за проповедь христианства язычникам пожалован от Папы крестом; а первоначальный его герб помещен в нашлемнике.

182. Остоя (Ostoia) — в красном поле два золотых полумесяца, обращенных рогами один влево, другой вправо; между ними меч, которого ручка имеет вид креста. Над шлемом три страусовых пера (табл. XXI, рис. 22). Герб этот в 1069 г. королем Болеславом Смелым пожалован одному витязю Остое за его мужество. Когда вместо меча сверху и снизу полумесяцев полагается по звезде, то герб называется Орда (Korona Polska. Vol. 3. P. 47 8). См. гербы Алеевых (VII, 31); Батюшковых (IV, 92); Безбородко (I, 29; II, 12); Бугаевских (X, 111); Домогацких (X, 69); Кочубеев (IV, 13); Лупиных (IV, 49); Миклашевских (III, 105); Пашковых (VII, 20); Сафоновых (III, 92); Шешковских (I, 115); Шишкиных (III, 43) ; Шишковых (III, 75).

183. Остржев, см. Нечуя.

184. Осеки, см. Новицкий.

185. Папарона, Будзич (Paparona, Budzicz) - белый лебедь, сидящий на глыбе зеленой земли в голубом поле; на шлеме пять страусовых перьев (табл. XXI, рис. 23). Начало этой эмблемы восходит, как говорят, до капитолийских гусей, спасших Рим во время осады его галлами. В XIV столетии этот герб принесен в Польшу итальянцем Мамфиолем и сообщен многим фамилиям (Ср. Лабендзь).

186. Папржица, см. Кушаба.

187. Пелец (Pielesz) - в красном поле два меча, положенных наподобие Андреевского креста так, что рукоятками они обращены вниз, а остриями вверх. На шлеме три страусовых пера (табл. XXI, рис. 24). Счастливо оконченный поединок на войне дал право победителю на такое знамя. Эта эмблема встречается очень часто в наших гербах во свидетельство мужества тех, кому она усвоена. Для примера указываем на гербы Жилинских (VII, 142); Иванчиных (VI, 80); Кузовлевых (X, 104); Малышевых (V, 109); Суковкиных (VII, 143); Юрьевых (I, 74); Хитровых (I, 57) ; Череповых (IX, 69) и мн. др.

188. Пеликан (Pelikan) — в красном поле обращенный влево пеликан, кормящий грудью своих птенцов. На шлеме пять страусовых перьев. См. гербы Хоненевых (VI, 29); Хорватов (VI, 150) ; Шираев (IX, 125).

189. Пельжгрим, см. Правдзичь, Правда.

190. Перштен, см. Венява.

191. Першхала, Рох, Колюмна (Pierzchala, Roch, Kolumna) - в серебряном поле черная башня с широким основанием и таким же вверху карнизом, на котором обозначено пять зубцов наподобие башни в шахматной игре. На шлеме пять страусовых перьев (табл. XXI, рис. 25). Играя в шахматы с мазовецким князем, приобрел этот герб некто Першхала в XIV столетии. См. гербы Апушкиных (IX, 36) ; Пыжевых (IX, 93).

192. Пилява (Pilawa) - в голубом поле два белых креста и половина третьего с левой только стороны (табл. XXI, рис. 26). За подвиги против пруссаков, преимущественно при городе Пиляве, был герб этот пожалован витязю Зарославу королем Польским Владиславом Кудрявым. Если герб Пилява поставлен на обращенную шипами вниз подкову в голубом поле, то все знамя получает название Пухалы (Puchala).

193. Пломенчик, см. Задора.

194. Пнейня (Pniejnia) — в красном поле две медвежьи лапы, ухватившиеся за шар, вроде яблока, чрез который острием вверх проходит стрела. На шлеме коршунье крыло, пробитое стрелою влево (табл. XXIV, рис. 25). Ср. гербы Вонлярлярских(IV, 125).

195. Побог, Пободзе (Pobog, Pobodze) - в красном поле обращенная шипами вниз серебряная подкова, на вершине которой утвержден золотой крест. В нашлемнике видна выходящая охотничья собака в ошейнике (табл. XXV, рис. 1). Герб этот известен с XI столетия. См. гербы Глебовых-Стрешневых (VII, 9); Малиновских (IV, 111); Мухановых (II, 88); Стрешневых (II, 61).

196. Повала, см. Огоньчик.

197. Павенза (Paweza) состоит из трех мечей, пронзающих остриями положенный в красном поле шар. Рукоятки их, имеющие вид крестов, расходятся в три стороны. Между двумя верхними мечами виден крест. На шлеме пять страусовых перьев (табл. XXI, рис. 27). Ср. Гербурт.

198. Погоня. Виды и история ее описаны выше. Как Погони вид первый почти всегда служит признаком происхождения от княжеского литовского дома, так прочие виды Погони, особенно рука с обнаженным мечом (табл. XXV, рис. 2) встречаются очень часто в наших гербах и даны в знак храбрости и отваги. Приводя гербы, где помещены оба вида Погони, мы считаем не лишним сделать общее замечание, что первый ее вид нередко сополагается с башнею, по форме своей литовскою, о трех зубцах, эмблемою владения, и иногда даже с белым польским орлом, как это было уже подробно изложено в главе о гербах княжеских родов, происшедших от Гедимина. Четвертый вид Погони, т.е. выходящая из облаков рука, встречается в гербах наших так часто, что мы отказываемся приводить все гербы с этим знаменем. Гербы Авдуловых (IX, 62); Балакиревых (IX, 28); Башмаковых (V, 106); Бекетовых (IV, 84); Болотниковых (IX, 14); Белкиных (V, 21); Вельяминовых-Зерновых (IV, 26); Волжинских (VII, 101); Вязмитиновых (X, 6); Головкиных (I, 16); Долгово-Сабуровых (VII, 44); Захарьевых (IX, 33); Зиловых (IX, 41); Зубовых (VI, 4); Кологривовых (IV, 23); Кормилицыных (VIII, 126); Котлубицких (V, 132); Кузьминых-Короваевых (IV, 57); Кульневых (VIII, 123); Купреяновых (X, 33); Маховых (X, 71); Мусиных-Пушкиных (I, 17); Мякининых (VI, 29); Обольяниновых (IV, 61); Ошаниных (IV, 41); Плещеевых (I, 44); Плюсковых (VII, 19); Потемкиных (I, 26; II, 66); Пушкаревых (IX, 53); Ратковых (IV, 77); Ромодановских (IV, 5); Ростопчиных (IV, 12); Рышковых (IX, 121); Свиньиных (II, 56); Собакиных (III, 12); Стасовых (IV, 129); Стерлиговых (X, 47) ; Сухотиных (IV, 72) ; Сушковых (II, 73) ; Телепневых (V, 111); Тухачевых (VII, 10); Тютчевых (IX, 60); Хилковых (IV, 4); Череповых (IX, 69); Черторижских (IX, 82); Чуфаровских (IX, 46) ; Шафровых (IX, 11) и мн. др.

199. Позняк (Pozniak) - в красном поле муж в латах, пробитых чрез перси летящею влево стрелою. На шлеме три страусовых пера (табл. XXI, рис. 29). См. герб Позняков (VI, 155).

200. Покора (Pokora) — в голубом поле лошадиная подкова, шипами обращенная вниз, поперек ее положен ключ, бородка которого имеет вид креста (табл. XXI, рис. 30). Начало этого герба относят ко времени короля Владислава Германа.

201. Помян (Pomian) - в голубом поле черного цвета голова зубра, проткнутая между глазами мечом от правого угла к левому. Над шлемом видна закованная в латы рука, держащая обнаженный меч (табл. XXII, рис. 1). Начало герба относят к XIII столетию. См. гербы Кармилицыных (VIII, 126); Малявок (IX, 117); Соколовских (V, 114); Юреневых (III, 15).

202. Порай, см. Ружа.

203. Посвист, см. Осория.

204. Поцей, Вага (Pociey, Waga) - в голубом поле обращенный рогами вниз полумесяц, в него утвержден крест, которого продолжение, расходясь книзу, в концах загнуто кверху под углом. Концы этих линий соединены между собою пересекающею их поперечною чертою. Внизу же, в пространстве, остающемся между означенными линиями, помещается Корчак (табл. XXII, рис. 2). Герб этот получил название от известной фамилии Поцеев, которой он принадлежал.

205. Правдзиц, Правда (Prawdzic, Prawda) — в голубом поле выходящий из стены лев, обращенный влево. В передних лапах он держит железный круг или шар. Та же фигура видна на шлеме (табл. XXV, рис. 3). В Польше герб этот был известен с XIV столетия. В гербе Пельжгрим выходящий из-за стены лев обращен вправо и без кольца. Гербы Елагиных (I, 46); Зеленцовых (IX, 159); Лутовиновых (VIII, 20); Нелидовых (I, 48); Презентов (IV, 141); Рохмановых (V, 63); гр. Сологубов; Хрущовых (II, 111); Шубиных (VIII, 99).

206. Пржегоня (Przegonia) — в красном поле меч, поставленный между двумя полумесяцами, обращенными один в правую, другой в левую стороны. В нашлемнике дракон, у которого из пасти выходит пламя, а на пламени видна та же фигура (табл. XXV, рис 4). Ср. Остоя. Дракон прибавлен к ней в XIII столетии в гербе одного храброго мужа Пржегоня, в память его отваги.

207. Пржерова (Przerowa) — в красном поле военное знамя, употреблявшееся польскою конницею. Древко наклонено влево, на половине сломано, а самое знамя распущено и обвилось концом вокруг древка (табл. XXII, рис. 3). Думают, что герб этот был дан королем Болеславом Кривоустым храброму воину Мирославу в память подвигов его в войне Польши с немецким императором в 1109 г. См. герб Дублянских (X, 116).

208. Пржестржал (Przestrzal) - в красном поле меч, пробитый стрелою, летящею в правый верхний угол. См. герб Сумароцких(Х, 37).

209. Пржияцель, Аксак, Кара и Оброна (Przyjaciel, Aksak Kara, Obrona) — в голубом поле на блюде красное сердце, пронзенное или одною стрелою, или крестообразно двумя стрелами. На шлеме пять страусовых перьев (табл. XXII, рис. 4). Иногда сердце бывает без блюда. Начало герба с ХII столетия. См. гербы Аксаковых (IV, 19); Анненковых (I, 54); Гордеевых (VII, 61); Денисьевых (IV, 136); гр. Зотовых (VIII, 3); Иванчиных (VI, 80) ; Кандибовых (IV, 133) ; Лужиных (VIII, 98) ; Палицыных (IX, 88); Родзянок (на Аксаке Прус, VI, 141); Сахаровых (IV, 78); Сушковых (II, 73) ; Юрасовых (VI, 63).

210. Прус (Prus) разделяется на несколько видов: в первом виде (Prus primo, Turzyma) представлен в красном поле белого цвета осьмиконечный крест, у которого одного кончика недостает, а в нашлемнике видна закованная в латы рука с поднятым мечом (табл. XXII, рис. 5). Название этого знамени и начало его объясняют прибытием в Польшу в конце X столетия трех прусских князей, искавших спасения от меченосцев. Герб этих пруссаков (prus) впоследствии перешел ко многим польским фамилиям. Вид второй Пруса (Prus Secundo, Wilcze-kosy) состоит из двух серебряных кос, положенных в красном поле так, что они обращены кверху острыми концами и образуют ими Андреевский крест, а нижние концы связаны золотою ниткою, от которой виден один только конец. На точке соединения кос поставлен первый вид Пруса (табл. XXII, рис. 6). Нашлемник такой же. Начало этой эмблемы относят к половине XI столетия, к правлению короля Казимира. Третий вид (Prus tertio, Prus Nagody) — это сложенные вместе отверстым книзу полукругом коса и пол-подковы, так что коса занимает правую, а подкова — левую половину фигуры. На точке их соединения виден полуторный крест. В нашлемнике нога в латах и со шпорою, согнутая в колене (табл. XXV, рис. 5). Что касается до цвета поля в последнем гербе, то оно или все красное, или же коса и крест в красном поле, а половина подковы в голубом. У нас гербы: Корицких (VI, 112); Озеровых (III, 40); Опочининых (IV, 82; коса и подкова отделены и положены в разных четвертях щита) ; Родзянок (VI, 141).

211. Пухала, см. Пилява.

212. Пэлия, см. Корибут.

213. Равич, Рава (Rawicz, Rawa) - в золотом поле идущий вправо медведь; на нем сидит девица впрям, одетая в царскую корону и держащая руки распростертыми наподобие креста. Над шлемом и короною два оленьих рога, между ними виден стоящий на задних лапах, выходящий до половины черный медведь; из передних лап его одна опущена, а другою он держит розу, которую нюхает (табл. XXV, рис. 6). Что касается до происхождения этого знамени, то одни историки производят его из Англии и объясняют тем, что один английский король, оставив после своей смерти сына и дочь, первому завещал свое недвижимое имение, а второй —движимое имущество. Приближенные к новому королю люди посоветовали ему убить свою сестру, чтобы она не вывезла за границу отцовского наследия. В предупреждение этого решились отдать девушку на съедение медведям; но когда она была посажена в медвежью берлогу, то не только медведь ей ничего не сделал, напротив, она обуздала его своим поясом и выехала на нем. Брат, видя такое диво, выдал ее за лотарингского князя, и описанный герб в память такого события был усвоен ее сыновьями, потомками которых он перенесен в Богемию, а оттуда в Польшу. Длугош в своей хронике под 1100 г. пишет, что Лаврентий Лорек, прозванный Божеем, из рода Равитов, оскорбленный Вретиславом, князем Богемским, убил его и затем переселился в Польшу к Болеславу Кривоустому, от которого получил поместья в Равском воеводстве. У нас см. гербы Дембинских (IX, 22); Заборовских (II, 69); гербы Завадовских (I, 31); Кропотовых (VI, 32); Мельгуновых (I, 65, происходящих от Минигайла, кастеляна виленского, который в 1400 г., при соединении Литвы с Польшею, причислен к гербу Рава); Олениных (I, 72); Олешевых (II, 112).

214. Радван, Вирб (Radwan, Wirb) - в красном поле церковная хоругвь с тремя концами, цвета золотого. По средине ее верхнего края помещается крест или конец стрелы. Объяснение начала этого герба и значение фигуры приведены выше в числе справок Посольского приказа. См. гербы Немцовых (II, 76); Паскевичей (X, 3,14) ; Пашковых (VIII, 21) ; Якушкиных (IV, 42).

215. Радзиц (Radzic) — в красном поле морской якорь на двух лапах. Стержень его обращен кверху и по бокам его две звезды (табл. XXII, рис. 8). Герб этот, по мнению польских геральдиков, перенесен в Польшу из Германии в начале XIV столетия и, как показывает его фигура, был пожалован лицу, отличившемуся в морской битве. См. гербы Башмаковых (X, 38); Бутримовых (VIII, 24) ; Гордеевых (VII, 61) ; Исленьевых (IV,20); Кашкиных (I, 58) ; Кокошкиных (X, 74) ; Коптевых (X, 84).

216. Рамульт (Ramult) состоит из пяти белых роз, крестообразно в красном поле расположенных. Нашлемник из павлиньих перьев (табл. XXII, рис. 9). Думают, что это знамя принесено из Франции в Польшу в XII в.

217. Ратульт (Ratult) — в красном поле половина золотого кольца, отверстием обращенного вверх, и в это углубление всажен высокий и широкий крест (табл. XXII, рис. 10). Ср. Шелига. Начало этого знамени относят к концу XIII столетия.

218. Ровня (Rownia) — в красном поле три обнаженных меча, упирающиеся остриями в одну точку луны и расходящиеся рукоятками, между которыми помещены две шестиугольные звезды. Нашлемник состоит из павлиньего хвоста (табл. XXII, рис. 11). Герб этот производят одни из Германии, другие из Венгрии. У нас во многих гербах луну пронзает иногда один меч, иногда их два, иногда меч накрест с ружьем. Гербы Андреяновых (VIII, 63); Корсаковых (V, 73); Мининых (V, 40); Осоргиных (V, 43); Радиловых (VIII, 73).

219. Рогаля (Rogala). В этом гербе щит рассечен на две половины: правая цвета серебряного, а левая красного. В первом изображается красный олений рог с пятью (иногда четырьмя) ветвями вправо, а во втором турий, серый. Те же рога и того же цвета повторяются в нашлемнике, но в обратном положении, т.е. турий — справа, а олений - слева. Иногда между ними изображается летящий вправо ворон (табл. XXV, рис. 7). Герб этот выводят из Германии в XII столетии, хотя, впрочем, судя по названию, должно бы признать эмблему эту славянскою.

220. Розинец, Разинец (Roziniec, Raziniec) — в голубом поле подкова, шипами обращенная вниз, на вершине ее крест, на котором сидит смотрящий вправо ворон с поднятыми крыльями. В клюве у него перстень. Наконец, в углах, образуемых шипами подковы, помещаются две серебряные стрелы, из которых одна острием вверх, другая вниз. В нашлемнике такой же ворон с перстнем (табл. XXV, рисунок 8). Ср. Слеповрон. Полагают, что воину герба Слеповрон были прибавлены стрелы за особые доблести на поле войны.

221. Роля (Rola) - в красном поле белая роза, в которую тупыми концами упираются три сошника, остриями обращенные к стенкам щита. На шлеме пять страусовых перьев. Начало этого герба относят к XI столетию. См. гербы Артюховых (IV, 131); Булашевичей (X, 65) ; Каменских (VI, 137).

222. Рох, см. Першхала.

223. Рубеж (Rubiesz) состоит из трех полос или дорог, границ, постепенно укорачивающихся книзу, на верхней полосе находится стрела с двумя остриями, одно под другим расположенными, наподобие двух соединенных между собою стропил (табл. XXII, рис. 13), Ср. Корчак. Герб Рубцовых (IX, 39).

224. Рудница, Настенп (Rudnica, Nastep) состоит из обращенной шипами вниз подковы, под которою видна летящая вверх стрела. Поле в этом гербе рассечено на две части: голубую и белую. На шлеме три страусовых пера.

225. Ружа, Порой (Roza, Poray) — в красном поле белая в полном цвету роза. Она же повторяется над короною (табл. XXV, рис. 9). Ср. Долива, Олива, Рамулт, Гучи или Житынян (Guczy, Zytynian), состоящий из перевязи влево, и по обеим ее сторонам по красной шестилистной розе (Коrоnа Polska. Vol. 2. P. 339). Герб Ружа принесен из Богемии Пораем в правление Мечислава. Ср. гербы Бернатцких (VI, 3) ; Римских-Корсаковых (II, 52).

226. Саламандра (Salamandra). Описание этой эмблемы и ее история помещены в справке Посольского приказа (табл. XXII, рис. 14).

227. Самсон, или Ватта (Samson, Watta) - в голубом поле изображение Самсона, раздирающего пасть льву (табл. XXII, рис. 15). Гербы Масловых (II, 74; V, 30); Чалеевых (X, 61).

