Новости    Библиотека    Ссылки    Карта сайта    О сайте






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава V. Печати периода Русского Централизованного государства


Создание Русского централизованного государства повлекло за собой укрепление органов власти - центральных и местных учреждений, число которых увеличилось, а их функции расширились. Усложнилось и делопроизводство этих учреждений. В Русском централизованном государстве имелись печати городов, областей, государственные печати, а также печати центральных и местных учреждений и печати должностных лиц.

Основная масса печатей этого периода сохранилась при документах. Археологи их обычно не находят, так как металлические печати почти вышли из употребления. Они сменяются воско-мастичными печатями.

Государственная печать*. Изображение на русской государственной печати сложилось постепенно в процессе образования централизованного государства.

*(При составлении этого раздела частично была использована, с согласия автора, неопубликованная диссертация А. А. Ураносова "Русские областные и городские печати и гербы в период образования и укрепления Русского централизованного многонационального государства (XV-XVII вв.)" )

В 60-80-е годы XV в., когда в основном завершается политическое объединение русских земель и происходит образование централизованного государства, на печатях великого князя Ивана Васильевича III (1462-1505 гг.) встречаются различные изображения. Иван III на протяжении своего княжения продолжал употреблять в качестве печати геммы, вставленные в ободок с надписью. Так, например, несколько документов Ивана III-два докончания с верейским и белозерским князем Михаилом Андреевичем (1462-1464 гг*. и 1482 г**.), жалованная грамота на дворы в Москве (1504 г***.) и разъезжая грамота (1504 г****.) скреплены печатью с античным изображением: два вооруженных всадника едут навстречу друг другу. Один из них в панцире, латах и шлеме, а другой - полунагой. На печатях Ивана III часто встречается то же самое изображение, что и на печатях его отца, великого князя Василия Темного: лев, пожирающий змия*****. Причем, употребление печати с тем или иным изображением нельзя связать ни со временем, ни с видами документов. Этими печатями Иван III скреплял разнообразные документы (докончания, жалованные и разъезжие грамоты) на протяжении всего своего княжения.

*(Духовные и договорные грамоты..., № 64, стр. 207-212. Описание печати, стр. 573.)

**(Духовные и договорные грамоты..., № 75, стр 277-283.)

***(Духовные и договорные грамоты..., №91, стр 370.)

****(Духовные и договорные грамоты..., № 93, стр. 371-372.)

*****(Духовные и договорные грамоты..., № 63, стр. 201-207; № 69, стр. 225-232; № 70, стр. 232-249; № 72, стр. 252-268; № 73, стр. 258- 275; № 77, стр. 290-293; №81, стр. 315-322, № 82, стр. 322-328. Описание печати, стр. 573. Печать воспроизведена А. Б. Лакиером, табл. VI, рис. 2.)

Вместе с тем, на некоторых печатях Ивана III встречается изображение светского (без нимба) вооруженного всадника. Как уже отмечалось, всадник без нимба с копьем или мечом появляется еще на печати Василия Дмитриевича (1389-1425). Это изображение переходит и на печати его сына великого князя Василия Темного (1425-1462). На печатях Ивана Васильевича III, кроме всадника, изображается змий, которого всадник поражает копьем. Со временем это изображение становится основным на печатях великих князей московских, русских царей и императоров, а также и на русской государственной печати.

Со времени Ивана III на московских великокняжеских печатях появляется еще одно изображение - двуглавый орел. Двуглавый орел являлся гербом Византийской империи. Появление двуглавого орла на русских печатях связывается со следующими обстоятельствами. В 1453 г. под ударами турок-османов пал Константинополь. После падения Византии великие князья московские считали себя крупнейшими из восточных христианских государей и наследниками Византии. В 1467 г. Иван III овдовел, а в 1469 г. римский папа предложил ему руку византийской принцессы Зои Фоминишны Палеолог - племянницы последнего византийского императора Константина Палеолога. В 1472 г. состоялось его бракосочетание с Зоей Фоминишной. В Москве ее стали называть Софьей. Как наследник византийского императорского дома Иван III взял себе византийский герб, на котором был изображен двуглавый орел - символ двуединой империи. Несмотря на наличие двух частей - Восточной и Западной - и двух отдельных императоров, Римская империя в первые века н. э. официально считались единой. Это единство нашло свое отражение и в гербе - изображении орла, имевшего туловище с двумя головами. Византийская империя - наследница Восточной части Римской империи - сохранила в своем гербе изображение двуглавого орла.

Рис 50. Печать великого князя Ивана III
Рис 50. Печать великого князя Ивана III

Появление на русских печатях двуглавого орла служило одним из внешних выражений политической теории преемственности власти московскими князьями из Рима и Византии, идеи Москвы - третьего Рима.

Печатями с изображением всадника, поражающего копьем змия, на одной стороне, и двуглавого орла - на другой, скреплены два документа Ивана III - жалованная грамота волоцким князьям (1497 г.) и докончание с князем Юрием Ивановичем (1504 г*.).

*(Духовные и договорные грамоты..., № 85, стр. 341-344; № 90, стр. 364-369. Описание печати, стр. 575-576.)

Таким образом, изображение на печатях великих князей московских, затем русских царей и императоров постепенно усложнялось: сначала всадник, вооруженный копьем или мечом; затем змий, поражаемый копьем князя, и, наконец, двуглавый орел. Из всех этих элементов и сложился русский государственный герб, который с некоторыми частичными изменениями в деталях сохранился до Февральской революции 1917 г.

Со времени княжения великого князя московского Василия Дмитриевича (1389-1425) изображение на московских великокняжеских печатях приобретает наследственный характер. Следовательно, оно становится гербом, хотя официально о гербах в Русском государстве заговорили лишь в XVII в.

Необходимо разобраться в символике русского государственного герба. Кого изображает "ездец", или всадник, появившийся на московских великокняжеских печатях на рубеже XIV и XV вв.? К сожалению, в источниках, современных появлению этого изображения, - на печатях великих князей московских нет разъяснения этой символики. Напрашивается объяснение, что светский всадник на печатях - символическое изображение русского воина, защищающего родную землю от врагов. Такое объяснение подтверждается источниками середины и второй половины XVII в. Оно встречается в делах Посольского приказа о государственных печатях, а также в титулярниках второй половины XVII в. В образе всадника видели князя, предводителя войска, поднявшегося на защиту страны. Ведь не случайно всадник появился именно на печати великого князя Василия Дмитриевича, сына и преемника Дмитрия Ивановича Донского, первого из русских князей, нанесшего поражение полчищам Золотой орды на Куликовом поле. Это изображение появилось как раз через 10 лет после Куликовской победы.

Змий, поражаемый копьем всадника и попираемый ногами его коня, символизировал "обобщенный образ врагов Русской земли". Это объяснение находится в полном соответствии с поэтическими образами русских былин.

В источниках XVI и XVII вв. изображение всадника трактуется как изображение царя, изредка наследника. Но вместе с тем встречается упоминание о всаднике без объяснения, кто именно изображен. Например, в старинном списке (не позже XVII в.) с жалованной грамоты царя Федора Ивановича от 10 февраля 1591 г. крестьянам Глотовой слободки об освобождении их от совместной уплаты податей с вымичами, сысоличами и вычегодцами имеется приписка: "а у той грамоты печать красная, орел двоеглавой, а на другой стороне - государь сам"*. Такое же объяснение дано и в книге Котошихина "О России в царствование Алексея Михайловича".

*(Акты Археографической экспедиции (далее - ААЭ), т. I, № 350.)

Г. К. Котошихин - подьячий Посольского приказа, живший в середине XVII в., вследствие служебных неприятностей покинул отечество. В Швеции он написал книгу, которая была издана в середине XIX в. Котошихин дает очень четкую, подробную и живую характеристику государственного управления и всего бытового уклада Русского государства XVII в. Говорит он и о государственных печатях. Рассказывая о характере дипломатических сношений Русского государства с его западными и восточными соседями, Котошихин сообщает, по какой форме пишутся грамоты в то или иное государство и какие к ним прикладываются печати. О печатях он говорит следующее: "А все те грамоты, кроме крымских, печатают большою государственною печатью, а крымские печатают печатью, вырезано: царь на коне победил змия, около подпись царская - титла самая малая: по и иных. То есть самая истинная Московского княжения печать"*.