228. Сас (Sas) — в красном (реже в голубом) поле серебряный полумесяц, рогами обращенный вверх и имеющий на концах по золотой шестиугольной звезде, а из средины его летит вверх стрела. Над шлемом павлиний хвост, пробитый стрелою влево (табл. XXV, рис. 10). Герб этот первоначально употреблялся в Саксонии, потом в Венгрии, а с XIII столетия - в Литве и Польше. Ср. гербы: Горчинский (обороченный Сас) (Korona Polska. Vol. 2. P. 179); Мсцишевский (Ibid. Vol. 3. Р. 318); Невлин; Чудовский и Дашкевич (Ibid. P. 69). У нас в гербах эта основная фигура подвергается также многим изменениям. См. гербы Аслоновичев (IX, 135); Дмитриевых-Мамоновых (IV, 21; обернутый сас с короною и нашлемником в самом щите) ; Заплатиных (VII, 97); Перских (III, 90); Цуриковых (II, 87); Яворских (II, 133) ; Яминских (III, 71).

229. Свенчиц (Swienczyc) — в голубом поле осьмиконечный крест (табл. XXII, рис. 16). Герб этот очень древен в Польше, введен в ней первыми католиками и помещен на щите у Литовской погони.

230. Свинка (Swinka) — в красном поле обращенная в левую сторону кабанья голова, которой нижнюю часть сломала приставленная к голове человечья рука, одетая в голубой рукав. Над короною видна девица в зеленом платье; она стоит, приложив обе руки к поясу (табл. XXV, рис. 11). Начало этого герба относится к половине X столетия.

231. Слизень (Slizien) — в голубом поле земной шар (но без пояса, как он обыкновенно изображается), на шаре крест (табл. XXII, рис. 17). Нашлемник состоит из согнутой руки, чрез которую проходит стрела от левой стороны к правой. Первоначально герб этот принадлежал Андрею Радше и из Седмиградской земли принесен в Польшу. Герб Кологривовых, происшедших от этого родоначальника (Родословная книга... Т. 2. С. 328-329) (IV, 23).

232. Слеповрон (Slepowron) - в голубом поле серебряная подкова, шипами обращенная вниз; на вершине ее крест, на котором сидит обращенный вправо черный ворон с золотым в клюве перстнем. Тот же ворон с перстнем и в нашлемнике (табл. XXV, рис. 12). История этой эмблемы приведена в справке Посольского приказа. Ср. гербы: Гинвил, Зеновичь-Деспот, Корвин, Косак, Разинец; гербы: Булгаковых (IX, 89); Вороновых (IX, 105); Каменевых (VII, 105); Кучецких (IX, 29); Шимановских (VIII, 92).

233. Сокола (Sokola) состоит из соединения головы и передних ног вепря и задней части туловища медвежьего. На средине полоса красного цвета. Над шлемом видна выходящая голова медведя с передними ногами (табл. XXV, рис. 13). Герб этот в половине XIII столетия пожалован братьям Соколам от короля Казимира I в ознаменование мужества, оказанного ими на охоте, на которой они убили вепря и медведя.

234. Солима (Solima, Sulima) состоит из щита, разбитого на две половины; из них в верхней, в золотом поле, видны голова и крылья черного летящего орла, а в нижней, красной, — три драгоценных четырехугольных камня, расположенных в виде треугольника. На шлеме помещена половина летящего орла (табл. XXV, рис. 14). Герб этот в 935 г. принесен в Польшу из Германии, где принадлежал графам Солимским, владевшим Браунфельсом, Минценбергом и Зонневальдом. У нас гербы Бантыш-Каменских (IV, 138); Гурьевых (II, 109); Саблуковых (I, 80 на груди у орла серебряное сердце).

235. Солтан, см. Сырокомля.

236. Солтык (Soltyk) - в правую сторону обращенный черный орел с короною на голове и поднятыми вверх крыльями. В правой лапе он держит меч, на который надета княжеская корона (табл. XXII, рис. 18). Гербы Салтыковых (VII, 28); Башмаковых (X, 38); Кузьминых-Короваевых (IV, 57); Ледицких (VI, 48). Ср. ниже, с.

237. Срженява (Srzeniawa) — в красном поле белая река, ниспадающая по искривленной линии от правого верхнего к нижнему левому углу; на верху реки стоит крест. Над шлемом и короною, между двумя трубами, из которых на каждой по четыре бубенчика, выходит лев, смотрящий впрям (табл. XXV, рис 15). Ср. Дружина. Начало этого герба относят к XI столетию, и значение эмблемы объясняют победою, одержанною в правление короля Болеслава Храброго при реке Срженяве. Гербы Гречаниновых (VII, 119); Исленьевых (IV, 20), происходящих от Гораина, в Литве же вышедшие из Смоленска Гораины были герба Срженявы; Менделеевых (VII, 86); Писаревых (III, 28); Рогозиных (VIII, 80); Чупрасовых (IX, 72); Шатиловых (III, 58) ; Шафонских (VII, 159).

238. Старжа, Топор (Starza, Тороr) - в красном поле топор, острием обращенный вправо. Лезвие у него серебряное, рукоятка золотая. На самом железе изображена луна с несколькими кружками. В нашлемнике такой же топор в наклоненном только положении (табл. XXV, рис. 16). Самая фигура усвоила этому гербу название Топор; а по древней фамилии Старжа, которой он был впервые пожалован, дано этой эмблеме и другое название Старжа. Гербы Калинских (IX, 126); Кормилицыных (VIII, 126) ; Краснопольских (VIII, 142) ; Ловенецких (VII, 146) .

239. Стары-конь (Stary-kon) - в красном поле бегущая вправо белая лошадь с поднятым хвостом, золотыми подковами и перепоясанная по животу черною подпругою. Над шлемом и короною такой же топор, как в предыдущем гербе (табл. XXV, рис. 17). Начало этой эмблемы относят к XI столетию. Гербы Великопольских (III, 40); Майковых (III, 67); Мишковых (VI, 76).

240. Столобот, см. Донброва.

241. Стржемя (Strzemie) состоит из золотого в красном поле стремени (табл. XXII, рис. 19). Начало этого герба относят ко времени Болеслава Храброго. Гербы Лагод (VI, 143); Лызловых (X, 21) ; Тишениновых (V, 85).

242. Сушинский (Suszynski) — обращенная шипами вниз подкова и внутри ее две положенные крестообразно, остриями вверх, стрелы (табл. XXII, рис. 20). Гербы Вереховских (VII, 30; IX, 27); Гудовичей (IV, 8).

243. Сухе-комнаты (Suche-komnaty) —в красном поле черный охотничий рог, украшенный золотом и с серебряною перевязью; на рогу поставлен золотой крест (табл. XXII, рис. 21). Ср. Тронбы; герб Судиенков (III, 97).

244. Сырокомля (Syrokomla) - на средине Абданка золотой крест. Та же фигура, т.е. Абданк, с крестом видна и в нашлемнике (табл. XXV, рис. 18). В конце XIV столетия герб этот был пожалован одному витязю Сырокомле в награду за мужественную защиту имени Христова против язычников, произносивших на него хулу. В Бржуске (Brzoska) и Розмяре (Rozmiar) первые и последняя стенки Сырокомли соединены между собою поперечною линиею. Ср. Поцей. В Солтане, вместо одного, два креста над Абданком, а повыше их звезда. Герб Путятиных (VIII, 2).

245. Тарнава (Tarnawa) — в красном поле широкий серебряный греческий крест, и у левого его края обращенный рогами к правой стороне щита полумесяц золотого цвета (табл. XXII, рис. 22). Эмблема эта в XI в. принесена с острова Родоса. Гербы Туманских (VI, 153); Тарновских (VI, 136).

246. Тачала (Taczala) — в золотом поле журавль, обращенный влево, стоит на одной ноге, а другою, поднятою, держит камень. Иногда в верхних углах щита в черном поле помещается по серебряной шестиугольной звезде (табл. XXII, рис. 23). Герб этот из Богемии. Бдительность в темную ночь изображается этим знаменем. У нас такая эмблема встречается во многих гербах.

247. Топор, см. Старжа.

248. Трах (Trach). В гербе этом поле рассечено и в правой стороне щита изображен в голубом поле золотой коронованный дракон, а в левой половине, цвета красного, знамя Корчак, т.е. три белые ступени, книзу уменьшающиеся так притом, что лапы дракона достают до высшей ступеньки. На шлеме три страусовых пера (табл. XXII, рис. 24). Начало этого герба выводят из Рима, где его и употребляют некоторые роды; известно, что он издавна был в Силезии, в Тешинском и Опольском княжествах. Ср. герб Ляцкий.

249. Тржаска, Бяла, Любева (Trzaska, Biala, Lubiewa) - в голубом поле золотой полумесяц, рогами обращенный вверх, а под ним, равно как над ним, по мечу с рукояткою, имеющею вид креста. Та же эмблема в нашлемнике на павлиньем хвосте (табл. XXV, рис. 19). Это знамя было пожаловано Болеславом Храбрым воину по имени Тржаска. Гербы Блажеевских (VIII, 139); Глинок (V, 103). Небольшое видоизменение этого знамени в гербе Булгариных состоит в том, что концы мечей скрыты во встречающихся между собою (как в гербе Вукры) полумесяцах. Герб покрыт княжескою мантиею (табл. XXV, рис. 20).

250. Трживдар (Trzywdar) — в красном поле три серебряных креста, из которых два целых, а третий со сломанным концом. Они сходятся между собою наподобие буквы Y. В трех углах, образуемых крестами, помещается по золотой звезде. На шлеме три страусовых пера (табл. XXII, рис. 25). Название этого знамени геральдики объясняют тем, что в этом гербе всякая фигура изображается по три раза. Ср. герб Новицкий.

251. Тронбы (Traby) — в серебряном поле три черные трубы или три охотничьих рожка, с двумя золотыми полосами на каждом. Трубы эти соединены в центре щита, в кружке или кольце, и из него расходятся одно вправо, другое влево, а третье книзу (табл. XXII, рис. 26). Начало этого герба полагается в половине X столетия. Гербы Волковых (I, 70; кольцо вместо средины положено особо под трубами) ; кн. Радзивилов.

252. Тупач (Topacz) — в красном поле поднятое вверх ястребиное или орлиное черное крыло с золотою лапою. Коленом она обращена в левую сторону щита (табл. XXII, рис. 27). Герб этот выводят из Венгрии, откуда он перенесен в Польшу при Казимире Великом или его наследнике Людовике Венгерском. См. гербы Блудовых (IV, 18: в Литве им пользуются Блудницкие); Зембулатовых (IV, 65).

253. Тэнпа подкова (Тера Podkowa) — в голубом поле золотой крест внутри золотой подковы. В нашлемнике распростертое ястребиное или орлиное крыло (табл. XXV, рис. 21). Обыкновенно полагают, что это знамя произошло чрез изменение, сделанное в Ястржембце, гербе одного рода в Силезии вследствие участия его в умерщвлении Станислава, епископа Краковского. В последствии времени к этому гербу стали приписываться и другие фамилии. Таким образом, сам собою разрешается вопрос, который так занимал покойного графа Ивана Григорьевича Чернышева, вопрос, на который не совсем удачно ответил епископ Адам Нарушевич в письме своем к Чернышеву. Дело в том, что Чернышевы производят себя от Чернецких, рода известного в Литве и Польше и имеющего в гербе Ястржембца (т.е. подкову шипами вверх и в средине ее крест). Каким же образом, спрашивал граф И.Г.Чернышев, предки его утратили этот герб? Нарушевич объяснял такую перемену случаем; а между тем у Чернышевых особый герб Тэнпа — Подкова, что доказывает самая фигура подковы и крыло в нашлемнике (грб. I, 20; VI, 67). Связь же этого знамени с Ястржембцем делает понятным, как одно поколение могло принять видоизменение основного герба (Письмо графа Чернышева к Нарушкевичу и ответ последнего напечатаны в "Сыне Отечества" за 1844 г).

254. Укры, см. Вукры.

255. Циолек (Ciolek) — в белом поле вол, или теленок, цвета красного, идущий вправо. В нашлемнике выходящая голова теленка, также обращенная вправо (табл. XXV, рис. 22). Герб этот перенесен из Италии в 971 г. и принадлежал Понятовскому. У нас гербы Вознициных (V, 50); Панютиных (VIII, 61) ; Чернолусских (IX, 115).

256. Чарлинский, см. Корвин.

257. Чудовский, 1 см. Сас и Лелива.

258. Хабеэдиле, см. Вукры.

259. Халец, см. Абданк.

260. Ходзимирский, см. Грабс.

261. Холева (Choleva) состоит из двух железных скоб, (clamry), положенных в красном поле и обращенных одна к правому, другая к левому краю щита. Разделены между собою эти скобы водруженным между ними мечом, обыкновенно острием вниз (в некоторых гербах меч бывает острием вверх) (табл. XXII, рис. 28). Некоторые польские геральдики фигуру этого герба объясняют заслугами одного плотника, жившего в лесах и спасшего короля Болеслава Смелого тем, что показал ему ближайшую и безопасную дорогу на неприятеля и, взяв меч у солдат, помогал преследовать и победить врага.

262. Хомонто (Chomato) есть воловье ярмо, положенное вкось от левого верхнего к правому нижнему углу (табл. XXII, рис. 29). Герб этот был дан Доброславу из Цигезамберга за то, что он, увидев, как под королем была убита лошадь, дал ему свою, а сам сел на вола в ярме.

263. Янина (Janina) — в красном поле стальной щит. В нашлемнике павлинные перья (табл. XXII, рис. 30). Начало этого герба относят ко времени Болеслава Храброго. Это герб Собесских - см. гербы Поликарповых (III, 27); Порошиных (VI, 34).

264. Ясенецкий, ср. Гурко.

265. Ясеньчик (Jasienczyk) - в голубом поле золотой ключ, стоящий прямо, бородкою вправо. На шлеме пять страусовых перьев (табл. XXII, рис. 31). См. герб Краевских (VII, 108).

266. Ястржембец, Болещиц, Болесты, Кудбржин, Канева, Лазанки (Jastrebiec, Boleszczyc, Bolesty, Kudbrzyn, Kaniowa, Lazanki) — в голубом поле золотая подкова, обращенная шипами вверх, в средине ее серебряный крест, а над шлемом и короною смотрящий вправо ястреб, с привязанными к лапе бубенчиками, держит такую же подкову (табл. XXV, рис. 23). Иногда та же подкова полагается на груди орла, и герб удерживает то же название Ястржембец. Таков герб кн. Полубинских и Лукомских (в Литве). Начало этой эмблемы относится к царствованию Болеслава Храброго, 999 г. См. гербы Базилевских (IX, 102); Герасимовых (IV, 103); Горожанских (VI, 151); Желтухиных (III, 38); Жуковых (VI, 6); Змиевых (V, 91); Иванищевых (IV, 67); Коковинских (IV, 79); Лачиновых (V, 69); Лукомских (IX, 38) ; Мишковых (VI, 76); Романчуковых (IV, 74) ; Рославлевых (II, 57); Самариных и Квашниных-Самариных (IV, 27; II, 39); Ульяновых (VII, 59); Ульяновых (VIII, 53); Хмелевых (V, 80); Шпаковских (VI, 127).

267. Юноша (Junosza) — в красном поле белый баран, обращенный вправо, стоит на мураве. На шлеме пять страусовых перьев (табл. XXII, рис. 32). См. гербы Котлубицких (V, 132); Кушниковых (VII, 25).

268. Юньчик (Juhczyk) — в красном поле серебряный якорь с двумя лапами, на которых он и стоит, или, по объяснению других, два рыболовных крючка, обращенных в противуположные стороны и прикрепленных к шесту, который оканчивается двумя белыми крестами. На шлеме пять страусовых перьев (табл. XXII, рис. 33). Начало этой эмблемы, равно как многих других, кроется во временах язычества и борьбы его с христианством. Рассказывают, что в одну битву, когда неприятель был расположен с своими силами на берегу реки, некто Юньчик, дав знать о том христианскому войску, привел его на врага и, победив его, поймал как бы на уду. В память того Юньчику пожалован описанный герб. См. гербы Исленьевых (IV, 20); ср. также гербы Солтан, Столобот, Сырокомля.

269. Шалава (Szalawa) — в голубом поле золотой ободок, в средине которого в виде треугольника помещено три золотых креста, в трех местах касающиеся круга. Над шлемом видна рука, вооруженная обнаженною шпагою, поднятою на бой (табл. XXII, рис. 34). Происхождение этого герба относят к началу XIV столетия.

270. Шашор, или Орля (Saszor, Orla) изображается так: в белом поле красный летящий орел с хвостом, но без головы, вместо которой белая шестиугольная звезда (у иных цветок) (табл. XXII, рис. 35). В XIV в. знамя это было принесено из Венгрии. Сас по-венгерски значит орел. См. гербы Олешевых (II, 112) ; Пальчиковых (III, 68).

271. Шелига (Szeliga) - в красном поле золотой полумесяц, рогами обращенный вверх, и из средины его выходит золотой крест. Нашлемник состоит из павлиньего хвоста (табл. XXV, рис. 24). Начало этого герба относят к XV столетию. См. гербы Болотовых (V, 89), кн. Белозерских (I, 13; IV, 1, 2, 3) ; Гоенцких (VI, 87) ; Горяйновых (V, 94); Козиных (VII, 60) ; Коноплевых (VII, 72); Корсаковых (I, 83); Ласунских (VIII, 29); Липовых (IX, 19); Лутовиновых (VIII, 68); Менделеевых (VII, 86) ; гр. Морковых (I, 60); Смирновых (VII, 141) ; Томар (VIII, 113); Хоненевых (VI, 28).

Исчислив, таким образом, главнейшие знамена так называемой польской геральдики и подведши под каждое из них гербы наших дворянских фамилий, в которых воспроизведены означенные знамена или без всякого изменения, или с некоторыми несущественными против основного типа переменами, нам остается повторить только оговорку, сделанную уже выше, т.е. что не все роды, имеющие в гербах польские эмблемы, действительно выезжие из Польши, Литвы и вообще из польских провинций. Гербы эти составляли достояние и других славянских земель, а следовательно, не могли быть чужды и русским, которые, желая поместить у себя в гербе те или другие эмблемы, равно как выразить какую-нибудь идею, сообразовались с тем, как то же самое было выражено у других славянских народов и какая геральдическая форма была придана фигуре в геральдике польской, собравшей в себе отовсюду славянские знамена. Не менее других земель участвовала и Русь в составлении этого, так сказать, геральдического здания, и потому она имела полное право на заимствование из этого источника.

§ 92. Гербы родов выезжих из Пруссии, стран Поморских и других земель славянских. Все Балтийское Поморье было, как известно, населено племенами славянскими. Соседство это, равно как сродство поморян с русскими, объясняют частые выезды к нам жителей Пруссии, и многие из ныне процветающих в отечестве нашем благороднейших семейств обязаны происхождением своим этому источнику. А так как, с другой стороны, Пруссия была долго ленною землею польских королей, то и в ней отразились следы польской геральдики по общему правилу, в силу которого коренные польские роды приписывали к своим знаменам роды пришлые. Поэтому для объяснения гербов наших дворянских фамилий, выехавших в Россию из этих стран, должно искать, по нашему мнению, источники также в польских и литовских знаменах. По принятому порядку мы начнем с дворян, происшедших от древних владетелей Пруссии, и затем перейдем к другим дворянским фамилиям, при изложении гербов которых будем держаться показаний о их происхождении.