*(Г. К. Котошихин. О России в царствование Алексея Михайловича. СПб., 1840, стр. 29.)

Такое же объяснение основного изображения на русской печати встречается и в некоторых статейных списках русских послов. Послы Василий Лихачев и Иван Фомин, посетившие Флоренцию в 1659 г., были очень хорошо приняты тосканским герцогом Фердинандом. Обеденный стол, к которому герцог пригласил русских послов, был богато украшен, в частности, среди украшений было три двуглавых орла. Рассказывая об этих украшениях, послы записали в своем статейном списке: "первой орел сделан на сахаре, вышиною в аршин, устроен жемчугом большим и каменьем драгим. В средине оного изображен великий государь наш на аргамаке, в руке скипетр держит". Другой орел был сделан из янтаря, третий изображен на белой тафте*. Тосканский герцог из уважения к посольству украсил стол русским государственным гербом.

*(Статейный список посольства дворянина и воровского наместника Василия Лихачева во Флоренцию в 7167 (1659) году. "Древняя российская вивлиофика", изд. 2-е, ч. IV. М., 1788, стр. 349.)

Таким образом, на основании свидетельства Котошихина и других источников XVI-XVII вв. можно сделать вывод, что на русской государственной печати был изображен князь, а затем царь, победивший своих врагов, которые символически изображались в образе змия, поверженного копьем князя и попираемого ногами коня.

Несколько иная трактовка центрального изображения на государственной печати и государственном гербе дана в первом официальном описании русского герба. Это описание было сделано после заключения Андрусовского перемирии с Польшей в 1667 г. "Орел двоеглавный, - говорится в этом описании,- есть герб державный великого государя, царя и великого князя Алексея Михайловича, всея Великие и Малые и Белые России самодержца, его царского величества Российского царствия, на котором три коруны изображены, знаменующие три великие - Казанское, Астраханское, Сибирское - славные царства, покоряющиеся богом хранимому и высочайшей его царского величества милостивейшего государя державе и повелению. На правой стороне орла три грады своими писаньми образуют восточных, западных и северных; под орлом знак отчича и дедича; на персех изображение наследника, в пазноктех* - скипетр и яблоко, и являют милостивейшего государя, его Царского) величества, самодержца и обладателя"**. В этом описании центральное изображение объясняется как изображение наследника. Иногда центральное изображение объяснялось гораздо проще - "человек на коне", или "ездец", т. е. всадник***.

*(Позногть (пазнокть) - последний сустав пальца, на котором растет ноготь.)

**(Полное Собрание Законов Российской империи (далее - ПСЗ), т. I № 421.)

***(ААЭ, т. IV, № 90, стр. 130; ПСЗ, т. II, № 915, стр. 388.)

Более поздняя трактовка изображения всадника на русской государственной печати - Георгий Победоносец, поражающий змия. В русских источниках XVII в. такая трактовка не встречается. Это объяснение было выдвинуто впервые иностранцами, посещавшими Русское государство в XVII в. В Западной Европе в период феодализма очень почитался Георгий Победоносец, которого считали покровителем рыцарства.

Рис 51. Большая государственная печать Ивана IV
Рис 51. Большая государственная печать Ивана IV

Всадник на русской печати напоминал изображение Георгия. Нужно сказать, что всадник, вооруженный копьем, изображался не только на печатях, но и на монетах достоинством в две деньги. Отсюда и название монеты - копейка. Иностранцы, видевшие русские печати и монеты, считали всадника, помещенного на них, изображением Георгия Победоносца. Так, Иоганн Георг Корб, член имперского посольства, посетившего Русское государство в 1698-1699 гг., отмечает в своем дневнике, что на русской копейке изображен "святой Георгий с копьем"*.

*(И.-Г. Корб. Дневник путешествия в Московию. СПб., 1906, стр. 214.)

Русское правительство признало такое объяснение центрального изображения на государственной печати и гербе только в XVIII в. 8 марта 1730 г. состоялось утверждение 88 гербов, составленных для русских городов. Издавая указ об этом утверждении, русское правительство впервые официально разъяснило, что центральная часть московского герба - всадник, поражающий змия, - есть изображение Георгия Победоносца. Таким образом, было дано новое объяснение символики русского государственного герба, объяснение, не находящее опоры в более древних источниках.

С течением времени к двум основным эмблемам Русского государства начинают прибавляться гербы областей, названия которых входили в титул царя, а также различные геральдические атрибуты, служившие украшением герба.

В Русском государстве XVI-XVII вв. употреблялись две государственные печати - большая и малая. Они отличались друг от друга, во-первых, размерами, во-вторых, дополнительными изображениями и, в-третьих, надписью.

На большой государственной печати изображение всадника находилось в центре двуглавого орла. Вокруг орла помещались печати городов - столиц княжеств и царств, вошедших в состав Русского централизованного государства, по краям печати шла надпись, которая включала в себя полный царский титул. Так, на лицевой стороне большой печати Ивана IV надпись гласит: "Божию милостию Царь и великий князь Иван Васильевич, господарь всея Руси - Володимирский, Московский, Новгородский, царь Казанский, царь Астраханский, государь Псковский и великий князь Смоленский, Тверской, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский". На обороте продолжение: "И иных господарь и великий князь - Новгородский Низовские земли, Черниговский, Рязанский, Волотцкий, Ржевский, Вельский, Ростовский, Ярославский, Белозерский, Удорский, Обдорский, Кондинский и иных и всея Сибирские земли повелитель, государь Ливонские земли и иных многих". Большой титул включал все те княжества и земли, которые слились воедино в результате собирательной и объединительной политики как самого Ивана IV, так и его предшественников. С некоторыми вариациями этот титул повторяется на печатях других русских царей.

Рис 52. Малая государственная печать Михаила Федоровича
Рис 52. Малая государственная печать Михаила Федоровича

Малая государственная печать иногда называлась кормленой, так как ею "печатались" жалованные грамоты на кормление. Хотя кормления и были отменены в середине XVI в., термин "кормленая печать" сохранился и встречается в документах не только XVI, но и XVII вв. На одной стороне малой печати был изображен всадник, поражающий змия, на другой - двуглавый орел. Надпись содержала имя князя, впоследствии царя, и его краткий титул. Например, на лицевой стороне малой печати Федора Ивановича (конец XVI в.) изображен всадник, вокруг которого надпись "Федор божье милостию царь господарь всея Руси". На обороте двуглавый орел и вокруг него продолжение надписи: "Великий князь - Владимирский, Московский, Новгородский и иных". Изображение на малой печати оставалось неизменным, в кратком титуле допускались некоторые изменения: в разные царствования он формулировался по-разному. Например, на лицевой стороне малой печати преемника Федора, царя Бориса Федоровича Годунова, титул такой: "Божьею милостию великий господарь царь и великий князь Борис Федорович" и продолжение титула на обороте "всея Руси самодержец и многих господарств господарь и обладатель". Почти такой же титул был и на печати Михаила Федоровича - первого царя новой династии. Хорошо сохранилась вислая малая печать Михаила Федоровича, привешенная на шнурке красного шелка к жалованной грамоте от 15 апреля 1641 г. Пыскорскому монастырю на пустошь Ногаеву по реке Сылве и на речку Меч-ку, приток Сылвы (рис. 52). Печать красного воску с изображением на лицевой стороне всадника, поражающего змия, и надписью: "Божиею милостию великий государь, царь и великий князь Михаил Федорович". На обороте - изображение двуглавого орла с короной выше голов и продолжение надписи: "всея Руси и самодержец и многих господарств государь и обладатель"*.

*(ЦГАДА. Грамоты Коллегии Экономии по Соли Камской, № 11311/179, л. 1.)

Помимо большой и малой государственных печатей существовала так называемая воротная печать, которой запечатывали грамоты и памяти, рассылаемые внутри Русского государств ва. Воротную печать носили на шее. К ней было приделано специальное ушко для шнура. На печати изображался всадник, поражающий змия (рис. 53), иногда двуглавый орел с изображением всадника на груди, иногда орел без всадника.

Матрица воротной печати имела изображение только на одной стороне. Она использовалась для прикладных печатей.