Мы начнем с потомства Андрея Ивановича Камбилы. Чтобы понять значение герба его многочисленного потомства, необходимо пройти вкратце, на основании источников, которыми руководствовались сами гербовладельцы и на которые они сослались при представлении герба их к утверждению (Кроме рукописей и справок из архивов, ссылка сделана (списываем без малейшей перемены) на [издания]: 1) Respublica civitatis Polonicae; 2) Alexandri Guagnini. De Prussia; 3) Петроний. О древних пруссах. §1,2; 4) Степенная книга. Т. 1, степень 8. Гл. 2. С. 358, под 1241 г.; 5) Андрей Целляриус в Амстердаме. 1659; 6) Дюисберг Питерс; 7) Стеллий Эразмус; 8) Енеас Сильвиус; 9) Стрийковский. Хроника; 10) Никоновская летопись 1786 г. Ч. 3. С. 186; 11) Прусский и польский гербовник. С. 550; 12) Мальгин Т.С. Зерцало российских государей... Спб., 1794. С. 121 и наконец Щербатов М. М. История российская... Спб., 1781. Т. 4, ч. 1. Кн. 9; 1786. Т. 5, ч. 1. Кн. 11. С. 214. Мы прибавим к этим ), историю их предков.

В 305 г. по Рождестве Христове, повествуют летописи, король Прутено, уступив престол королю Прусскому Вейдевуту, пошел в первые жрецы к язычникам, которые поклонялись дубу в древней столице Пруссии. Король Вейдевут разделил царство свое двенадцати сыновьям, и потомок четвертого сына его Недрона, владетель Судовии, Самогитии, Литвы и других стран, Гланда Камбила Дивонович, утомленный в бранях с орденом Меченосцев, теснившим прусские владения и быв им побежден, выехал с малолетним своим сыном и со множеством подданных в Россию к великому князю Александру Ярославичу Невскому. По восприятии св. крещения дано ему имя Иоанн.

Несмотря на множество родов, происшедших от Камбилы, все они носят в гербе следы своего благородного происхождения. Некоторые отметки и перестановки могли быть сделаны в основном знамени с целью отличить герб одного рода от гербов других фамилий. А именно: у Бабарыкиных (Грб. V, 19), Колычевых (II, 27), Сухово-Кобылиных (II, 26), Шереметевых, графов Шереметевых (II, 10, III, 10) и у Яковлевых (II, 28) посредине золотого щита в красном поле, окруженном лавровым венком, изображается золотая королевская корона, а под нею перпендикулярно означены два серебряных креста. Щит увенчан обыкновенным дворянским шлемом с дворянскою на нем короною, а в нашлемнике между двух шестиугольных серебряных звезд (они опущены в гербе Сухово-Кобылиных) возвышается кумиропоклонный дуб. Щит держат два льва, имеющие золотые лбы, во рту у одного из них лавровая, а у другого масличная ветвь, в лапах держат стоящий с правой стороны скипетр, а с левой — державу. Многие лица, принадлежащие к этим родам, ознаменовали себя заслугами на пользу России, и из них род боярина Бориса Петровича Шереметева, знаменитого генерал-фельдмаршала при Петре Великом и славного сподвижника великого государя, стяжал себе в 1706 г. графское достоинство, в соответствие с чем щит в гербе графов Шереметевых покрыт графскою короною. В память же того, что многие лица исчисленных фамилий служили в боярах и неоднократно обнажали меч для защиты родины, у подошвы золотого щита в гербах означенных фамилий (кроме Сухово-Кобылиных) положена древняя боярская шапка, и под нею изображены крестообразно копье и меч на серебряном полумесяце, рогами обращенном вверх. Девизы у гербов этого поколения следующие: у Шереметевых Deus conservat omnia, т.е. Бог хранит все; у Колычевых и Яковлевых — Deus honor et gloria, т.е. Бог, честь и слава. Смысл и значение каждой части описанного нами герба объясняют так: корона помещена в знак происхождения от королей Прусских, два креста — обращение Камбилы и его потомков в христианскую веру, дуб напоминает кумиропоклонение, которое совершали под ним в древности прусские, самогитские и литовские владетели (Подробно о поклонении дубу изложено в истории Нарбута (Т. 1. С. 188-195), см. рис. 7, на котором изображены священный дуб и его местоположение). То же обладание и господство знаменуют скипетр и держава в лапах львов-щитодержателей. Победы над врагами, особенно турками и татарами, дали право на помещение в гербах Шереметевых, Колычевых и Яковлевых боярской шапки со скрещенным оружием, положенным на полумесяце, равно как на лавровую и масличную ветви во рту львов.

Некоторые отличия от описанного герба представляют: 1) герб Коновницыных (Грб. I, 39), который сохранился и в гербе графов Коновницыных (X, 7), с прибавлением атрибутов, данных за заслуги на поле чести и свидетельствующих о храбрости и отваге, как-то: меча, корабля, орудий, равно как двуглавого орла с вензелевым на груди изображением имени императора Александра Павловича. В родовом же гербе Коновницыных поле щита (вместо золотого) голубое; на нем изображена дворянская корона, под которою один под другим положены два золотых креста (вместо серебряных); у львов в лапах нет скипетра и державы, и в нашлемнике стоит дуб без звезд. Девиз графского герба: Est immortale quod opto, т.е. то, чего желаю, бессмертно; 2) герб Неплюевых (VI, 9) : в нем щит рассечен на две части, из которых правая, в красном поле, представляет тот же герб, как у Шереметевых, но без венка и боярской шапки, а левая в золотом поле — кумиропоклонный дуб, который повторяется и в нашлемнике, но без звезд; щит держат с правой стороны лев с лавровою ветвью во рту и державою в лапе, с левой — черный орел с масличною в клюве веткою, и 3) Кобылиных (VI, 10) : в гербе этой фамилии щит также рассечен на две половины, из которых в правой, в белом поле, изображен дуб, в левой, красного цвета, два серебряных креста один под другим, а над ними золотая королевская корона; в нашлемнике над шлемом и короною видна вороная лошадь, обращенная вправо. Щитодержателей и девиза нет.

Итак, существенным во всех этих гербах, исключая лишь некоторых отличий, остаются два креста под короною, которые мы действительно и видим на многих древних вещах, хранящихся в роде гр. Шереметевых и на могиле графа Бориса Петровича Шереметева в Александро-Невской лавре. С какого времени герб этот употребляется исчисленными родами при тех данных, которые были нам доступны, определить невозможно, но мы сошлемся только на показание самих графов Шереметевых, которые, при представлении своего герба в Герольдию для утверждения, писали: что герб их доныне употребляется во всей точности городом Гданеском (Данцигом) и не во многом отличается от гербов кенигсбергского, эльбенгского и других городов, которые в древности принадлежали потомкам Вейдевута Глянде Камбиле и брату его Руссигену Дивоновичу. Древность этого знамени подтверждается данцигскими монетами, сохранившимися от XV и XVI вв. и Носящими точное изображение описанных гербов (табл. XXV, рис. 25); прусские же и литовские свидетельства о Вейдевуте не оставляют сомнения, что ему и его потомкам принадлежали Данциг и другие поморские города.

Данциг долго был предметом раздоров между датчанами, шведами, померанскими князьями и тевтонскими рыцарями. В 1454 г. он искал покровительства польских королей и в числе других преимуществ получил от короля Казимира право бить свою монету со штемпелем: два креста, над ними корона сначала без львов по сторонам, впоследствии с щитодержателями, а на монетах XVI и начала XVII столетий на шлеме нередко помещались дерево, по бокам его лавровые венки, наконец, пальмовая и лавровая ветки (Zagorskiego. Monety dawnej Polski jakotez Prowincyi i miast do niej niegdy nalezacych. W Warszawie. 1845. 8 n. Vol. 6. P. 40-55. XXXI; Memoires de la societe de Archeologie de St.-Petersbourg. Vol. 1. P. 330-352. Tab. XIX).

В одно с Данцигом время, т.е. в 1454 г., право чеканить деньги было предоставлено городу Ельбингу, на монетах которого видим изображение его герба — двух крестов, расположенных один под другим (Загорский. С. 9, табл. IV-V). Впрочем, древний герб Прусского воеводства был иной: это черный одноглавый орел с распростертыми крыльями, расправленными лапами и с короною на шее. Из-за орла обыкновенно с правой, реже с левой, стороны выходит закованная в латы, согнутая в локте рука, держащая подъятый меч наподобие Погони вида четвертого (табл. XXV, рис. 25) (Niesckiego. Korona Polska. I. P. 186, 190). Таким является он на древних прусских монетах (Загорский. С. 9, табл. IV) и в гербах некоторых дворянских родов наших, выехавших тому уже целые столетия из Помории и неизменно сохранивших в гербе свидетельство о своем происхождении. Без малейшего изменения прусский герб остался у Салтыковых. Они происходят от Михаила Прушанина, прибывшего с многочисленною свитою около половины XIII столетия в Новгород к великому князю Александру Невскому служить под победоносными его знаменами против шведов и лифляндцев. Михаил же Прушанин был от рода древних владетелей Пруссии, славянского поколения, которые, быв стесняемы в своем отечестве меченосцами и германцами, удалились в Россию (Свиньин П.П. Записки о жизни генерал-фельдмаршала князя Николая Ивановича Салтыкова. Спб., 1818. С 5-6; Временник Моск. о-ва истории и древностей российских. Т. 10. С. 107-108). Поэтому родовой герб Салтыковых есть в золотом поле черный одноглавый орел с короною на голове и с правой его стороны видна выходящая рука в латах с мечом (Грб. VII, 28). Основное это знамя, сохранившееся в среднем щитке, помещенном в сердце гербов графов и князей Салтыковых, дополнилось некоторыми атрибутами, свидетельствующими о заслугах и отличиях, а именно: двуглавым орлом, вследствие пожалования графского и княжеского достоинств, шишаком и шпагою, обвитою лавровою ветвью (эмблемами мужества), и наконец, шестиугольною звездою (II, 15; IX, 2). Одного с Салтыковыми рода были Шеины, Морозовы, Русалкины, Салтыки, удалившиеся в Польшу, где имели также прусский герб — Солтык (см. выше), и Козловы (Родословная книга... Т. 1. С. 259 и след). Первые из означенных фамилий пресеклись, а герб последних (VIII, 12) состоит из помещенного в серебряном поле черного одноглавого орла, держащего в левой лапе обнаженный меч, в правой длинный крест. К тому же поколению относят наши родословные Чеглоковых и Тучковых (Там же. С. 267; Родословная // Временник Моск. о-ва истории и древностей российских. Т. 10. С. 108-109, 180, 255-256). Герб первых несомненно прусский и во многом подобен гербу Салтыковых: в щите, имеющем золотое поле, изображены черный одноглавый орел с распростертыми к рылами и рука, облаченная в латы, с подъятою вверх саблею. Над шлемом и короною виден вылетающий черный орел с рукою в том же положении (I, 40). Совершенно иной герб Тучковых: в правой половине рассеченного надвое щита, в золотом поле, изображен воин, держащий в правой руке копье, остроконечием обращенное вверх, а в левой щит; в левой же части, в голубом поле, — лев, поставленный на задних лапах вправо; над ним видна туча, из которой вылетает громовой удар, поражающий льва в челюсти (Грб. III, 63).

Также из Пруссии выехали в Новгород потомки прусского князя Михаила (не того же ли Михаила Прушанина, родоначальника Салтыковых?) Кузьмины-Короваевы, получившие прозвание Кузьминых по внуку Михайлову Кузьме и названные Короваевыми в отличие от однофамильцев (Родословная книга... Т. 2. С. 333-334). Доказательством прусского их происхождения служит и герб этой фамилии (Грб. IV, 57): в нем щит разбит на две половины и из них нижняя рассечена. В верхней части, цвета красного, помещена закованная в латы рука, держащая подъятый меч, в нижней же части с правой стороны видна в золотом поле половина черного орла, с левой представлен в голубом поле хлеб или коровай ( в соответствии с прозванием).

Те же признаки прусского происхождения сохранили гербы Жеребцовых и Плещеевых (II,40; I, 44), предок которых Федор Бяконт около 1335 г. выехал в Москву из Чернигова. В гербах этих фамилий правую половину надвое рассеченного щита занимает в серебряном поле вылетающий черный орел в короне, левую, голубого цвета, выходящая из облаков рука в латах, держащая меч. Герб Плещеева держат два орла в коронах.

В одно время с Салтыковыми, т.е. в княжение Александра Невского, выехал в Россию, по показанию родословных, из немец некто Гаврило, потомки которого, по имени правнука его Федора Кутуза, прозвались Кутузовыми (Там же. С. 1-14; Временник Моск. о-ва истории и древностей российских. С. 110-111), а по прозванию внука его Василья Голенищем — Голенищевыми. Герб их (V, 17; II, 31) состоит из изображения в голубом поле черного одноглавого орла с короною на голове, держащего в правой лапе серебряную шпагу (ср. VIII, 119). Много общего с этим гербом имеет герб Протопоповых, потомства выехавшего в Россию из немец Галцческого, по крещении названного Александром: левую половину герба этой фамилии занимает вылетающий до половины черный орел в короне, держащий в лапе меч; а правая сторона, разбитая надвое, имеет вверху, в голубом поле, белую осьмиугольную звезду, внизу, в красном поле, полумесяц рогами вверх. Герб увенчан дворянским шлемом, над которым видны в латах две руки, выходящие из-под дворянской короны. Щит держат два льва (VII, 22).

Из Пруссии же выехали: 1) Орловы, родовой герб которых есть красный одноглавый орел в поле, десятикратно испещренном золотом и голубым цветом. Эмблема эта занимает средний щиток в княжеском и графском гербах Орловых, которые имеют в первой и последней четвертях, в золотых полях, черного двуглавого орла, увенчанного двумя коронами, а наверху тех полей, в голубой вершине, русскую императорскую корону; во втором и третьем красных полях — стоящих на задних лапах львов горностаевого вида с выставленными языками и когтями золотого цвета, носящих на груди голубой щиток с золотым крестом. Из трех шлемов, покрытых коронами, средний держит двуглавого с двумя коронами орла, правый крайний - два сомкнутых орлиных крыла и левый — льва с крестом на груди. По сторонам щита стоят два воина в латах, препоясанные мечами, со знаменами в руках: на одном из них изображен родовой герб - одноглавый орел, а на другом лев с крестом, как описано выше. Девиз: Fortitudine et constantia, т.е. храбростию и постоянством (I, 23, 24); 2) потомство Мужа честна, именем Радша (в Литве был известен князь Дмитрий Братша, сын князя Патрикея Кейстутьевича), пришедшего, по показанию наших родословных, то из немец, то из Седмиградской земли, то, наконец, из земель славянских (Родословная // Временник Моск. о-ва истории и древностей российских. Т. 10. С. 102, 169; Родословная книга... Т. 1. С. 309; Гербовник I, 17, 22; V, 18). Гербы этих родов мы опишем, следуя алфавитному порядку, но предварительно считаем долгом заметить, что орел, удерживая в них постоянно ту же форму, т.е. оставаясь одноглавым и имея корону то на голове, то в особом поле, равно как держа в лапах то меч, то державу, то скипетр и державу, различается и цветом, что мы каждый раз будем означать. При всех этих различиях, однако, которые могли быть необходимы для того, чтобы одно поколение отличалось от других того же рода, общая всем им эмблема — одноглавый орел — подтверждает показание наших родословных, ведущих их из немец и из славян, т.е. из Помории. Таковы гербы: а) Бутурлиных (II, 29). В третьей четверти четверочастного щита в их гербе изображен в золотом поле голубой одноглавый орел с распростертыми крылами, с золотою на клюве короною, в лапах он держит меч и державу; в первой четверти в горностаевом поле положена княжеская шапка или корона, а во второй — рука в золотых латах с обнаженным мечом. В гербе графов Бутурлиных (I, 22) орел помещен в среднем щитке, в сердце герба, рука с мечом повторяется из трех на двух крайних шлемах, а на среднем изображен двуглавый орел, свидетельствующий о пожаловании Бутурлиных в графство. Кроме общего с Бутурлиными герба Корвин (см. выше с. 000) у Неклюдовых в 1-й четверти такой же орел, как у Бутурлиных, а во второй, в голубом поле, - рука с обнаженным мечом, которая повторяется и в нашлемнике (Грб. III, 11); б) герб Мятлевых (VI, 8) имеет общего с тотчас описанным то, что в первой и третьей четвертях, в золотом поле, помещено по черному одноглавому орлу, у которых на главах корона, а в лапах скипетр и держава, во второй четверти, в красном поле, видна княжеская корона на подушке и, наконец, в третьей, — в голубом поле, — выходящая из облак рука с мечом. Девиз — Virtus meliora ministrat, т.е. доблесть лучшее приуготовляет; щит держат лев и орел; в) Муравьевых (I, 59): в золотом четверочастном щите в первой и четвертой частях, в золотом поле, по короне, из которой выходят положенные крестообразно меч и стрела, а во второй и третьей — по черному орлу, с распростертыми крыльями и с венком в клюве. Такой же вылетающий до половины орел в нашлемнике. Подобный герб у Пущиных (II, 65), с тем существенным отличием, что во второй и третьей частях его изображено по белому одноглавому орлу в золотом поле, и каждый из них держит в лапах скипетр и державу; в нашлемнике же орел несет в клюве золотую цепочку; г) Полуехтовы (II, 30) имеют в первой части щита, разделенного наподобие Андреевского креста, корону, в третьей — выходящего до половины в левую сторону черного орла и в четвертой, нижней, — два скрещенных меча, остриями вверх; д) в гербе Пушкиных (V, 18) видим те же эмблемы, но расположенные так: щит разбит на две половины, из которых в верхней, в горностаевом поле, помещена на пурпуровой подушке с золотыми кистями княжеская шапка, а нижняя рассечена на две части: в них в правой, цвета голубого, изображены рука с мечом, в левой, золотой, голубой орел с скипетром и державою в лапах. В гербе графов Мусиных-Пушкиных (I, 17) голубые орлы с теми же атрибутами помещены в первом и четвертом полях четверочастного щита, затем во второй, цвета серебряного, видна княжеская шапка и в третьей, цвета золотого, рука с мечом, которая повторяется в нашлемнике. Герб Бобрищевых-Пушкиных (VIII, 10) отличается от тотчас описанного тем, что княжеская корона положена на подушке в горностаевом поле и герб без нашлемника. Ср. герб Мусиных-Юрьевых (VII, 174) равно, как гербы Вечесловых (VI, 30); Вешняковых (VI, 118); Кобяковых (VII, 24); Лихаревых (V, 35); Рожковых (VI, 51); Щербининых (II, 37), фамилий, о происхождении которых в наших родословных или не заключается никаких вовсе сказаний или сообщаемые ими сведения неполны и неясны (Родословная // Временник Моск. о-ва истории и древностей российских. Т. 10. С. 102, 104-105, 168-169), тем не менее гербы их показывают, что они родом из Помории.