Рис 53. Воротная печать Федора Алексеевича
Рис 53. Воротная печать Федора Алексеевича

В 1697 г. круг документов, запечатывавшихся воротной печатью. был значительно сокращен. Грамоты и другие документы, направляемые в Сибирь, по указу 1697 г. скреплялись не воротной печатью, а специально сделанной для этого печатью Сибирского приказа*. Этим мероприятием правительство разрешало две задачи: с одной стороны, - разгружало Печатный приказ и тем самым освобождало заинтересованных лиц от задержки и волокиты в решении дел, с другой стороны, - вся переписка с Сибирью и все поездки туда ставились под контроль одного учреждения - Сибирского приказа.

*(ЦГАДА. Городовые книги по Новгороду Великому, № 144, лл. 27, об. - 28 об.)

Русские цари пользовались не только государственными печатями, но и своими личными печатями князей-вотчинников. В частности, на личной печати Ивана IV был изображен единорог - мифический зверь, у которого туловище и голова лошади, а изо лба торчал длинный рог - символ власти и силы. Изображение единорога встречается не только на личных печатях царей, но и на государственных. Так, на большой государственной печати Ивана IV на лицевой стороне изображен двуглавый орел, на груди его всадник, поражающий змия. На обороте - двуглавый орел, а в центре его изображения - единорог. Такое же изображение единорога встречается на обороте больших печатей Бориса Годунова, Лжедмитрия I, Михаила и Алексея Романовых. На малой печати единорог встречается только у Ивана IV вместо всадника, поражающего змия.

Рис 54. Малая печать Лжедмитрия
Рис 54. Малая печать Лжедмитрия

Таким образом, в начертании русской государственной печати наблюдается неразрывное сочетание двух символических изображений фигуры всадника и двуглавого орла. Изображения эти подвергались лишь незначительным изменениям. Глав-ным образом изменялось изображение двуглавого орла. Так, на печатях Василия Ивановича III клювы у орла закрыты, на всех остальных печатях они раскрыты. Со времени Михаила Федоровича над головами орла постоянно помещаются три короны. До Алексея Михайловича крылья у орла изображались опущенными (исключением являются некоторые печати Лжедмитрия).На печатях Алексея Михайловича крылья у орла подняты вверх, а в лапах он держит скипетр и державу.

Рис 55. Большая государственная печать Алексея Михайловича
Рис 55. Большая государственная печать Алексея Михайловича

На больших государственных печатях Алексея Михайловича отражались и изменения в царском титуле. Так, например, на большой государственной печати 1645-1654 гг. в титуле еще нет "Великой, Малой и Белой России". Этот титул, принятый царем в 1656 г., появился затем и на большой государственной печати. В частности, на новой государственной печати, сделанной в 1667 г. по рисунку Г. А. Благушина, на груди у орла изображался всадник. "С правой и левой сторон орла помещено по три крепости, а над ними - соответствовавшие титулу буквы В. М. Б. и В. 3. С, т. е. изображения крепостей являлись эмблемами Великой, Малой и Белой России, а также восточных, западных и северных стран. Под орлом помещались вооруженные люди.

Рис 56. 'Земская печать' 1611-1612 гг.
Рис 56. 'Земская печать' 1611-1612 гг.

Установившийся порядок употребления печатей с изображением всадника и двуглавого орла на непродолжительное время был нарушен в годы борьбы с польско-шведской интервенцией в начале XVII в.

В 1611 г., когда первое ополчение подошло к Москве, оно объявило себя "земским правительством впредь до избрания царя". Документы, исходившие из органов управления "земского правительства" до июня 1611 г., скреплены личной печатью Прокопия Петровича Ляпунова. В июне 1611 г. появилась особая печать, которая в приговоре 30 июня 1611 г., установившем временный порядок управления государством, называлась земской печатью. На земской печати был помещен одноглавый орел с широко раскрытым клювом и круговая надпись: "Великие Российские державы Московского государства печа...".