3) Тот же одноглавый орел свидетельствует о выезде из Пруссии происходящих от одного корня: Белкиных, Отяевых, Хвостовых и Шафровых. Из имеющихся в отечественных архивах документов оказывается, что к великому князю Даниилу Александровичу выехал из Пруссии дивный муж Аманд Бассавол, честью маркграф, названный по крещении Васильем. Правнук его, московский наместник Петр Бассавол, имел сына Алексея, прозванного Хвост, который находился в Москве тысяцким. У сего последнего были правнуки: Федор Борисович Отяй, от которого пошли Хвостовы и Отяевы, и Федор Федорович Шафер, родоначальник Шаферовых (Гербовник. IX, 11; Родословная книга... С. 259-265, 268-270. К этому же роду относят Лебедевых и Пыжовых, см.: Родословная книга... С. 265-268). Общая у всех их эмблема — одноглавый орел; рука же, которая в древнем прусском гербе выходила из-за плеча орла, изображается в них особо. Гербы исчисленных родов представляют следующие отличия: 1) в гербе Хвостовых (II, 35) : щит разбит на две неравные части, верхнюю пространную и нижнюю малую. Первая рассечена на три части, и из них на средней помещен щиток голубого цвета с изображением державы, т.е. золотого шара с обыкновенного на нем перевязью и утвержденным наверху крестиком. Затем на среднем столбе, в золотом поле, изображены три реки с пущенными в правую сторону серебряными стрелами, в двух боковых частях, в серебряных полях, видны с правой стороны красный крест, с левой роза; на особом же треугольнике, в вершине щита, представлен в красном поле белый одноглавый орел с золотым в лапе шаром; наконец, в нижней части, также рассеченной на две половины, изображены в голубых полях на правой стороне рука в латах, выходящая из облаков и с обнаженным мечом, а на левой — серебряный полумесяц рогами вверх, над ним три шестиугольных звезды. Щит держат два грифа. В гербе гр. Хвостовых (VIII, 7), пожалованных этим достоинством от сардинских королей, у державы совершенно те же эмблемы, но в расположении их не только разница, что орел помещен в среднем щитке, а треугольник в вершине щита занят головою мавра с надписью по сторонам треугольника: Веlliсае in Subalpinis virtuti (за храбрость при Альпийских горах); 2) у Белкиных и Отяевых (V, 21; II, 36) щит разбит на две половины, и на средине его положен голубой щиток с изображением золотой державы. Затем верхняя половина, разделенная с углом двумя диагональными чертами, соединенными над малым щитком, имеет голубое поле с изображением летящего орла с золотым в лапе шаром, а по сторонам этого треугольника изображены в правом, серебряном, поле красный крест и в левом, золотом, роза; в нижней же пополам рассеченной части означены по правой стороне, в красном поле, рука в латах и с мечом, а на левой, в голубом поле, такой же, как у Хвостовых, полумесяц с тремя звездами; щит держат также два грифа. Наконец, 3) в гербе Шафровых (IX, 11) первую четверть четверочастного щита занимает белый летящий в красном поле одноглавый орел, вторую, золотую, — выходящая с левой стороны из облак рука с обнаженным мечом, в третьей того же металла три реки с летящими вправо тремя стрелами и в четвертой изображены в красном поле серебряный полумесяц рогами вверх и над ним три золотые шестиугольные звезды.

4) Гербы потомства Шимона Африкановича, выехавшего, по показанию наших родословных, то из варяг, то из немец (должно предполагать с берегов Балтийского моря, нынешних немецких земель), т.е. опять из Помория. Родоначальником их был Африкан, или Афрек, брат Якуна слепого, варяжского князя. Африкан имел двух сыновей Фриянда и Шимона. Последний из них, теснимый дядею своим Якуном, с 3000 варягами прибыл в Киев к великому князю Ярославу Владимировичу в 1027 г. и, приняв крещение от преподобного Антония, основателя Киево-Печерской лавры, наречен Симоном (Родословная книга... Т. 2. С. 14; Временник Моск. о-ва истории и древностей российских. С. 90-91; Энциклопедический лексикон. Т. 12. С. 47). От этого родоначальника идут у нас роды Аксаковых, Башмаковых, Воронцовых, Вельяминовых и Исленьевых. О некоторых из них мы уже упоминали в отделе о польских геральдических эмблемах; так, у Аксаковых герб Аксак, т.е. в серебряном поле сердце красного цвета, пронзенное стрелою, летящею к правому нижнему углу (IV, 19) ; у Воронцовых - Олива (герб, перенесенный в Польшу из Пруссии, где есть и до сих пор город Олива): щит разделен диагонально чертою с правой стороны на две части, из которых верхняя серебряная, а нижняя красная, на черте изображены две розы с одною между ними лилиею переменных с полями цветов. Таков родовой герб Воронцовых. За заслуги им прибавлены в вершине, в черном поле, золотое стропило с тремя гранатами и между стенками стропила три серебряного цвета шестиугольные звезды. В соответствии с тем на одном из шлемов герба графов Воронцовых положена лейб-кампанская шапка (см. ниже), на среднем сидит российский двуглавый орел, как в гербах большей части жалованных графским достоинством; и, наконец, на правом крайнем шлеме видны шесть знамен белых и красных, из них средние с двуглавыми орлами. Девиз графов Воронцовых: Semper immota fides, т.е. никогда непоколебимая верность (Грб. I, 28). Под польским гербом Елитою (с. 000) было уже упомянуто о гербе Вельяминовых: в нем правую сторону рассеченного надвое щита занимает в золотом поле половина белого орла с золотою на главе короною, а в левой, в красном поле, положены крестообразно три палицы, имеющие золотые рукоятки и копья (II, 22). В гербе Башмаковых (V, 106) щит разделен диагонально с левого верхнего угла на две части, из которых в правой, в голубом поле, у подошвы щита видна половина серебряной крепости с башнею о пяти зубцах, а в левой, в золотом поле, рука в латах с саблею; она же повторяется и в нашлемнике. Наконец, герб Исленьевых (IV, 20) состоит из разбитого надвое щита, в верхней половине которого изображен перпендикулярно серебряный якорь, а в нижней — в красном поле, стоящий на задних лапах лев с мечом в правой передней лапе.

5) В 1353 г. выехал, по показанию наших родословных, из Цесарии в Чернигов муж честен Индрис с двумя сыновьями и тремя тысячами людей и служителей. Во святом крещении он наречен Леонтьем и чрез правнуков своих стал родоначальником Васильчиковых, Даниловых, Дурновых, Толстых и Федцовых. Последние пресеклись, а герб первых состоит из изображенных в голубом поле пересекающихся крестообразно золотой сабли и серебряной стрелы, которые продеты остроконечиями сквозь кольцо золотого ключа, над ключом же с левой (в других гербах с правой) стороны видно распростертое белое крыло (Грб. II, 42, 43; V, 23, 24). Ср. гербы Кайсаровых (VII, 74) ; Пещуровых (I, 84); Молчановых (I, 55) ; Тухачевских (VII, 10). В гербе графов Толстых родовой их герб занимает сердце щита (Грб. II, 12); прочие же эмблемы свидетельствуют о заслугах, как то будет объяснено ниже.

6) Герб Беклемишевых, происходящих от мужа честна именем Льва, выехавшего из Пруссии к великому князю Василию Дмитриевичу (Родословная книга... Т. 2. С. 286; Временник Моск. о-ва истории и древностей российских. С. 113; Энциклопедический лексикон. Т. 5. С. 200. С Беклемишевыми одного рода показываются Змеевы, Княжнины, Орловы и Щепотьевы), состоит из щита, разбитого на две неравные части: верхнюю, малую, голубого цвета, с изображением на ней сияющего солнца, и нижнюю, пространную, красного цвета, в которой находится золотой лев в короне, держащий в правой лапе меч, поднятый вверх; щит держат два орла (Грб. IV, 36).

Мы не имели притязания исчислить все дворянские роды, выезжие из Пруссии, а показали главнейшие. Вообще же у нас значится по родословным много родов выезжих из Пруссии, родов, по населению страны и характеру ее жителей славянских. Поэтому гербы этих фамилий имеют много общего со славянскими знаменами, которые обыкновенно называются польскими.

Из других славянских земель к нам также выезжали люди благородного происхождения, и притом или прямо или чрез Литву и Пруссию, что отразилось и в гербах многих из этих фамилий, — гербах, носящих несомненные признаки славянских знамен.

Древние гербы южнославянских земель: Болгарии, Далмации, Иллирии, Сербии, Славонии и других стран, населенных славянами, изображены на печати знаменитого сербского императора Стефана Душана Сильного (Раич Й. Указ. соч. Т. 2. Заглавный лист) и достойны внимания потому, что следы их влияния видны в некоторых гербах русских фамилий, происшедших из этих стран. Для примера указываем на герб Далмации; он состоит из положенных в голубом поле трех львиных голов в коронах так, что две головы помещены сверху, а третья внизу (Раич Й. Указ. соч. Т. 2. С. 683). Те же три львиные головы, с некоторыми изменениями, видим в гербах: 1) Головковых (IX, 34): в щите серебряного цвета изображены две шпаги, обращенные остроконечиями вверх, и между ними на полосе, разрезанной диагонально к левому верхнему углу, в голубом и красном полях, находятся три золотые львиные головы, означенные одна над другою; 2) Головкиных (IХ, 59): в нижней половине их герба изображены три золотые львиные головы, две вверху и одна внизу, а в верхней половине щита, в красном поле, означены две серебряные пики, между ними на серебряном столбе крепость черного цвета, и 3) в гербе Свищовых (VIII, 58) : по красному полю изображена серебряная перевязь вправо с тремя на ней львиными головами, между ними положены две шпаги с золотыми ефесами, обращенные остроконечиями, верхняя в левую, а нижняя в правую стороны. На шлеме над короною виден выходящий до половины лев с саблею между двумя орлиными крылами, с серебряными на них крестами.

Такие же перестановки делались с гербами и других славянских земель, напр. Иллирии, Сербии, причем не чуждались тех фигур, которые употреблялись в польской геральдике и уже приведены выше. Чаще других употреблялся лев: его мы видим в гербах Болгарии, Македонии, древней Дакии и иных славянских земель. Мы позволим себе описать здесь следующие гербы русских дворянских фамилий, выезжих из славянских земель: 1) Воейковых. О выезде предков их сохранилось в наших родословных следующее известие: к великому князю Дмитрию Иоанновичу выехал в 1383 г. Воейко Войтегович, сын первого вельможи Сербского государства, обладателя города Терновца и державца Прусской земли. По кончине отца своего он, оставив город Тернову в обладание старшему своему брату, Фрионду, прибыл в Пруссию, где и был вместо отца своего державцем. Отсюда, вследствие внутренних смут и несогласий, Воейко с 150 сербами, болгарами и пруссаками выселился в Москву. Старобытный герб Воейко был: два серебряных змея, поставленных под короною один против другого. Стоящий с правой стороны — без крыльев, с левой — крылат. В гербе Воейковых эта эмблема помещена в первой четверти в зеленом поле, и в четвертой — в золотом. Затем польский герб Брохвич, т.е. олень (см. с. 261), занимает вторую и третью четверти с тем только различием, что во второй части олень имеет на шее корону, а в третьей он без нее (Ювеналий (Воейков). Историческое родословие благородных дворян Воейковых и проч. и проч. М., 1792. С. 12, 152) (II, 50); 2) Лазаревых-Станищевых, выехавших из Сербии в княжение великого князя Иоанна Даниловича Московского; в их гербе (VI, 14) : щит разделен на четыре части, из которых в первой, рассеченной надвое, в правом, черном, поле горизонтально изображены четыре золотые полосы, а в левом, голубом, выходящая с правой стороны рука с поднятою вверх шпагою; во второй части, в красном поле, на серебряной перевязи вправо положено два черных орлиных крыла; в третьей части виден в голубом поле стан из серебряных палаток; наконец, в четвертой части, в верхней золотой половине, означены перпендикулярно четыре полосы и в нижней, красной половине, идущий вправо золотой лев. Над шлемами изображены с правой стороны два черных орлиных крыла, с левой — рука в латах с мечом: Ср. гербы Лазаревых (III, 142); 3) Милорадовичей, родом из Рагузы (III, 109): в щите их герба, имеющем две части — верхнюю малую и нижнюю пространную, изображен в первой, в голубом поле, золотой замок от крепостных ворот; в нижней части, в верхнем правом и нижнем левом полях видно по серебряному полумесяцу, обращенному рогами вниз; а в левом верхнем и правом нижнем, в золотых полях, означены части крепости. Над шлемом и короною выходит до половины обращенная вправо собака в золотом ошейнике; 4) иностранных графов Подгоричани, родом из Цетты или Центы (VI, 130) : помещенный в сердце четверочастного герба их серебряный щиток носит изображение буквы L. В первой и четвертой частях золотого цвета изображены два черных двуглавых орла под императорскою короною, во второй же и третьей частях видны два до половины вылетающие черные одноглавые орлы с распростертыми крыльями, под ними в красном поле на серебряных полосах диагонально означены два льва. Щит увенчан тремя шлемами, из которых средний держит двуглавого орла, на двух боковых видны одноглавый орел и лев, оба под короною; 5) Шевичей, родом из Иллирии. В их гербе (II, 132) щит разделен наподобие Андреевского креста на четыре части, из которых в первой и четвертой изображено по золотой луне, обращенной вверх рогами, а во второй и третьей частях, в золотом поле, две десятиугольные звезды цвета красного. Над шлемом стоит обращенный вправо лев; 6) Штеричей, родом из Иллирической Сербии, провинции Морави. В гербе их (VII, 160), принадлежавшем этой фамилии еще до 1010 г., щит цвета красного. В нем поставлено золотое стропило и по сторонам его изображены три дворянские короны. Над шлемом виден выходящий красный лев, обращенный влево; 7) Янковичей-де-Мириево. Они родом из Сербии, откуда, по покорении ее турками, перешли в Венгрию и поселились недалеко от Белграда в селении Мириеве. В память услуг их австрийским императорам и подвигов против турок, им дарован в Австрии следующий герб: первая и последняя четверти четверочастного щита заняты изображением в золотом поле черного одноглавого орла; во второй и третьей четвертях означено в серебряном поле горизонтально по две полосы красного цвета, и в этих полях поставлено на трех зеленых холмах по золотому льву, с короною на голове. В лапах каждый из них держит по мечу и отрубленной голове турка. Такой же лев выходит в нашлемнике между двумя крыльями (V, 136).

Разряд гербов дворянских фамилий, выехавших в Россию из славянских земель, мы заключим обзором гербов фамилий выезжих из Молдавии и Валахии, стран, по народонаселению своему славянских, несмотря на то, что они долго находились под властью римлян и в разное время подчинялись иным племенам, проходившим по этому пути из Азии в Европу. Соседство с Россиею и присоединение к державе Русской Бессарабии способствовали выезду к нам многих родов из той и другой земель. Свидетельство о происхождении этих фамилий осталось в их гербах, а именно: гербы дворян валахских отличаются летящею влево птицею с крестом в клюве, эмблемою, могущею напоминать времена владычества римлян в Валахии (известно, что валахи до сих пор называют себя румянами, т.е. римлянами) (Энциклопедический лексикон. Т. 8. С. 99). Из Валахии происходят Херасковы: в гербе их верхняя половина голубая и имеет с правой стороны изображение золотого солнца, с левой — серебряного полумесяца, рогами обращенного вправо; в нижней же части, в красном поле, представлен черный орел с золотым в клюве крестом, стоящий на золотом драконе (II, 134). Молдавский герб, т.е. воловья голова, иногда со звездою между рогами, кольцом во рту, солнцем и полумесяцем по сторонам головы имеют князья Кантемиры (Беер Г.З. История о жизни и делах молдавского господаря князя Константина Кантемира. М., 1783. С. 7, 363, 373) (вымершие) и роды, выехавшие из Молдавии, каковы: Абазы, Бантыш-Каменские (IV, 138), щит разбит на две части и из них верхняя рассечена; в правом, красном, поле изображен ездок, скачущий на коне в правую сторону, в левом, золотом, видна бычачья голова, в нижнем, золотом, поле представлен черный одноглавый орел с распростертыми крыльями, вылетающий из половинчатого красного щитка, на котором положены три драгоценных камня. В нашлемнике также осел; Куликовские (X, 112) и иные.

§ 93. Гербы родов, выезжих из Германии, Италии, Греции, Франции, Англии, Швеции, Дании и других стран Европы. При выезде в Россию дворян из Западной Европы, где гербы были ранее, чем у нас, требовались положительные доказательства, во-первых, о благородстве происхождения лица и, во-вторых, о принадлежности ему родового герба, и только после такого удостоверения присваивались лицу права, принадлежавшие ему по рождению. Путем выездов к нам отовсюду служилых людей внесены в нашу геральдику гербы из всей Европы; и потому для правильного их уразумения необходимо обращаться к источнику, из которого они почерпнуты. Очевидно, что исчисление, описание и объяснение гербов всех иностранных благородных фамилий, поселившихся в России и, так сказать, необрусевших чрез перемену фамилии, заставило бы нас выйти из пределов, положенных самым заглавием нашего труда. Мы считаем достаточным отметить здесь гербы тех только дворянских родов, которые выехали в Россию целые уже столетия и утратили всякие следы своего выезда из чужой земли. Происхождение этих родов стало до того нераспознаваемым, что свидетельства родословных о времени, когда, и о месте, откуда они выехали, не ясны и часто противоречат одно другому. Чтобы объяснить нашу мысль примером, достаточно указать на Салтыковых, Воронцовых и др. выезжие из Пруссии роды, которых, конечно, никто не назовет иностранцами, хотя несомненен выезд их предков из страны, нам чуждой. Несмотря на пятисот-шестисотлетнее пребывание их в России, след выезда их не изгладился только в их гербе.

Считаем при этом нелишним показать, какое внимание обращалось у нас на то, чтобы благородство выезжего рода было несомненно и какое придавалось значение родовому гербу, сохранявшемуся в России в своем первоначальном виде и дополнявшемуся только личными эмблемами за особенные заслуги на пользу отечества. Из многих свидетельств указываем на одно, которое заимствуем из диплома, данного в 1721 г. на графское достоинство генерал-фельдцейхмейстеру Якову Вилимовичу Брюсу: "По объявленной от него родословной ведомости и грамоте о происхождении фамилии его, которую подлинную он явил в нашу государственную Коллегию Иностранных дел, за подписанием королевства Шкодского обер-герольдмейстера, и за печатью гербового онаго королевства, с приписанием во свидетельство рук знатных сродников его, в которой по переводу изображено, что он произошел из древней благородной фамилии Шкодской Брюсов из дому Клакманан, из которого дому были два короля Шкодские, а именно: 1306 году, по Рождестве Христове, Роберт, и по нем сын его Давид, а прадед его генерала-фельдцейхмейстера нашего Яков же Брюс произошел из того же дому от родителя своего Роберта Брюса, кавалера златого ордена по линии того дому барона седьмого де-Клакманан, который был брат мельшой седьмому барону по линии из Клакмана Роберту; дед его генерала-фельдцейхмейстера нашего Роберт из дому Клакманана ж, котораго сын, а его генерала нашего фельдцейхмейстера отец Гвилельм в 1647 году выехал из Англии в Российское государство и служил оной блаженныя и вечнодостойныя памяти отцу нашему его величеству царю и великому князю Алексею Михайловичу самодержцу Всероссийскому и братьям нашим царем и великим князем Федору Алексеевичу, Иоанну Алексеевичу самодержцем Всероссийским и нам со всякою верностию в разных чинах, а напоследи в полковниках до 1680 году и в том году умре. А по нем сын его помянутый Яков Вилимовичь в 1688 году определен в нашу службу в прапорщики и был на наших службах в воинских походах в двух Крымских в 1689 и в 1691 годех, а потом в двух же Азовских, в первом в 1695 году маиором и управлял он инженерное дело, в другом в 1696 году служил на галере за капитана морскаго, и в тех годах, за его прилежные службы произведен чин от чина в полковники". Затем следует подробное исчисление разных заслуг Брюса, которые в гербе дополнили его родовую эмблему, что в той же грамоте описано следующим образом: "Гербы его родовые последующим образом умножа вечно впредь употреблять жалуем и позволяем, то есть на поле златом крест св. Андрея и верх щитовый краснорожовыя над шлемом тогожде степени приличным плащем красным сребром раскрашенным и венцем от тех же цветов украшенным, вместо перья написуется плечо вооруженное, булаву в руке держащее поддержат, от десныя страны лев краснорожовый, от левые же единорожец природнаго цвета с щитовым сим надписанием: Быхом (т.е. fuimus); а к тому прежнему его гербу в прибавку, за его к нам верные и прилежные службы, как при добывании неприятельских городов, так и при баталиях по нашей милости ему наданныя и назнаменующия соизволяем ему имети сицевым образом: новый щит на четверо разделенный, в его же средине иметь ему прежний его гербовой щит, яко же выше описан, в первом и в третьем разделении щита в синем поле часть белой городовой стены, справа накось налево стоящую, над оною ядро огненное с тремя пламенами натурального цвета, да за ево верную к нам службу во время бытности ево нашим первейшим полномочным министром на Аландском конгрессе, определяем ему во второе и четвертое разделение щита в белом поле с боков две темнозеленыя дуги, едина против другая стоящия, между ими черная орловая глава с короною, якоже в гербе изображено, над сим щитом сверх его прежняго шлемы и украшения еще два шлема откровенные, а имянно с правой стороны, имея корону баронскую, над оною часть городовыя стены, какова в первом и третьем разделении щита изображена, с левой стороны шлем, имея графскую корону, над оною глава черного орла с короною против изображенной во втором и четвертом разделении щита, а плащ: также, щитодержавцы и подпись употребляти ему при сем гербе таковым образом, как в его прежнем гербе изображена и цветом расписана". Такой герб графов Брюсов внесен и в Гербовник (II, 11). Из этого примера (подобных можно бы привести много, преимущественно из жалованных иностранцам на графское достоинство грамот) ясно, что выезжему роду вместе с его прозванием сохранялся его родовой герб, заслугами же приобреталось право на разные почетные эмблемы, жалуемые от русских государей.