Во втором ополчении в 1612 г., в стане под Ярославлем, также сложилась система приказных учреждений. Документы, рассылаемые отсюда, первоначально скреплялись перстневой печатью князя Дмитрия Михайловича Пожарского. На его печати были изображены два стоящих на задних лапах дерущихся льва, с перекинутыми между ног через бедро хвостами. Между задних ног львов лежала человеческая голова с хищной птицей над ней. По образцу перстневой печати князя Пожарского была вырезана другая печать - для скрепления международных актов. Она приложена к грамоте, отправленной Пожарским из Ярославля императору Священной Римской империи в июне 1612 г. На печати изображены два льва, стоящие на задних лапах друг против друга; передними лапами львы держат щит с изображением большой хищной птицы, клюющей человеческую голову; под щитом дракон; над щитом фигурный орнамент, вокруг изображения надпись: "Стольник и воевода князь Дмитрей Михайлович Пожарсково-Стародубсково".

После слияния первого и второго ополчения в конце сентября - начале октября 1612 г. львы Пожарского исчезают с грамот и документы начинают скрепляться "земской печатью" с изображением одноглавого орла, которая в глазах современников была печатью временного "земского" правительства.

Следует сказать несколько слов о способе хранения государственной печати и ответственности за ее приложение. Приложением печати ведали печатники. На должность печатника назначались наиболее влиятельные в государстве лица. Источники сохранили несколько имен. Известен Митяй, или Михаил, княжеский духовник и хранитель печати при Дмитрии Донском. При Василии Дмитриевиче упоминается печатник Дементий, а при Иване III печатником был грек Юрий Дмитриев Траханиот. В царствование Ивана Грозного хранил печать дьяк Посольского приказа Иван Висковатов. Известны имена печатников и думных дьяков братьев Щелкаловых Андрея и Василия в царствование Федора Ивановича и Бориса Федоровича.

В XVII в. существовал специальный Печатный приказ, который находился в ведении посольского думного дьяка. У посольского думного дьяка хранилась государственная печать. Некоторые дьяки Посольского приказа получали особое назначение на должность печатника, сохраняя звание думного дьяка. Такими печатниками в XVII в. были думный дьяк Федор Федорович Лихачев в конце царствования Михаила Федоровича и думный дьяк Алмаз Иванов в середине царствования Алексея Михайловича.

Городские и областные печати и гербы. Упоминание о городских печатях неоднократно встречается в документах. Правительство, посылая в XVII в. по городам своих постоянных представителей - воевод, давало им особые наказы, т. е. инструкции, которыми воеводы должны были руководствоваться в своей деятельности. В этих наказах обычно содержалось и распоряжение принять от предшественника все дела и городскую печать.

Общее количество печатей городов с установившимися изображениями было невелико. Из 150 русских городов (не включая городов Украины и Белоруссии) печати имели Новгород, Ярославль, Смоленск, Казань, Псков, Астрахань, Уфа и Терский город, а также города Сибири.

В Большой государственной книге 1672 г., или "Титулярнике", дано изображение 33 гербов городов и областей, перечислявшихся в полном титуле русского царя. Составители "Титулярника" частично воспользовались теми изображениями, которые были на городских печатях и употреблялись издавна. Но большинство эмблем, помещенных в "Титулярнике", не использовалось для городских печатей, а "оставалось атрибутами правительственной геральдики и употреблялось для помещения на "государевы" знамена и украшения предметов царского обихода"*.

*(Н. Ф. Демидова. Русские городские печати XVIII в. "Города феодальной России. Сб. статей памяти Н, В. Устюгова". М., 1966, стр. 518.)

Рассмотрим эмблемы тех городов, которые имели печати.

Рис 57. Печать Новгорода
Рис 57. Печать Новгорода

Печать и герб Новгорода. В период самостоятельности Новгородской феодальной республики на государственных печатях и печатях должностных лиц встречаются эмблематические изображения воина, всадника, фантастического зверя (льва), птицы (орла). Ни одно из этих изображений не сохраняется после присоединения Новгорода к Москве. Во второй половине XVI в. на большой государственной печати Ивана IV был помещен герб Новгорода, отличный от всех известных ранее изображений. В центре рисунка изображены ступени с положенными на них посохом или жезлом. История этого герба и печати вызывает большие разногласия. Исследователи приходят к различным выводам о характере изображений, о назначении предметов, помещенных на гербе, о времени появления изображения и печати.