Необходимо повторить здесь правило, которое наблюдалось при усвоении гербов родам, выезжим из Западной Европы: если они были владетельными князьями, то в гербе их сохранялся герб города или области, находившиеся во владении предков лица, в противном случае эмблемы были частные, родовые. Из числа первых, в ряду фамилий, выезжих из Германии, мы укажем на Нарышкиных: по удостоверению некоторых иностранных писателей они происходят из Богемии от фамилии Нарисци, которая в древние времена имела во владении город "Егру, состоящий в Германии на границах Богемии" (Родословная книга... Т. 2. С. 350, 374, 421 и Миллер. С. 436. Нарышкины показаны из Крыма. Ср.: Гербовник. II, 11). Потому герб Нарышкиных во многом напоминает герб города Егера, а именно: в верхней половине разбитого щита виден в голубом поле вылетающий до половины черный одноглавый орел, в нижней, в красном поле, представлена золотая решетка. Щит держат два льва (Грб. II, 11).

Из немец, равно как из Цесарии, Бархатная книга выводит очень много таких родов, которые по всем приметам выехали в Россию из Пруссии и других славянских земель. Мы о них подробно говорили уже выше (в § 29). Много также признаков славянского происхождения носят на себе гербы: Безобразовых (II, 83), Мавриных (I, 41), Наумовых (II, 41) и Левшиных. В гербе Безобразовых верхнюю, голубую, половину надвое разбитого щита занимает летящая вниз стрела между двумя золотыми звездами; в нижней, в серебряном поле, видна бегущая из лесу лошадь, в нашлемнике единорог между двумя орлиными крыльями. Далее олень изображен в гербах Мавриных и Наумовых. Что же касается до Левшиных, то их производят от выехавшего к великому князю Дмитрию Иоанновичу Донскому из Швабии Сувола Левенштейна (Историческое сказание о выезде, военных подвигах и родословии благородных дворян Левшиных. М., 1812). Поэтому первоначально употреблялся в их роде герб Левенштейнов, т.е. лев, стоящий на задних лапах и увенчанный короною, а впоследствии герб их изменился и утвержден в царствование государя императора Павла Петровича. Он употребляется Левшиными доныне: щит разделен двумя диагональными чертами, соединенными на средине щита, и третьею рассечен пополам. Затем из трех частей в верхней изображен герб Лелива, т.е. звезда над луною; в нижней части в правом, красном, поле виден выходящий с левой стороны до половины белый орел с распростертым крылом; а в левом, голубом, поле стоящий черный медведь держит в передних лапах серебряный меч. Тот же медведь до половины виден и в нашлемнике (Грб. III, 24).

Затем по порядку мы переходим к родам, выезжим из Италии: здесь сохранилось древнейшее в Европе дворянство. В Россию выехали из Италии: 1) Нащокины. В поколенной росписи, поданной в Разряд 22 мая 1686 г. и подписанной восьмью Нащокиными и четырьмя Ордыными-Нащокиными, сказано, что родоначальник их дома, Величко Дукс (Dux, т.е. Герцог, по-русски князь и владетель) Итальянской земли, выехал в Тверь к великому князю Александру Михайловичу. Это случилось около 1327 г. В Твери Величко, приняв греко-российское исповедание, был наречен Дмитрием и получил прозвание Красного. Сын его Дмитрий Дмитриевич во время битвы с татарским послом Щелканом получил саблею рану по щеке, от чего потомки его и были прозваны Нащокиными. По смерти великого князя Александра Михайловича и по кончине своего отца Дмитрий Нащока переехал из Твери в Москву к великому князю Симеону Иоанновичу Гордому. От того же родоначальника происходят: Безнины, Олферьевы и Ордины-Нащокины, ныне вымершие (Бороздин К. М. Опыт исторического родословия Нащокиных. Спб., 1841; Временник Моск. о-ва истории и древностей российских. Т. 10. С. 197. упоминает: "Приехал во Тверь к великому князю Александру Михайловичу Тверскому из Немец, из Наталинские (т.е. Итальянской) земли... имя его Дуск (вместо Дукс), а прозвище Величко". Ср.: С. 43). Герб Нащокиных напоминает многие гербы (Пользуемся случаем, чтобы указать на величайшую редкость, хранящуюся в Эрмитажной библиотеке. Это замечательный в художественном отношении отделки и с редким трудолюбием составленный Литтою гербовник древнейших фамилий Италии и их генеалогия, в 4 томах и 6 книгах дополнений. Litta P. Famiglie celebre italiani Milano; Londra, 1838. Vol. 4.; Supl. Vol. 6) древнейших фамилий Италии: в голубом поле изображен сидящий на золотом стуле нагой муж (по всем приметам это Юпитер), имеющий в руке серебряные стрелы, у ноги его черный орел; по сторонам щита, в верхней его части, видно по золотой музыкальной трубе. В нашлемнике три страусовых пера между двумя трубами (Грб. III); 2) род графов Паниных: он выехал в Россию из Лукской республики в XIV столетии. Члены этой древней и славной по деяниям своим фамилии служили отечеству на военном и гражданском поприщах и были уже в знатных чинах в царствование государей Михаила Федоровича и Алексея Михайловича и неоднократно упоминаются в Разрядах того времени; отец же графа Никиты Ивановича Панина, которого так отличала, за его достоинства, императрица Екатерина II, пользовался уже благоволением государя императора Петра Великого. В 1767 г. сентября 22-го действительный тайный советник Никита Иванович Панин, в воздаяние за попечение и воспитание наследника престола Павла Петровича и за ревность, с которою он исполнял "великое множество дел как внутренних, так и иностранных", возведен в графское достоинство вместе с братом своим Петром Ивановичем, который как в военной службе, предводительствуя армиями, так и в гражданской, будучи сенатором, стяжал имени своему славу (Бантыш-Каменский Д.Н. Словарь достопамятных людей русской земли. М., 1836. Т. 4. С. 96-126; Терещенко А.В. Указ. соч. Т. 2. С. 110—143; Фонвизин Д.И. Жизнь графа Никиты Ивановича Панина. Спб., 1787. Ср.: Соч. Фонвизин Д.И. Спб.: А.Смирдин, 1847. С. 587 и след). Герб гр. Паниных состоит из изображенных в голубом поле двух серебряных китов, разделенных один от другого золотою полосою. Кит означает в геральдике царя вод, и потому эмблема эта нередка в гербах дворянских фамилий приморских стран Италии (Litta P. Op. cit. Vol. 3. Supplem. Vol. 4. Tavola 3. 5. Suppl. Vol. 6. Famiglia Paszzi di Firenze. Ср. герб герцогов де Серра-Каприола). Из трех шлемов, видимых на щите, средний держит на себе черного двуглавого орла с двумя золотыми коронами, второй шлем, с правой стороны, украшен страусовыми перьями, третий, с левой, - дворянскою короною (Грб. I, 25).

Переходя к родам, выехавшим к нам из Греции, необходимо различить, с одной стороны, гербы потомков бывших на византийском престоле Ангелов, Палеологов, Кантакузенов, Ласкарисов и др. (На кладбище при Невском монастыре сохранились довольно древние надгробные камни над могилами Кантакузенов и Ласкарисов, с изображением их гербов: двуглавого орла и св. Георгия), которые сохранили в своих гербах двуглавого орла, и с другой — гербы греческих дворянских фамилий не царского рода. Из числа первых мы должны остановиться на роде Головиных. В наших родословных сохранилось следующее о выезде их в Россию известие: в правление великого князя Дмитрия Иоанновича Донского (по другим Василия Дмитриевича) прибыл в Россию князь Стефан Васильевич Ховра из вотчины своей Судака, Манкупа и из Кафы (по сказанию иных, из Татарии). У князя Стефана был сын Григорий Ховрин (по другим Комрин); сын сего последнего, Владимир, был боярином при великом князе Иване Васильевиче. Старший сын Владимира Иван Голова есть родоначальник Головиных (Временник Моск. о-ва истории и древностей российских. Т. 10. С. 89; Родословная книга... Т. 2. С. 304). Принадлежность Кафы грекам в то время, когда предок Головиных выехал в Москву, без всяких других доказательств, должна бы навести на предположение, что этот род из греков, и в подтверждение такого убеждения мы можем привести несколько мест из наших летописей и других достоверных источников, в которых именно обозначено происхождение Ховрина из Греции, "от мужу Грецкаго рода зело благороднаго и богатаго" (Курбский A.M. Сказание. 2-е изд., испр. и доп. Спб., 1842. С.97). Так, в завещании великого князя Василия Иоанновича (1504 г.) сказано, что драгоценные вещи его положены... у его печатника" у Юрия Дмитриевича сына Грека". Таких свидетельств много (Все они собраны: Казанский П.С. Село Новоспасское, Деденево тож, и родословная Головиных, владельцев оного. М., 1847. С. 2-5). Но какого роду был Ховрин? Родовое предание Головиных, отчасти подтверждаемое и фактами, производит Стефана Васильевича Ховру от владетельных князей Манкупа, которые, по тому же преданию, были потомками греческих императоров Комниных, в России назвавшихся Комриными. Отсюда по ошибке название Ховрины (Там же. С. 6; Головин Н.Г. Несколько слов о роде греческих князей Комниных. М., 1854). Род Головиных может указать нескольких замечательных людей, и из них Федор Алексеевич, фельдмаршал и адмирал Петра Великого, заведывавший Посольскою канцеляриею и разными приказами, первый кавалер ордена св. Андрея Первозванного, стяжал себе заслугами графское достоинство (Терещенко А.В. Указ. соч. Т. 1. С. 183; Биографии российских генералиссимусов. Т. 1. С. 1-27). Петр Великий так уважал его заслуги, что желая увековечить память о них, велел выбить в честь его большую серебряную медаль: с одной стороны с грудным изображением своим, а с другой — с фамильным гербом Головиных или частью его: лев с обнаженною шпагою в лапе имеет на голове корону; у герба девиз: Et consilio et robore (т.е. советом и мужеством) (Казанский П.С. Указ. соч. С. 209; Прим. 217; Терещенко А. В. Указ. соч. С. 202). Ныне в четверочастном гербе Головиных первую четверть занимает, в голубом поле, греческий центавр серебряного цвета, обращенный влево и держащий в руках распущенный парус (иногда лук и стрелы); во второй части, в красном поле, помещен описанный лев; в третьей, в красном поле, — золотой четвероконечный крест и в четвертой части, в голубом поле, серебряный полумесяц, рогами обращенный вправо (Казанский П.С. Указ. соч. С. 9-10). В гербе графов Головиных средний в сердце герба щиток рассечен на два поля: правое — золотое и левое — красное, и в них изображен переменяющий вид свой на золоте в черный цвет, а на краске — в серебро двуглавый, двумя коронами увенчанный орел; на поверхности же щитка положена третья, императорская корона. Победы над турками и иными врагами России дали право графу Головину на следующие эмблемы: в подошве щита, между третьим и четвертым полями, представляется вид серебряной пирамиды с положенными на ней крестообразно двумя якорями и со звездою над ними. В нашлемнике изображен серебряный полумесяц, рогами обращенный вверх, а на нем видны крестообразно проходящие сквозь графскую корону два корабельные флага, имеющие полосы красного, белого, голубого, золотого и черного цветов, и два с золотыми головками вымпела, из которых правый — голубой, левый — красный. Щит держат: коронованные лев с мечом и соболь со стрелою (Грб. V, 31).

Гербы многих дворянских родов, переселившихся к нам из Греции, в знак того ли, что они выехали из приморских стран или что предки их стяжали себе богатства мореплаванием и торговлею, имеют (кроме других атрибутов, означающих службу на военном или ином поприще, напр. вооруженную мечом руку, скрещенные сабли и т.п.) изображение корабля, якоря, рыб. Мы их видим в гербах: Варвациев (IX, 157); Кашкиных (I, 58); Критских (VII, 116); Курут (X, 11) и др. Так как греческие провинции, из которых к нам выезжали дворянские роды, были различны, то неодинаковы и эмблемы в их гербах. Для примера указываем на герб Кацаревых. Они происходят от древнего эпирского рода Кацарос, получившего такое прозвание от одного из потомков Казарских Каганов, называвшегося Кацар-Каганом и по крещении нареченного Георгием. Потомки его служили в Греции, в провинции Янине, откуда выехали в Россию в 1735 г. История этой фамилии выразилась в ее гербе: в нем щит разбит надвое, и верхняя половина рассечена; в первом, голубом, поле изображен двойной золотой крест над серебряным полумесяцем, рогами вниз; во втором, цвета красного, видим грудное изображение человека, по очертанию лица и головному убору родом из Епира, и, наконец, в нижнем, золотом, поле представлена зеленая гора с истекающими из нее к верхним углам щита двумя реками (Грб. III, 111). Также из Греции, от знатнейшей греческой фамилии, пребывавшей до 1182 г. в Константинополе и затем поселившейся на острове Крите, происходят Мелиссино. Герб их состоит из положенного в красном поле малого золотого щитка с изображением в нем трех колоколов черного цвета, а вокруг этого щитка видно в красном поле шесть золотых пчел, летящих вверх (пчелы могут соответствовать значению фамилии, где есть звук mel, мед). Щит держат два орла (Грб. III, 107). К этому же разряду выезжих дворян относится род Стремоуховых; герб их разбит на две части, и из них верхняя рассечена. В правом, голубом, поле изображены крестообразно три серебряные стрелы, остроконечиями обращенные вниз; в левом, красном, поле видна половина серебряного единорога; и, наконец, в нижней части, в золотом поле, означены шишак с перьями, под ним копье с саблею, положенные крестообразно, и панцирь, поставленный на натянутом луке (Грб. III, 19).

Роды, выезжие из Франции, имеют в своих гербах очень часто лилии (впрочем, эта эмблема нисколько не чужда и других гербов). Мы начнем с многочисленного потомства выехавшего в 1375 г. к великому князю Дмитрию Иоанновичу Донскому из Фряжского государства мужа честна, именем Облагини. От него-то произошли фамилии Ададуровых (Грб. II, 48); Глебовых (V, 27); Глебовых-Стрешневых (VII, 9) и Лодыженских (II, 49). Общую во всех этих гербах примету составляют лилии, расположенные в разных полях, и бегущий из леса в правую сторону золотой олень с ветвью во рту. То же отличие, лилию, сохранили гербы: 1) Дивовых, происходящих от выехавшего в 1408 г. к великому князю Василию Дмитриевичу французского воина Гаврила Дивоша. Щит в гербе этой фамилии (I, 51) рассечен надвое: в правой половине голубого цвета изображены три лилии, положенные одна под другою, левая, красная, без фигуры; 2) Николевых, происшедших от выехавшего в Россию в дни царя Михаила Федоровича из Франции Николь-Деманора. В гербе Николевых щит рассечен на две части, из которых в правой, в голубом поле, видны половина золотой лилии и над нею золотой крест; в левой же части, в красном поле, изображена золотая шпага, остроконечием утвержденная между таковых же двух шпаг, выходящих крестообразно с нижних углов сквозь золотую луну, обращенную рогами вверх. В нашлемнике над короною повторяется золотая лилия (Грб. II, 96); 3) указываем при этом на герб Арцыбушевых. Бархатная книга упоминает о двояком происхождении этой фамилии: из Литвы и из немец (Родословная книга... Т. 2. С. 283), герб же наводит на предположение о выезде ее из Франции; а именно: щит разделен на четыре части; из них в первой и четвертой изображено по руке, облеченной в серебряные латы и держащей поднятой меч, во второй и третьей частях, цвета голубого, представлены три золотые лилии и три золотые хлебные колоса. Нашлемник состоит из золотой лилии между двумя черными орлиными крыльями (Грб. X, 51). Ср. грб. рода Грязново (IV, 40).

Та же лилия видна в гербах и таких дворянских фамилий, выехавших из Франции, которые сохранили свои прежние прозвания; так, напр., род корсиканских дворян графов Поццо де Борго имеет в гербе, кроме двуглавого императорского орла в вершине, во втором и третьем полях четверочастного щита в голубых полях по золотой лилии, а в первой и четвертой частях в таком же поле золотые башни (Грб. X, 10). Герб выезжего из Эльзаса рода Шафгаузен-Шенберг-Эк-Шауфус состоит из положенной в золотом поле черной лилии, которая между золотым и черным орлиными крыльями повторяется и в нашлемнике.

Здесь же должно упомянуть о гербе Челищевых, происходящих от выехавшего к великому князю Александру Невскому из Люксембургской области, из поколения короля Оттона, мужа честна Вильгельма, по крещении названного Леонтием. Внук его Михаил Андреевич Бренко был у великого князя Дмитрия Иоанновича Донского боярином и убит на Мамаевом побоище; у этого-то Бренко был сын Федор Михайлович Чело, по имени которого потомки его получили прозвание Челищевых. В гербе этой фамилии щит рассечен на две неравные, правую — малую и левую - пространную, части. В первой изображено поставленное на серебряном полумесяце с белым по средине крестом красное знамя, имеющее золотое древко; левая же сторона разбита на две части. Из них в верхней, в голубом поле, изображена кардинальская золотая шапка и около нее три золотые лилии; в нижней части, в красном поле, означены две золотые трубы и между ними на серебряной полосе три страусовых пера красного цвета. Над короною помещен выходящий лев с мечом (Грб. II, 33).

Из Англии и Шотландии выехало в Россию, вообще говоря, мало таких родов, которые бы, обрусев по фамилии и прозванию, могли по своему гербу занять место в русской геральдике. Из дворян, обязанных своим происхождением Англии, мы можем указать только на Бестужевых и Бестужевых-Рюминых, происходящих от известного в Англии, в Кентском графстве, благородного дома Бестюров. Из грамоты, присланной английским правительством в 1698 г., оказывается, что в 1403 г. Гавриил Бест выехал в Россию к великому князю Василию Дмитриевичу. Сын его Яков имел прозвание Рюмы, но до 1701 г. потомки Беста писались просто Бестужевыми, пока в этом году Петр Великий не повелел им, по прозванию прародителя их Бестужа Рюмою, именоваться Бестужевыми-Рюмиными. Герб Бестужевых-Рюминых свидетельствует о таком их происхождении: в щите черного цвета изображено восемь золотых крестов, положенных числом 3, 2 и 3 с повторенными крестообразно на трех верхних концах перекладами, и между ними на средине щита пятлистный золотой цвет. Щит увенчан обыкновенным дворянским шлемом с дворянскою на нем короною, на поверхности которого виден выходящий страус с распростертыми крыльями натурального цвета (Грб. I, 50). В 1742 г. Петр Михайлович Бестужев-Рюмин с потомством своим возведен в графское достоинство (Терещенко А.В. Указ. соч. Т. 2. С. 63-100; Энциклопедический лексикон. Т. 5. С. 450), и обычный спутник такого пожалования — двуглавый императорский орел (до половины вылетающий в золотом поле) — помещен в вершине щита. Герб держат два, листвием увенчанные, дикие мужи, в образе древних британцев в природном виде; в руках у них булава (Грб. I,19).

Выезжими из Шотландии (Шкотской земли, по большей части чрез Польшу) показываются: 1) Кары. В 1618 г. английский король Иаков просил царя Михаила Феодоровича, чтобы он милостиво принял Роберта Кэра (Каr), брата двух других Кэров Ивана и Томаса, удостоверяя при том, что они лорды и знатные дворяне, и в 1625 г. была дана от царя "иноземцу Шкоцкие земли Томасу Иванову Кэру" жалованная грамота на вотчину в награду за его службу. В гербе этой фамилии (IV, 76) в поле зеленого цвета поставлено серебряное стропило, на котором изображены три шестиугольные красного цвета звезды; под стропилом, в подошве щита, видна голова единорога. Щитодержатели: с правой стороны нагой человек с палицею на плече, с левой — единорог. Девиз: Pro Christo et Patria dulce periculum, т.е. за Христа и отечество приятно страдать; 2) Лермонтовы (Так как дворяне выезжали к нам из других земель чрез Польшу, они иногда ошибочно показываются польскими. То же показание встречаем и о Лермонтовых. Миллер Г.Ф. Известия о дворянах российских. Спб., 1790. С. 423; Родословная книга... Т. 2. С. 288, 415). Щит в гербе их имеет золотое поле, в котором поставлено остроконечием вверх стропило черного цвета с тремя на нем золотыми четырехугольниками; под стропилом черный цвет. Внизу щита девиз: Sors mea Jesus, т.е. судьба моя Иисус (Грб. IV, 102). Для сравнения представляем описание герба рода де Рец-Шанкло, шотландского также происхождения, хотя члены этой фамилии долго служили во Франции: в щите голубого цвета поставлено золотое стропило остроконечием кверху, по сторонам его две пятиугольные золотые звезды, а под стропилом серебряный меч, обращенный острием к подошве щита, по сторонам щита два льва (Грб. VI, 135); и 3) Фаминцыны, происходящие от шотландца Христофа Тобиаса Томсона. Первоначально они были в польской службе и в 1681 г. выехали в Россию. В гербе их (II, 129) щит разбит на две части, и из них верхняя рассечена. В верхней правой части изображены в золотом поле два красных оленьих рога, в левой, в серебряном поле — оленья голова без рогов. В нижней половине, в серебряном поле, поставлен на подножии большой голубой крест (имеющий вид польского знамени Муржы - Донбровы 1-й; ср. с. 267). С каждой стороны его видно по четыре маленьких крестика голубого же цвета с острыми концами и между ними две шпоры с голубым на каждом из них маленьким крестом. В нашлемнике изображена между оленьих рогов оленья голова.

Русское дворянство может указать наконец роды, выезжие из Швеции и Дании. Общие в гербах их приметы можно будет вывести из следующего их описания, которое предлагаем в алфавитном порядке: 1) герб Кожиных, происходящих от Георгия Фаренсбаха, выехавшего в Россию к великому князю Василию Дмитриевичу из Швеции. Сын его, Василий, служа со своим полком, одержал победу над князем Галицким и, преследуя его к Новугороду, убил под ним коня. В знак победы привез он к великому князю лук, палаш и вырезал лоскут кожи от коня, за что и пожалованы ему в 1450 г. на достоинство российского дворянства грамота и село Кожино. Вследствие того в четверочастном гербе Кожиных первая четверть имеет в серебряном поле изображение крестообразно положенных натянутого лука и палаша, под ними лоскута кожи; во второй и третьей представлено в красном поле по каменной стене, означенной серебром, и, наконец, в четвертом, голубом, поле виден золотой лев, обращенный вправо и стоящий на задних лапах. На шлеме между двумя орлиными крылами видны два значка с их древками: из них на правом, синем, положены крестообразно лук и палаш и под ними лоскут кожи, а на левом, красном, видна такая же, как описано, стена (Грб. I, 52); 2) Новосильцовых. Предок их выехал также из Швеции (Родословная книга... Т. 2. С. 254, 353. Ср.: С. 302, 340). Герб этой фамилии имеет в сердце малый щиток зеленого цвета с серебряною перевязью к правому нижнему углу; в первой четверти изображен в голубом поле стрелок, пускающий из лука золотую стрелу; во второй и третьей, в красном поле, представлено два лежащих влево золотых льва, и, наконец, в четвертой виден едущий вправо ездок на коне, в голубом поле (Грб. VI, 102); 3) Суворовых. Они также из Швеции и имеют одного родоначальника с Бухариными, Кобяковыми и Наумовыми; но гербы их различны. В гербе Суворовых вершина щита занята изображением золотого креста в голубом поле; в нижней пространной части, в правом серебряном поле положен панцирь, в левом красном поле изображены крестообразно серебряная шпага и стрела остроконечиями вниз (Грб. VIII, 67). Последние две эмблемы удержались в графском и княжеском гербах Суворова, которые мы опишем в следующей главе (Грб. II, 14; IV, 7). Ср. гербы Кобяковых (VII, 24) и Наумовых (II, 41); 4) Сумороковых. Они ведут себя от выехавшего из Швеции мужа, именем Левиса: в щите их герба, имеющем красное поле, изображены два серебряные меча и вокруг их четыре серебряные же розы (Грб. II, 82); 5) Шепелевых. Они, как показано в родословной, происходят от выехавшего в 1376 г. "из Немец, из Свейскаго королевства, в Польшу мужа честна", именем Шель, который по крещении назван Георгием и переселился в Россию к великому князю Дмитрию Иоанновичу Донскому. У этого Георгия был сын Петр, по прозванию Шепель: по имени его-то потомки его стали называться Шепелевыми. В их гербе (III, 20) щит разбит на две части. Из них в верхней, рассеченной, в правом, серебряном, поле изображен стоящий на задних лапах лев, обращенный влево; левая же часть имеет два поля: верхнее, черное, с золотою на нем шестиугольною звездою и нижнее, голубого цвета, без фигуры; наконец, в нижней части щита изображен в красном поле воин, скачущий на белом коне влево с поднятым вверх мечом. В нашлемнике видна рука в латах с обнаженным мечом. К этому же разряду должно отнести 6) герб Вигелей, происходящих от древних дворян Шведского королевства: в вершине щита голубого цвета изображены три серебряные звезды, а в нижней половине виден в золотом поле стоящий на горе сокол. Над шлемом водружено четыре белых знамени, и посреди их поставлена шпага остроконечием вниз (VII, 163).

Обзор гербов фамилий, выехавших из разных стран Западной Европы, мы заключим родами, выезжими из Дании. Их также не много. К числу таких родов относится фамилия Собакиных. По родословным оказывается, что к великому князю Михаилу Александровичу выехал в Тверь "из Немец муж честен Ольгерд Немчин, по прозванию Впрягай". Во святом крещении он наречен Дмитрием, У внука его Григория Андреевича было два сына, старший, Семен, от которого пошли ныне угасшие роды: Нагие, Безумовы, Свибловы и Сназины, и второй, Данило Собака, родоначальник Собакиных (Временник Моск. о-ва истории и древностей российских. С. 117, 186). Эта генеалогия, имя Ольгерда, упоминовение о Свибловых, которых мы видели в потомстве известного Радши, заставляют сомневаться в справедливости позднейшего показания о выезде Собакиных из Дании (Родословная книга... Т. 2. С. 378; Миллер Г.Ф. Указ. соч. С. 464). Герб их также носит много признаков литовского происхождения: в сердце четверочастного герба на малом щитке голубого цвета изображен воин, скачущий на белом коне в правую сторону с подъятым мечом (Литовская погоня), затем в первой части, в серебряном поле, виден одноглавый черный орел с распростертыми крыльями, имеющий на голове корону (герб прусский); во второй части, в красном поле, находится стоящий на задних лапах золотой лев в короне, обращенный влево; в третьей части, в красном же поле, означена серебром собака в ошейнике, бегущая в правую сторону, и, наконец, в четвертом поле серебряного цвета видна крепость красного цвета (см. выше с. 285). На щите поставлено два шлема с дворянскими на них коронами. Из них на правом, между двух белых знамен, проходят крестообразно сквозь золотую корону две трубы, на левом шлеме сидит черный орел с распростертыми крыльями (Грб. III, 12) (Много общего с гербом Собакиных имеет герб Кульневых (Гербовник. VIII, 123)).

Таким образом, в предположенном порядке исчислены и по возможности объяснены гербы лиц, выехавших к нам из разных стран Западной Европы, Затем остается еще огромный отдел дворян, выезжих из Грузии, Армении, земель Горских, татарских, из Азии и даже Африки. Эти роды не внесли в Россию своих эмблем и обязаны своими гербами нашим государям.

§ 94. Гербы родов, выезжих из Грузии. По общему отзыву ученых, занимающихся историею Грузии и самих грузин, у них никогда не было понятия о гербе в том смысле, как его разумеют другие народы, и самые даже гербы, данные дворянским родам Грузии при русском правительстве, называются там печатями. Издавна же существовали у грузин печати, равно как и знамена, с изображениями святых. Кроме того, разные эмблемы встречаются нередко на щитах горцев, и мы думаем, что все эти изображения могут послужить богатым материалом при выборе гербов дворянами областей кавказских и закавказских. Как на знаменах находил себе место образ покровителя города, области, предводителя племени, так трофей, взятый с бою, победа, одержанная над неприятелем, отсеченная у врага рука, богатая добыча и т.п. давали витязю право на ту или другую в его щите отметку. Самый цвет щитов у разных горских народов неодинаков: у осетин, напр., он черный. Всеми этими приметами, которых, к сожалению, мы не могли собрать в таком объеме, как бы нам хотелось, не должно, по нашему мнению, пренебрегать, потому что таким образом легко обозначить в гербе происхождение дворянина и увековечить подвиги его предков, что всегда и имеет в виду наш герб.

Выше мы уже видели, как рано начались наши сношения с закавказскими народами и как Грузия, не находя других средств сохранить свое существование от внутренних неустройств и стеснений со стороны персов и турок, искала покровительства России, как наши государи, милостивым своим содействием, спасли Грузию от падения (Жалованная грамота грузинскому царевичу Николаю Давидовичу // Полн. собр. законов. Указ 1673 г. февр. 12 (№ 569)). Цари Грузинские поселились в Москве, по существовавшему уже тогда у нас обычаю, стали пользоваться гербом, для уразумения которого необходимо коснуться истории Грузии и происхождения ее царей.

Существующее на Кавказе предание, начало которого теряется в незапамятной древности, предание, подтверждаемое историческими свидетельствами, преимущественно Константином Багрянородным, гласит, что дом царей Грузинских Багратидов в родстве с еврейским царем Давидом (Additionis et eclaircissements a l'histoire de la Georgie depuis l' antiquite jusqu'en 1649 de J.C. par Brosset. Spb. 1851. P. 153). Первоначально Багратиды жили в Иерусалиме, откуда, будучи взяты в плен Навуходоносором, переселилсь в Армению. Здесь они занимали почетные должности, и во время покорения Армении халифом Мутавакилем, многие из Багратидов принесли себя в жертву, защищая престол и свою веру. Затем в 885 г. по Р.Х. один из членов этой фамилии утвержден царем Армении и начал собою царственную династию этой страны. От того же корня происходят грузинские Багратиды, которые, постепенно размножаясь и усиливаясь, подвигались к Ахалцихской области. Отсюда они сделались владетелями прибрежных стран Черного моря, Абхазии и наконец овладели страною, именуемою Грузиею, что значит страна св. Георгия. (По-персидски и турецки грузинец называется Гюрдж, по-арабски — Джюрдзие, в переводе Юрьевец). Какая бы ни была причина такого особенного почитания, оказываемого здесь св. Георгию (историки в этом несогласны) (Энциклопедический лексикон. Т. 15. С. 419), оно существует во всей Грузии и ведется издревле: образ этого святого виден на знаменах, имени его посвящаются церкви и города, и праздников в честь его и победы над драконом очень много.

Спасительные слова евангельского учения страна эта услышала в первый раз от св. апостола Андрея, который, по сказанию летописца, чрез Каппадокию и приморский город Трапезунд, проникнул в Западную Иверию (Иосселиан П. Краткая история грузинской церкви. 2-е изд. Спб., 1843); но этому событию предшествовало важное обстоятельство, подробно описанное в грузинских летописях, а именно: некто из юношей еврейских, по имени Элиоз, один из воинов, находившихся при кресте Господнем, после крестной смерти Спасителя получил по жребию Его хитон и, возвратившись в свой город Мцхет, принес его с собою. Сестра Элиоза, увидев такое сокровище, отняла его у брата и, прижав к груди, на месте умерла. С хитоном же ее и должны были похоронить, потому что его не могли у нее вырвать; но место погребения осталось неизвестным, хотя, по преданию, и знали, что она похоронена в Мцхете под кедром, пересаженным из Ливана. Чрез откровение свыше узнала о том св. Нина, просветительница Грузии. Она обратила ко Христу царя Мириана (в 318 г. по Р.Х.), и на том месте, где был скрыт хитон, воздвигнут Мцхетский собор, один из столбов которого есть кедр, росший на могиле. Чудеса сопровождали постройку храма (Там же. С. 6-7. Brosset. Histoire de la Georgie. Spb., 1849. P. 90-125).

Все эти обстоятельства, т.е., с одной стороны, родство с царем еврейским Давидом, с другой — сохранение в Грузии хитона Господня и, наконец, почитание св. Георгия объясняют печать грузинских царей, которую они употребляли гораздо ранее прибытия их в Россию. Первоначально на круглом щите был изображен один хитон Господень, а по сторонам щита прибавлялись гусли, которыми отрок Давид услаждал царя Саула, и праща, которою Давид убил Голиафа (Эта печать есть, между прочим, на заглавном листе изданной царем Вахтангом в 1712 г. в Тифлисе поэмы под названием "Барсова кожа").

Позднее, и сколько можно заключить по дошедшим до нас памятникам, уже по выезде грузинских царей в Россию, к этим основным эмблемам прибавлен образ св. Георгия на коне. Его изображение, впрочем, и в то время, когда Корб был в Москве, т.е. в конце XVII столетия, почиталось уже гербом Грузии (табл. XVII).

В расположении исчисленных эмблем в гербе допускался произвол: на гробницах грузинских царевичей и царевен, погребенных (в С.-Петербурге) в Александро-Невской лавре, преимущественно в Феодоровской церкви, оказывается, что с половины прошедшего столетия щит в их гербе обыкновенно состоял из четырех частей и по средине его почти всегда помещался хитон Господень, нередко с надписью по сторонам: "Бе же Хитон не швен, свыше исткан весь" (Иоан. XIX, 21). Затем в первой четверти, в голубом поле, изображались праща и гусли; во второй, красного цвета, — положенные в виде Андреевского креста скипетр, меч и между ними, сверху, держава (символы царской власти) ; в третьем поле, того же красного цвета, — весы, символ правосудия царя Соломона, и, наконец, в четвертой, цвета голубого, — св. Георгий на коне. Вокруг всего герба нередко встречается надпись из псалма: "Клястся Господь Давиду истиною и не отвержется ея: от плода чрева твоего посажду на престоле твоем" (Пс. 131 ст. 11) (Иосселиан П. Указ. соч. Прим. 10). Этот основной тип грузинского герба допускает многообразные изменения (вероятно, для отличия одного поколения грузинских царей и царевичей от других) и нередко состоит из шести или осьми частей, в которых отдельно полагаются меч, скипетр, держава и прибавляется лев (как эмблема, вообще любимая народами Востока) (Там же. С. 7).