А. Б. Лакиер считал, что на печати Новгорода изображена вечевая степень с положенным на ней посохом - символом новгородского архиепископа*.

*(А. Б. Лакиер. Русская геральдика, ч. I, стр. 156.)

П. Л. Гусев, исследовавший атрибуты власти в Новгороде, придерживался мнения, что на гербе изображен жезл, принадлежащий степенному посаднику, т. е. выборному лицу, которое от имени новгородцев управляло Новгородом. Для доказательства своей точки зрения П. Л. Гусев ссылается на одну из миниатюр царственного летописца, где изображен акт избрания Онцыфора Лукина в новгородские посадники. Посадник, окруженный новгородцами, сидит "на столе" с жезлом в руке, причем жезл - символ власти посадника - имеет ту же форму, что и на новгородской печати*.

*(П. Л. Гусев. Символы власти в Великом Новгороде. "Вестник археологии и истории", кн. 21. СПб., 1911, стр. 121-122.)

А. В. Арциховский на основании изучения миниатюр Никоновской и Кенигсбергской летописей привел ряд доказательств того, что на новгородском гербе на вечевые ступени положен жезл посадника, символизирующий независимость Новгородской республики. На миниатюрах Никоновской летописи архиерейский посох отличается от княжеского и посадницкого жезла тем, что концы поперечной рукоятки посоха загнуты вниз, тогда как у жезла, так же как и на новгородской печати, они загнуты вверх. Восемнадцать новгородцев изображены в Никоновской летописи с такими жезлами. Восемь из них - посадники, названные в тексте по имени, остальные, судя по композиции и сюжету рисунков, тоже посадники, хотя имена их не приводятся. В миниатюрах Кенигсбергской и Никоновской летописей имеется и изображение жезла как эмблемы веча: один из участников веча держит его высоко над головой. В миниатюрах изображена и вечевая степень того же типа, что и на печати*. Таким образом, А. В. Арциховский считает, что на гербе Новгорода изображен жезл посадника, положенный на вечевую степень.

*(А. В. Арциховский. К истории Новгорода. "Исторические записки", № 2. М., 1938, стр. 129-131; его же. Древнерусские миниатюры, как исторический источник. М., 1944, ст. 118-126, 136.)

С такой трактовкой значения эмблем новгородской печати связано определение времени ее появления. Писавший о печати во второй половине XIX в. М. В. Толстой относил ее к XV в. К XV в. относит ее появление и А. В. Арциховский. По его мнению, в период, когда с вечевым строем Новгорода было уже покончено, не мог появиться такой рисунок. Жезл, положенный на ступени, на "вечевую степень" (отсюда выражение "степенный посадник"), имел особое значение. Эта комбинация символизировала аристократическую республику, употреблялась как ее печать и позднее как герб Новгорода.

С иной точкой зрения относительно времени появления печати выступал Н. П. Лихачев. Он не возражал против трактовки изображений на печати. Но, по его мнению, "самостоятельный Новгород не выработал своей геральдической эмблемы, таковая появляется в XVI столетии и совсем не покоится на типах новгородской сфрагистики... Это не печать царств и княжеств. Печать подчеркивает, что могущество веча, богатства края - все это подвластно только наместникам"*.

*(Н. П. Лихачев. Печати Великого Новгорода, его посадников и тысяцких. Архив АН СССР, ф. 246, оп. 1, № 123, л. 103.)

В последние два-три десятилетия в Новгороде археологами обнаружено значительное число печатей XIV-XV вв. Однако ни одна печать не имеет изображения степени и жезла. Приходится поэтому признать, что печать с таким изображением появилась, очевидно, в XVI в. Тем более это заключение справедливо, что известно значительное количество документов XVI- XVII вв., скрепленных печатями с изображением степени и жезла. Как свидетельствуют документы, к которым они приложены, это "государевы" печати. Они принадлежали новгородским воеводам и московским наместникам. Но если печать относится к XVI в. и не является памятником самостоятельности Новгорода, то возникает вопрос, как могла центральная московская власть употребить или хотя бы допустить помещение на печати эмблем, символизирующих вечевой строй? Этот вопрос ставит исследователь новгородской печати Н. Г. Порфиридов. Он возражает против общепринятой трактовки значения эмблем на печати и гербе. По его мнению, ни степень, ни жезл "не были собственно местными, новгородскими, тем более специально республиканскими символами"*. Степень - это ступенчатое возвышение, на котором помещается "седалище" - условно трон, - мог предназначаться для князя и царя. Жезл же являлся эмблемой власти вообще, а не узко местной новгородской и, тем более, республиканской эмблемой.