Те же эмблемы встречаем у многих княжеских грузинских родов, выехавших к нам вместе с царем Вахтангом VI, вызванным при Петре Великом, прибывшим в Астрахань в 1724, а в Москву в 1726 г., т.е. уже по смерти Петра Великого, в царствование императрицы Екатерины I. Родство с Багратидами в прямой или в боковой линиях, а иногда одно даже свойство чрез браки давало этим родам право или на тот же вполне герб, или на сохранение некоторых царских эмблем с прибавлением иных, в ознаменование подвигов доблести и отваги. К разряду таких княжеских грузинских родов относятся князья Орбельяновы, Баратовы, Андронниковы, Меликовы, Чолокаевы и иные (Довольно подробное исчисление таких фамилий, с разделением на области, из которых они происходили и где имели владения, есть в "Истории Георгианской о юноше князе Амилахорове" (Спб., 1779). С. 22 и след); но за неимением их гербов, мы должны ограничиться следующими: 1) князья Багратионы. Их было несколько поколений: а) князья Багратионы, потомки грузинских царей Багратидов: одни из них ведут свое начало от царя Бакара Вахтанговича, старшего сына царя Вахтанга VI, прибывшего в Россию вместе со своим отцом и братьями в 1726 г.; а другие - от царя Георгия XIII, при котором Грузия присоединена к России в 1800 г. Те и другие называются ныне князьями Грузинскими; б) князья Багратионы Имеретинские, потомки царей Имеретинских, и в) Багратионы Батони-Мухранские, потомки древних владельцев удела Мухранского в Карталинии, происходящие от царевича Баграта, сына грузинского царя Константина, также из династии Багратидов. Герб Багратионов без изменения такой же, какой мы видели, принадлежит грузинским царям; 2) род князей Давыдовых восходит до кахетинского царя Давыда I (1513-1520). У него был внук царь Александр, у сего последнего царевич Дмитрий, и по имени сына сего, царевича Давыда, получил прозвание князя Давыдова выехавший в Россию в 1666 г. под высокую державу царя Алексея Михайловича правнук его князь Элизбар - Илья (От брата его князя Хохоны пошел род Хохоничевых. См.: Бархатная кн. II. С. 397). Потомок сего последнего, князь Макул (Мамук) Давыдов, в 1738 г. назначен капитаном грузинской гусарской роты, сформированной из прибывших в Россию с царем Вахтангом грузин (Указы 1738 г.: Марта 25 (№ 7545). Именной; Июня 8 (№ 7595). Резолюция кабинет-министров на сообщение Сената; Июля 8 (№ 7614)). Род князей Давыдовых продолжается до сих пор и употребляет следующий герб: первая часть четверочастного щита их представляет изображение в голубом поле св. Георгия, поражающего дракона; во второй, красного цвета, изображен золотой крест; в третьей четверти того же цвета видна золотая пятиугольная звезда и, наконец, в последней, в голубом поле, представлен идущий вправо лев; 3) князья Дадианы, потомки владетелей Мингрелии. Предок их Леван Дадиан в 1638 г. просил царя Михаила Федоровича принять его под свое покровительство. Просьба эта была уважена, и в XVII в. великие князья Дадианы значились по Разрядам боярами при русском дворе. Род кн. Дадианов продолжается до сих пор; в сердце четверочастного герба их изображен золотой крест; за сим в первой части, в золотом поле, виден идущий влево овен (это память о Колхиде и о золотом ее руне, находившемся в нынешней Грузии) ; во второй, в красном поле, — св. Георгий, поражающий дракона; в третьей, в серебряном поле, означены три лица и на них крестообразно меч и знамя красного цвета и, наконец, в четвертой части, голубого цвета, представлен плывущий по воде золотой корабль с парусами (Грб. VI, 2); 4) князья Цициановы, потомки князей Карталинских, нередко соединявшиеся брачными узами с царско-грузинским домом. Князь Паата Цицианов выехал в Россию из Грузии, и потомкам его, князьям Цициановым, пожалован следующий герб (Грб. V, 7): в первой части их четверочастного щита, цветом голубой, диагонально по перевязи вправо изображено свернутое знамя красного цвета, над ним виден ездок с копьем, скачущий в правую сторону на белом коне; во второй четверти, в золотом поле, представлен овальный щит; в третьей, в золотом же поле, находится голубая перевязь вправо и на ней посредине буква S; и, наконец, четвертая часть занята изображением в голубом поле золотого рога изобилия; 5) князья Эристовы. Грузия в древние времена делилась на несколько княжеств, которые, находясь под владычеством царей, управлялись каждое особым эриставом. (Эри значит народ, тави — глава.) Эриставы назначались первоначально пожизненно или временно как правители, затем как вассалы, и, наконец, в VI столетии при иверском царе Бакуре III (с 557-го по 568 г. по Р.Х.) эти области были отданы в собственность некоторым знатнейшим фамилиям. С того времени звание Эриставов обратилось в фамильное прозвание, а для отличия придавалось к нему наименование той области, которою владел князь. Пользуясь смутами в Грузии, Эриставы нередко отделялись от царей и становились самостоятельными владетелями, опираясь в борьбе своей на неприступные замки в скалах и на войска, которые они содержали для этой цели. В числе таких Эриставов мы должны отметить Арагвских и Ксанских Эриставов, получивших название от рек Арагвы и Ксани, орошавших их владения. Они происходят от княжеского осетинского рода и дали начало русским князьям Эристовым, бывавшим в родстве с царским грузинским домом и выехавшим в Россию в 1724 г. с царем Вахтангом. Такое происхождение Арагвинских Эриставов и история подвигов, совершенных членами этой фамилии, нашли себе в родовом их гербе красноречивого истолкователя: в сердце четверочастного щита на особом щитке золотого цвета видно изображение св. Георгия на коне, поражающего дракона; затем в первой четверти, в голубом поле, представлен родовой замок (Ананур) под императорскою короною; во второй и третьей частях, красного цвета, положен крест и на трех концах его по полумесяцу, отверстием обращенному внутрь (в память перехода из язычества в христианство), и, наконец, в последней, черного цвета, отсеченная кисть руки также под короною. Черное поле щита нередко у осетин, рука же, отсеченная у какого-нибудь важного врага, дала право на помещение ее в гербе. Щит держат слева вепрь, справа лев; 6) не можем пройти при этом молчанием рода князей Амилахваровых, бывших также в родстве с грузинскими царями. В XVIII столетии члены этой фамилии выехали в Россию, и так как один из предков их спас царя от угрожавшей ему опасности тем, что лег вместо него в ставке, где и был заколот, то фигура человека, лежащего в ставке на постели, занимает средний щиток герба; весь же щит, цвета красного, состоит из четырех частей; из них в первой представлена рука со знаменем, на котором изображен св. Георгий, во втором, сверху, сапог, под ним солнце, наконец, в третьем и четвертом полях видны знамена и пушки (История Георгианская о юноше князе Амилахорове. Спб., 1779). Здесь же должны себе найти место внесенные в Гербовник гербы некоторых относительно к числу признанных в дворянстве, немногих грузинских родов, а именно: 1) герб Амбразанцовых, предок которых Петр Амбросадзев был в звании стольника при имеретинском и грузинском царе Арчиле. В 1722 г., по грамоте грузинского царя Вахтанга и царицы Русуданы, Петр Амбросадзев с потомством и родством пожалован деревнями. Герб их рассечен на три части, из которых в правой, цвета голубого, изображены положенные накрест золотая сабля и лук, в средней, цвета черного, виден серебряный столб, с красным на средине его крестом, а на поверхности столба сидит птица с распростертыми крыльями; наконец, в левом, крайнем поле красного цвета представлен колчан со стрелами (Грб. V, 127); 2) в гербе Бегтабеговых, имеющих титул грузинских князей, щит разбит на две части; из них в верхней, в красном поле, изображен черкес, скачущий вправо на белом коне с золотою сбруею и имеющий на плече золотое копье; а во второй части, в голубом поле, видны крестообразно положенные остроконечием вверх две серебряные стрелы и поверх их щит красного цвета с серебряным на нем полумесяцем (X, 107); 3) герб Гарсевановых, карталинских дворян, имеет в голубом поле изображение жертвенника, украшенного древесными масличными ветвями; на поверхности его крестообразно означены два скипетра, а внизу воскуренный из золотого сосуда фимиам (IX, 134) ; 4) Лашкаревых. Этот род происходит от грузинских дворян Лашкаревых-Бибилюров, выехавших в Россию в царствование Петра Великого с царем Вахтангом. В гербе Лашкаревых (IV, 140) щит разбит на две половины: из них в верхней, голубого цвета, изображен золотой полумесяц, обращенный рогами в правую сторону, а в нижней находится муж в азиатском платье, вооруженный саблею, в правой руке он держит трость, в левой — пальмовую ветвь (по-грузински Лашкарь значит воин); и 5) в гербе Худобашевых, имеретинских дворян, щит разбит надвое, и верхняя его половина рассечена; в правом, золотом, поле крестообразно положены два меча, в левом, голубом, изображен золотой крест, под ним, у подошвы щита, видны море, и к левому углу каменная гора, и, наконец, в нижней части — серебряный полумесяц, обращенный рогами вверх, над ним золотой хлебный сноп.

§ 95. Гербы родов, выезжих из земель татарских, черкасских, из Армении, Персии и Африки.

Двухвековое пребывание России под татаро-монгольским игом, установившиеся вследствие того частые переходы служилых людей азиатского происхождения к московскому двору и особенно присоединение к России Казани, Астрахани, Сибири и Крыма имели необходимым своим последствием то, что как царские роды татарского происхождения, так князья и мурзы, составлявшие их двор, перешли на службу московского государя (см. выше). Став таким образом в рядах русского дворянства, "цари турские, и большие и кочевые орды, крымские, казанские, астраханские, равно как нагайские князья и мурзы" (Временник Моск. о-ва истории и древностей российских, Т. 10. С. 125, 130,221-222) получили право на помещение их родов в наших родословных. Мы воспользуемся показаниями их при исчислении гербов дворянских родов, от этого корня происшедших, хотя не можем не сознаться при этом, что, вероятно, вследствие недостатка сведений о начале родов, многие дворянские фамилии ошибочно показаны от татар, что легко доказать их гербами.

Отделить при помощи исторической критики роды действительно татарского происхождения от иных, должно составлять особенную заботу всякого, кто бы стал заниматься русскою дворянскою генеалогиею, как наукою.

Гербов у татарских родов до пожалования их русскими государями не существовало, а были в употреблении особые метки, которыми один род отличал от других свою собственность (до сих пор тавро выжигается на лошадях, волах), метки, которые назывались ясаками, или тамгами. Они носились на щитах и изображались также на знаменах. Чингисхан раздавал окружавшим его знатным родам троякие знаки: птицу, дерево и самым почетным был кречет; но по принятии татарами магометанства, которое запрещает изображать животных, знаки эти должны были измениться (Татищев. Кн. 1,ч. 1. С. 548-549). Татищев утверждает, что он собрал несколько сот названий фамильных ясаков, из которых некоторые и приводит, а именно: у Афросимовых Кадуй, Аладьиных Базулук, Бахметевых Порывай, Бутурлиных Соловей, Воейков Рычан, Вельяминов Лошак, Гагарин Благодать, Голицын Гамар, Долгоруковых Сургут, Давыдовых Манчак, Ромодановских Гамаюн, Салтыковых Солтык, Собакиных Доезжай, Татищев Нуздай, Хрущев Касуй, Черкасских Кабарда, Шереметьевых Шереметь, Юсупов Аргутан (Там же. С. 552). Мы не беремся объяснить значения приведенных слов; жалеем об одном только, что Татищев смешал польские, прусские и наши отечественные знамена с татарскими ясаками, существование которых несомненно и до настоящего времени продолжается у горских и азиатских племен. Бесспорным остается то, что татарские роды могли принести в Россию свои ясаки, но гербы получили они от русских государей. Владетельные роды сохранили герб области, которая им принадлежала; напр., князья Сибирские, потомки Кучума, имеют в гербе сибирское знамя, т.е. два соболя держат лук с перекрещенными на нем стрелами (первоначально дерево, табл. XV, рис. 8). Что касается до других фамилий татарского происхождения, то, сообразно порядку, принятому Бархатною книгою и вообще родословными, следовало бы отделить гербы татарских родов, вышедших из орд: Золотой, Косуйской, Крымской, Нагайской и т. д.; но нам кажется подразделение это излишним, потому что в гербах фамилий всех этих разрядов много общих примет, и мы не могли найти таких характеристических особенностей, которыми бы отличались одни гербы от других.

Родоначальники всех наших татарских родов, за немногими разве исключениями, были магометанского вероисповедания; по прибытии к нам приняли они св. крещение и доблестями на поле чести стяжали себе благородство, что у некоторых родов красноречиво выражает и самый герб. Для примера мы приведем, из числа очень многих, герб Нарбековых, потомков мурзы Абрагима, во святом крещении названного Ильею, выехавшего к великому князю Василию Васильевичу из Большой Орды. Щит в гербе Нарбековых разбит на две половины, из которых нижняя рассечена. В верхней части, цвета красного, представлена с левой стороны серебряная крепость с тремя на ней башнями, из которых на средней видна серебряная луна, а на крайних по золотой звезде. К крепости скачет от правой стороны воин на коне и в доспехах: он поражен в глаз стрелою, а пушечным ядром оторвало у него руку, держащую меч. В нижней половине, в правом, золотом, поле, на средине означена перпендикулярно беличья полоса, и, наконец, в левом, голубом, изображены золотом: крест, над ним корона и внизу полумесяц, рогами обращенный вверх. На щит положены чалма с пером, над нею натянутый лук и стрела, летящая вверх; а на краях щита поставлены два шлема с тремя на них страусовыми перьями и на каждом по лавровому венку (Грб. IV, 45). Не менее выразителен герб Мещериновых: в серебряном поле изображен ездок в зеленом платье и золотом шлеме, украшенном перьями, ездок, скачущий на белом коне вправо, в руках у него натянутый лук и колчан со стрелами. По сторонам ездока представляется вид крепости, на которой с правой стороны утвержден золотой крест, а с левой ударилась в зубцы башни стрела; наконец, в верхней части щита означена луна, освещающая ездока (Грб. III, 37).

Считая излишним описывать здесь в подробности все гербы дворянских родов татарского происхождения, мы исчислим общие их приметы и покажем, в каких гербах каждая из них встречается. Означение тома и страницы Гербовника, в котором помещены герб и описание его, облегчит того, кто бы захотел познакомиться с подробностями изображения герба и происхождения рода, им пользующегося. Для образца только мы представим описание гербов некоторых знатнейших татарских фамилий.

Эмблемы эти суть:

1) Луна и звезды. Они полагаются или одни или в сочетании с оружием, львами, единорогами и всего чаще с крестом. В последнем случае полумесяц, в ознаменование победы христианства над язычеством и магометанством, бывает обыкновенно опрокинут и на вершине его стоит крест. Гербы Аиповых (IX, 19); Алымовых (II, 54); Арбеневых (I, 68); Арсеньевых (V, 28); Ахматовых (V, 52); Бакаевых (V, 55); Бартеневых (III, 62); Вельяшевых (II, 107); Венюковых (VIII, 25); Готовцевых (X, 22); Давыдовых (II, 51); Дашковых (II, 71); Ермоловых (V, 44); Зубовых (II, 25; VI, 4); Камыниных (II, 68); Карамзиных (V, 62); Карандеевых (IV, 39); Кознаковых (I, 69) ; Крюковых (II, 46); Мамаевых (IX, 23) ; Мертваго (V, 51); Мосоловых (IV, 55) ; Муратовых (VIII, 78; IX, 99); Петровых-Саловово (II, 47); Племянниковых (IV, 31); Поливановых (III, 22); Ростопчиных (II, 72; IV, 12); Ртищевых (III, 23) ; Сиванчеевых (III, 89); Талызиных (I, 53); Теглевых (II, 54); Уваровых (V, 33); Ханыковых (I, 56); Хотяинцовых (IV, 34); Чемесовых (II, 98); Чириковых (III, 21); Щербачевых (II, 97).

2) Всадники, вооруженные мечом, пикою, стрелами и т. п. Гербы Болтиных (IV, 50); Венюковых (VIII, 28); Вельяшевых (II, 107); кн. Дундуковых-Корсаковых (IХ, 133) ; Коробьиных (III, 16); Курдюмовых (VIII, 82); Селивановых (X, 49); Спиридовых (II, 101); Талызиных (I, 53); Татариновых (III,42; VIII, 71).

3) Подковы. Гербы Арсеньевых (V, 28) ; Мосоловых (IV, 55); Ртищевых (III, 23); Саванчеевых (III, 89); Таптыковых (VI, 2).

4) Сабли, луки, колчаны, мечи, стрелы, бунчуки и чалмы. Гербы Аиповых (IX, 19); Алымовых (III, 54); Апсеитовых (IV, 118); Апраксиных (II, 45; III, 3); Арсеньевых (V, 28); Бакаевых (V, 55) ; Барановых (IV, 43) ; Бартеневых (III, 62); Бахметевых (II, 58); Венюковых (VIII, 25); Давыдовых (II, 51); Долгово-Сабуровых (II, 32); Загряжских (IV, 33); Зубовых (II, 25; VI, 4); Измайловых (II, 39); Карамзиных (V, 62); Карандеевых (IV, 39); Крюковых (II, 46); Курдюмовых (VIII, 82) ; Мамаевых (IХ, 23) ; Мансуровых (I, 45); Племянниковых (IV, 31); Поливановых (III, 22); Ртищевых (III,23); Рудиных (IV, 94); Сабуровых (I, 43); Саванчеевых (III, 89); Таптыковых (VI, 11); Теглевых (II, 54); Чемесовых (II, 98); Черемисиновых (II, 94) ; Чириковых (III, 21).

5) Львы. Эмблема эта была в большом уважении в Персии и на Востоке вообще. Гербы Богдановых (VI, 31); Бешенцовых (III, 53); Вельяшевых (II, 107); Готовцевых (X, 22) ; Мансуровых (I, 45); Мертваго (V, 51); Петрово-Саловово (II, 47); Свистуновых (III, 48); Щербачевых (II, 97).

6) Грифы. Гербы Колтовских (II, 23); Лаптевых (VI, 7); Лопухиных (III, 8; IV, 6); Лупандиных (II, 24); Свистуновых (III, 48); Чеквиных (Х, 8).

7) Крылатый конь, олень и единорог. Гербы Глебовых (VII, 8); Апсеитовых (IV, 118); Тимирязевых (VIII, 14); Тургеневых (IV, 53).

8) Птицы, остатки, быть может прежних ясаков и тамг, в гербе Бибиковых (III, 13 — в голубом поле птица турухтан, летящая в правую сторону) ; Вельяшовых (II, 107 — сокол); Карамзиных (V, 62 — в щите голубого цвета изображена серебряная луна, обращенная вверх рогами, под нею крестообразно положены два золотые меча, остроконечиями вниз. Над шлемом и короною поставлено дерево, и на нем находится птица) ; Теглевых (II, 54); Чемесовых (II, 98 - орел).

и 9) Рог изобилия. Гербы Ахматовых (V, 52).

Для примера мы опишем в подробности гербы: 1) Арсеньевых, предок которых Ослан-мурза, по крещении названный Прокопием, выехал из Золотой Орды к великому князю Дмитрию Иоанновичу Донскому. В щите, имеющем голубое поле, изображены крестообразно серебряные сабли и стрела, остроконечиями обращенные к золотой подкове, которая шипами положена вверх; по сторонам сабель находится золотой полумесяц рогами вправо и того же металла шестиугольная звезда (Грб. V, 28); 2) в гербе Державиных изображены в голубом поле золотые серп и луна, друг к другу обращенные. В нашлемнике виден золотой крест, над ним рука в латах, держащая золотую звезду. Девиз: Силою Вышнею держуся (V, 38); 3) князей Мещерских, восприявших свое начало, как показано в Бархатной книге, от князя Ширинского Бахмета, Усейнова сына, который в 1198 г. пришел из Большой Орды, завоевал Мещеру и там поселился (Долгоруков П.В. Российская родословная книга. Спб., 1857. Ч. 4. С. 31). В четверочастном щите герба кн. Мещерских изображены: в первой четверти, в красном поле, две серебряные луны; во второй, голубого цвета, серебряная крепость; в третьей, того же цвета, — скачущий влево ездок с мечом, подъятым вверх, и, наконец, в четвертой части, в красном поле, виден через реку серебряный мост (II, 8); 4) Уваровых, потомков Минчака Касаева, по крещении Симеона, выехавшего из Большой Орды к великому князю Василию Дмитриевичу. В четверочастном гербе их положен в сердце красный щиток, в котором изображен золотой крест, под ним серебряный полумесяц, рогами обращенный вниз к золотой шестиугольной звезде; затем в первой и последней четвертях, в серебряных полях, поставлено по черному стропилу, а во второй и третьей частях, в голубом поле, видна из облак выходящая рука в латах с мечом. Щит держат два черных одноглавых орла (V, 33). В гербе графов Уваровых прибавлен двоеглавый под тремя коронами императорский орел; 5) кн. Урусовых. Предок этого рода Абубек Киреев Док показывается владетелем в Египте, а потомки его были в разных странах царями. От него произошел владетель нагайских татар князь Муса, у которого были дети князь Юсуп, родоначальник кн. Юсуповых, и князь Измаил. У сего последнего был сын Урус, и от него-то пошли князья Урусовы (Там же. Ч. 4. С. 31). Герб их, рассеченный на две и разбитый на три части, имеет посредине щиток красного цвета с изображением в нем золотой луны, обращенной влево и окруженной четырьмя шестиугольными золотыми же звездами. Затем изображены: в первой части, в голубом поле, ездок, скачущий на белом коне и держащий в левой руке стрелу; во второй, в серебряном поле, муж в татарском одеянии, имеющий в правой руке птицу; в третьей, в золотом поле, лук с летящею вверх стрелою; в четвертой, в зеленом поле, золотой лев, пронзенный в челюсть двумя стрелами; в пятой, в голубом поле, дракон и в шестой, в золотом поле, агнец (VI, 1); 6) кн. Юсуповых, одного с князьями Урусовыми происхождения (Долгоруков П.В. Указ. соч. Ч. 4. С. 49). Гербы обоих этих родов имеют между собою много общего. Овальный щит разделен на шесть частей и в сердце имеет малый щиток, в верхней части которого, в зеленом поле, положена княжеская шапка, под нею, в красном поле, изображены четыре шестиугольные серебряные звезды, окружающие серебряный полумесяц, рогами обращенный вправо. Над описанным щитком помещен еще малый щит голубого цвета с изображением в нем серебряной шестиугольной звезды. В большом щите представлены: в первой части, зеленого цвета, ездок с поднятою шпагою и со щитом, во второй, цвета золотого, татарин, держащий в правой руке молоток; в третьей, в голубом поле, — натянутый лук со стрелою, летящею вверх; в четвертой, в золотом, и в пятой, в серебряном, полях по льву, и, наконец, в шестой части, в голубом поле, серебряный олень, бегущий влево (III, 2); 7) Юшковых, происходящих от выехавшего к великому князю Дмитрию Иоанновичу Донскому из Золотой Орды князя Зеуша, по крещении названного Стефаном, у которого был сын Юрий Степанович. В гербе их щит разделен на четыре части, из них первое и четвертое поля голубые, второе и третье золотые, и на них изображен нагой муж, держащий на размах в правой руке палицу (II, 44), и 8) Эмировых. Самое прозвание свидетельствует о происхождении этого рода; не менее знаменателен и герб его: в черном поле изображен золотой крест трилистной фигуры, по бокам его две шестиугольные золотые звезды и в подошве щита серебряный полумесяц, рогами обращенный книзу (II, 144).

Чтобы перейти от татарских фамилий к родам, выезжим из Азии, необходимо упомянуть о народах Горских, о закавказских горцах, которые также, хотя и в малой степени, не остались чужды составу русского дворянства. К этому разряду принадлежат: 1) князья Черкасские. В наших летописях часто встречаются князья этого названия, особенно же были известны кн. Егуповы-Черкасские и Ахамашуковы-Черкасские, но роды их пресеклись (Долгоруков П.В. Указ. соч. Ч. 4. С. 38). Ныне существующие князья Черкасские происходят от Инала. Предки его в древние времена обладали Египтом, а по завоевании царем Иоанном Васильевичем Астрахани покорились России и князья Черкасские. Владетельный в то время князь, правнук Инала, Темрюк Идаров отправил к царю в знак подданства сына своего Салтмона, по крещении названного князем Михаилом и пожалованного в бояре, и дочь Марию, бывшую потом в супружестве за царем. В сердце четырехчастного герба князей Черкасских на особом горностаевом щитке изображена держава; затем в первой четверти, цвета красного, представлен черкес в золотой епанче в княжеской шапке с пером, скачущий вправо на белом коне в золотой сбруе; во второй части, в голубом поле, между трех шестиугольных серебряных звезд изображены крестообразно две серебряные стрелы, остроконечиями вверх, и на них поставлен щит красного цвета с серебряным на нем полумесяцем; в третьей части, в серебряном поле, виден обращенный вправо лев, держащий в передних лапах натянутый лук со стрелою, и, наконец, в четвертой, в золотом поле, представлены два змея, перпендикулярно перевившиеся (II, 9); 2) Черкасовы. Щит в гербе их разбит на две неравные части: верхнюю — большую и нижнюю - малую, и обе рассечены. В первой четверти, красного цвета, крестообразно положены серебряные лук и стрела, во второй, голубой, перпендикулярно изображен серебряный ключ, на поверхности которого видно распростертое крыло, в третьем, голубом, и четвертом, красном, полях означено четыре золотых столба (VII, 106). У баронов Черкасовых герб совершенно иной; щит рассечен на две части, из них правая — цвета золотого, левая — красного; в них изображен двоеглавый орел с распростертыми крыльями, переменяющий вид свой на краске в золото, а на золоте в красный цвет. В лапах орел держит два прапорца, с изображением на каждом из них буквы Р (О службе барона Ивана Антоновича Черкасова при Петре Великом см.: Бантыш-Каменский Д. Н. Указ. соч. Т. 5. С. 261). В нашлемнике поставлен обращенный вправо гусь. Щитодержатели — два вооруженных воина, имеющие одеяние, подобное донским казакам (III, 6); 3) Черкесовы, происходящие из горских черкас, имеют в щите красного цвета серебряную перевязь влево с тремя на ней черными пятиугольными звездами (III, 114).

В числе родов, выезжих из Армении, считаем долгом отметить: 1) князей Аргутинских-Долгоруких, происходящих, по удостоверению армянских и грузинских исторических книг, от царя Артаксеркса Долгорукого. Потомок его Аршак, или Арсак Великий, владел царствами Персидским и Армянским. По имени одного из преемников его, Аргуна, этой фамилии дано прозвание князей Аргутинских-Долгоруких. Щит в их гербе рассечен на две половины; из них левая разбита и заключает в себе родовые их знамена: в верхней половине, в красном поле, — выходящую из облаков обнаженную руку с мечом, под нею, в голубом поле, — льва, держащего передними лапами золотую булаву и щит; в правой же половине, по случаю утверждения рода князей Аргутинских-Долгоруких в княжеском достоинстве Российской Империи, прибавлен в золотом поле вылетающий черный орел, имеющий на главе корону и в лапе скипетр; на груди у орла изображен Мальтийский крест с маленьким на средине щитком красного цвета, на котором означено имя государя императора Павла I (V, 6); 2) Давыдовых, потомков Давыда Бея. Герб их разделен на четыре части и имеет по средине щиток черного цвета, в котором изображен золотой лев, держащий в лапах лук, по сторонам сего щитка, в золотом поле, видны две армянские буквы черного цвета, соответствующие русским Д и Б. Над щитком в горностаевом поле, на малиновой подушке, положена княжеская шапка. Затем в первой четверти, в голубом поле, изображен черный одноглавый орел, имеющий в лапах серебряную стрелу, во второй, в зеленом поле, золотой крест, означенный на ветви с плодами того же цвета, в третьей, в белом поле, видны пять рыб, плавающих в реке, и, наконец, в последней части, красного цвета, крестообразно означены белое знамя с золотым древком и серебряная сабля остроконечием вниз. Щит держат два воина в панцирях и с пиками, в азиатской одежде (VII, 162); 3) Лазаревых, предок которых Манук Лазарев, по пресечении в Армении государевой фамилии, был владельцем некоторой части Армении. Сын Манука, Лазарь, находился при втором шахе Абассе, а внук его, Лазарь Лазарев, выехал с детьми своими в Россию, где при императрице Екатерине II получил дворянское достоинство и следующий герб: верхняя половина надвое разбитого щита имеет в золотом поле изображение черного орлиного крыла, а нижняя, в голубом поле, — лежащего золотого льва (III, 142).

Из Персии, как показывает и самое прозвание, происходят Персидские. Предок их привел к русскому двору слона в подарок от шаха, и в память того изображение слона натурального вида помещено в гербе этой фамилии. Того же слона видим в гербе Ганнибалов, родом из Африки. Далее к разряду фамилий азиатского происхождения относятся фамилии: 1) Араповых, как то видно из их прозвания и герба. В первой, голубой, части их гербового щита, разбитого на две половины, из которых верхняя рассечена, видны серебряный полумесяц рогами влево, под ним золотая шестиугольная звезда; во второй части, цвета красного, изображена выходящая из облаков рука с длинным золотым крестом; наконец, в нижней половине представлен арап, плывущий по реке в левую сторону (IV, 98); 2) Даудовых, предок которых выехал из Персии к царю Алексею Михайловичу. Их герб представляет голубого цвета щит, на котором положено шесть яблоков (по три с каждой стороны) ; на средине щита изображены крестообразно две золотые стрелы и копье, в подошве же герба два страусовых пера; 3) Мячковых; предок их Олбуга, родственник Тевризского царя, по крещении названный Еремием, выехал в Москву к великому князю Дмитрию Иоанновичу Донскому из Тевризского государства. У этого Олбуги был внук Иван Яковлевич Мячка, по имени которого весь род назвался Мячковыми. В щите голубого цвета изображен негр в латах, имеющий в правой руке золотой лук, а в левой три стрелы, остроконечиями обращенные вверх, и за плечами золотой колчан со стрелами. В нашлемнике виден до половины выходящий негр, имеющий на голове чалму (IV, 35); 4) Турчаниновых. В гербе этой фамилии изображено в голубом поле серебряное стропило с поставленным на нем крестом трилистной по концам фигуры; по бокам креста и в подошве щита помещены три золотых полумесяца, повторяющихся и в нашлемнике над двумя распростертыми голубыми крыльями (I, 105).

Обозрев гербы дворян, выезжих из таких стран, где первоначально не было гербов, не можем не заметить близкого сродства эмблем, данных этим фамилиям, с русскими знаменами, послужившими для них образцом.

По возможности мы исчислили все страны, из которых к нам выезжали дворянские роды. Бархатная книга тщательно обозначала эти выезды, и потому Разряд, заведывавший ведением официальной родословной, также не упустил из виду отметить, из какой области России выехали в Москву разные служилые люди, родоначальники фамилий. Такое происхождение не могло не отразиться в их гербах: многие из этих родов имеют вместе с иными эмблемами знамена и гербы областные, потому ли что гербовладельцы показывались в родстве с удельными князьями, или потому, что служили им. Для родословных это указание, заключающееся в гербе, должно иметь особенную важность. Поэтому мы исчислим.

§ 96. Гербы лиц, выехавших в Москву из разных областей России. К сожалению, наши родословные, по крайней мере нам доступные, сохранили слишком мало известий для объяснения гербов этого разряда. Мы воспользуемся теми немногими указаниями, которые в них остались, и приведем те гербы из Гербовника, в которых видим несомненные следы областных и городских знамен:

1) Волынские. Предок их, князь Дмитрий Михайлович Волынский Боброк, выехал в Москву к великому князю Дмитрию Иоанновичу Донскому из Волынской земли. Прозванию соответствует и древний герб Волыни, который состоял из белого креста (Коrоna Polska. Vol. 1. P. 154): он помещен в гербе Волынских, имеющем красное поле. Щит держат два льва (IV, 32); 2) Бибитинские имеют в гербе, рассеченном на две половины, в правой изображение золотой арфы в голубом поле, в левой — черниговский герб в золотом поле, т.е. черного одноглавого орла с распростертыми крыльями, держащего в лапе позлащенный крест (III, 143). Тем же признаком отличается герб Шетневых. Предки их, от греческого рода, по взятии города Средиц болгарским царем Иоанном Асаком, переселились в Венгрию, а потом к черниговскому князю Михаилу Всеволодовичу, от которого и почтены боярскою честью. По прозванию одного члена этого рода Шетнем и вся фамилия получила наименование Шетневых: в гербе их, имеющем голубое поле, изображен черный одноглавый орел с короною на голове, имеющий в лапах лавровый венок и длинный золотой крест; под орлом, на подошве щита, видны две выходящие из облаков руки с мечами, и между ними находится срубленный серебряный пень с ветвями. На щите поставлены три шлема, из которых средний увенчан дворянскою короною с пятью страусовыми перьями, обвитыми лавровым венком; на крайних положено по горлатной боярской шапке, и из-за них выходят две руки в латах с мечами (IV, 21); 3) Болотниковы. Они выехали из Литвы и в 1530 г. пожалованы от великого князя Василья Иоанновича деревнями в Вяземском уезде. Щит в их гербе разбит на три части: из них в верхней представлен скачущий влево всадник с поднятым мечом и со щитом на руке, в средней части, разрезанной двумя диагональными чертами, изображен в средине смоленский или, что все равно, вяземский герб (см. с. 71), т.е. на золотом лафете черная пушка с сидящею на ней райскою птицею, и над этою фигурою голубого цвета титло; с правой стороны, в голубом поле, видна рука с мечом, а в левой руке, в красном поле, — крепость; наконец, в нижней части щита изображены, в золотом поле, состоящая из шести судов флотилия и над нею, с правой стороны, восходящее солнце (IX, 14). Смоленский герб в серебряном поле, без других эмблем, виден у Карповых (IX, 48). Много общего с гербом Болотниковых имеет герб Купреяновых: щит разделен на четыре части, и из них изображены в первом, голубом поле, серебряная крепость, во втором, золотого цвета, смоленское знамя, в третьем — серебряном — якорь по половины в воде, и в последнем, красном поле, всадник на белом коне, скачущий вправо с подъятым мечом (X, 33). Тот же смоленский герб виден у Коробковых; щит разделен на четыре части, из них в первой, в голубом поле, видна выходящая из облаков рука с луком и стрелою; во второй положенные накрест серебряные стрела и шпага, над ними дворянская корона, а под ними полумесяц рогами вверх; в третьей, в красном поле, изображена большая серебряная четырехугольная звезда, и около нее видно по четыре с каждой стороны маленьких звезды, над ними дворянская корона; наконец, в последней четверти, в голубом поле, представлен смоленский герб (VIII, 121); 4) Гагины (были князья Гагины от рода князей Ярославских) (Родословная книга... Т. 1. С. 119; Т. 2. С. 300-301, 314) имеют в гербе (VIII, 31) щит, разбитый на две половины, из которых верхняя рассечена: в правом, голубом, поле изображен ангел с копьем и золотым щитом, в левом, красном, видна серебряная осьмиугольная звезда, наконец, в нижней половине, в золотом поле, находится черный медведь, идущий вправо (при польском правительстве киевским знаменем был медведь; древний же киевский герб есть архангел Михаил - см. с. 70); 5) Полугорские. Герб этой фамилии горностаевого перевязью влево делится на две половины: в верхней, в голубом поле, изображена рука в латах, держащая подъятый меч, а в нижней, золотом поле, представлен дуб, под ним — идущий в правую сторону медведь натурального цвета (III, 144). Последняя эмблема служит, видели мы, отличительною приметою для гербов князей Стародубских; 6) Сатины. Они происходят от козельских князей и имеют в гербе щит, разбитый на две неравные части: верхнюю, малую, с изображением в горностаевом поле княжеской шапки, и нижнюю, пространную, в которой в золотом поле на голубой посредине полосе поставлены два льва, переменных с полями цветов, имеющие в передних лапах золотую стрелу, обращенную острием вверх. Щит увенчан двумя шлемами с дворянскими на них коронами, на поверхности которых видны две руки в латах, держащие крестообразно две золотые стрелы остроконечиями вниз (VI, 5); 7) Совины (Родословная книга... производит Совиных из Большой Орды (Т. 2. С. 378) от Ивана Совы; но то же лицо встречается и в княжеских родословных. Временник Моск. о-ва истории и древностей российских. Т. 10. С. 42, 88). В гербе их щит разбит на две половины, и из них верхняя рассечена. В последней правое, голубое, поле занято изображением воинского шишака с красным пером; в левом, красном, виден медведь, стоящий на задних лапах и держащий секиру, в нижней половине представлены в золотом поле два плавающих лебедя. Щит держат два черных орла (X, 88); 8) Строгановы. О происхождении этого в летописях русской истории славного рода есть два мнения, из которых каждое опирается на более или менее достоверные данные: одни признают Строгановых родом, выезжим из татар, как то сказано и в дипломе, данном римским императором Францем в 1761 г. камер-юнкеру Александру Сергеевичу Строганову на графское достоинство (Российский магазин. Спб., 1792. Ч. 1. С. 475-481. Ср.: Там же. С. 466, 468), другие (во главе их стоит наш известный историк профессор Устрялов) (Устрялов Н.Г. Именитые люди Строгановы. Спб., 1842. С. 5-7), утверждают, что Строгановы вышли из разряда новгородских помещиков, стали выше других в первой половине XV столетия и затем разными подвигами на пользу отечества достигли высших почетных званий, степеней и отличий. В пользу последнего мнения говорит и герб Строгановых, не имеющий никаких признаков гербов фамилий татарских. Огромные владения, издавна принадлежащие роду Строгановых в Перми, и содействие их к приобретению Сибири дали им право на герб, объяснение которого сохранилось в грамоте 1725 г. на пожалованное им баронское достоинство. В гербе баронов Строгановых щит разбит на две части: из них в верхней, красного цвета, изображена серебряная медвежья голова, обращенная вправо (часть пермского герба) (Указ 1783 г. июля 17 (№15786)), нижняя занята беличьим мехом (в память покорения Сибири при Иоанне Грозном). Чрез весь щит идет золотая волнистая перевязь влево, имеющая три копейных железка остриями вверх. Шлем покрыт бурелетом, поверх которого видна такая же, как в гербе, медвежья голова. Щитодержатели — два соболя (I, 34). Герб баронов Строгановых, имеющих титул Римской империи графов, отличается тем только, что на щите положена присвоенная графским гербам корона и поверх ее поставлено три шлема, украшенные клейнодами; из них на среднем изображен черный с двумя коронами двоеглавый орел, на крайних видны с правой стороны серебряная медвежья голова, с левой — соболья голова черного цвета (I, 33). Тот же герб сохранили графы Строгановы, потомки пожалованного в 1798 г. в графское Российской Империи достоинство барона и Римской империи графа Александра Сергеевича Строганова. Прибавлен только золотой в сердце герба щиток, с двуглавым, тремя коронами увенчанным орлом и вензелевым на груди его изображением имени в Бозе почившего императора Павла I (II, 16). Наконец, граф Григорий Александрович Строганов и его потомство, пожалованные графским Российской Империи достоинством в 1826 г., сохраняя, в сущности, тот же родовой герб, имеют следующие отличия: в сердце герба, в голубом щитке императорского российского орла с вензелем его величества государя императора Николая I, и на перевязи четыре копейных железка. На среднем шлеме, покрытом графскою короною, виден летящий двуглавый орел, коронованный тремя коронами, а на двух крайних, дворянских, изображены облеченные в серебряные латы руки, из которых рука с правой стороны держит золотой крест, с левой — шпагу. Щитодержатели — те же два соболя. Девиз: Ferram opes patriae, sibi nomen, что значит: отечеству принесу богатство, себе — имя (X, 12) и 8) Цыгоровы. (Происхождение их не означено.) Щит в гербе их разбит на две половины: из них верхняя, рассеченная, имеет с правой стороны, в золотом поле, изображение половины черного орла с распростертым крылом, с левой — выходящую из облаков руку, облеченную в латы и держащую меч. В нижней половине голубого цвета видны две рыбы, плавающие в Андреевский крест (как в белозерском гербе, см. с. 240). В нашлемнике представлен выходящий до половины белый конь, обращенный вправо (VII, 43).

Останавливаясь, наконец, рассмотрением гербов дворян, выезжих в Россию из разных земель, мы должны оговорить причину, по которой, несмотря на все наши старания, некоторые дворянские роды могут оказаться пропущенными: мы были стеснены в этом случае двумя условиями, которые сами себе положили на непреложное правило для избежания всякого упрека в произволе. Для нас были необходимы, с одной стороны, свидетельство Бархатной книги или иных источников о выезде рода, и с другой — помещение герба в Гербовнике или, по крайней мере, его достоверность. Пропуски могут быть дополнены только частными каждой фамилии сведениями, и за доставление их будет, конечно, благодарен всякий, кому дорога эта занимательная и у нас еще новая наука.

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Врачи сексологи в Коньково





© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2016
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ogeraldike.ru/ "OGeraldike.ru: Библиотека о геральдике, сфрагистике и флагах"