*(Н. Г. Порфиридов. Новгородская "вечевая" печать. Сб. "Вспомогательные исторические дисциплины", вып. II. Л., 1969, стр. 194.)

Таким образом, эмблемы герба и печати Новгорода символизировали не республиканские права бывшего вольного Новгородского государства, а восстановление в нем прав великокняжеской власти. Справедливость такого заключения о значении эмблем новгородского герба и печати подтверждается их последующей историей.

Рис 58. Герб Ярославля
Рис 58. Герб Ярославля

На печати, рисунок которой был опубликован А. Б. Лакиером, изображены ступени и жезл. Печать имела круговую надпись: "Печать Госп...ода", т. е. Печать Господина Великого Новгорода. На печати Ивана IV встречается то же несколько измененное изображение. Слева от степени расположен медведь, справа - нечто вроде барса, внизу - две рыбы. Во второй половине XVII в. герб Новгорода подвергся значительным изменениям. Осталась лишь общая композиция. Ступени заменили троном, жезл - скипетром. Такое изображение имеет новгородский герб, помещенный на большой государственной печати Алексея Михайловича. Если справедлива трактовка эмблем, предложенная Н. Г. Порфиридовым, то никакого по существу изменения в новгородской эмблематике во второй половине XVII в. не произошло. Те же эмблемы самодержавной власти были лишь перерисованы. Очевидно, что окончательного ответа на поставленные вопросы о характере эмблем и времени возникновения новгородского герба и печати в настоящее время дать пока невозможно.

Печать и герб Пскова. На печатях Пскова помещались геральдическое изображение барса, а вокруг надпись: "Печать господарьства Псковского". Герб Пскова, помещенный в "Титулярнике", несколько усложнен добавлением над барсом благословляющей руки, выходящей из облаков. Эта деталь церковного характера в дальнейшем стала обязательной частью Псковского герба.

Печать и герб Ярославля. На городских печатях Ярославля изображался медведь с протазаном. Изображение фигуры медведя связано, как свидетельствуют археологические находки, с древним культом медведя, существовавшим издавна в Верхнем Поволжье. В конце XVII в. образцом для новой ярославской печати послужил "медведок стоячей", изображенный на гербе в "Титулярнике". Эту печать делали в 1692 г. в Посольском приказе. В июле этого года готовая печать была отправлена из Посольского приказа в Разряд для пересылки в Ярославль. В сопроводительной памяти изображение на ярославской печати было названо: "медведь, стоящий на задних ногах с протазаном"*.

*(Собрание государственных грамот и договоров, ч. IV. м., 1828, № 213, стр. 635.)

Это изображение впоследствии перешло на городской герб Ярославля.

Печать и герб Смоленска. На смоленских печатях изображалась древняя русская эмблема: пушка с сидящей на ней райской птицей. Это изображение было усвоено смоленскими князьями еще в XIV в. В первой четверти XV в. оно встречается на мелкой медной монете - смоленском пуле. Во время вхождения Смоленска в Великое княжество Литовское и Речь Посполитую (XV в. - первая половина XVII в.) пушка с птицей заменяется изображением знамени с жезлом на щите. Со второй половины XVII в. (1667 г.) снова восстанавливается старое изображение, которое было официально утверждено в "Титулярнике".

Печать и герб Астрахани. Известна печать Астрахани XVI в. с изображением на ней сабли, короны и надписи: "Печать царства Астраханского"*. В XVII в. этот рисунок печати сохраняется. Был он включен и в "Титулярник" в качестве герба Астрахани. А. В. Арциховский полагает, что источником изображения на астраханской печати послужила какая-то тюркская тамга, которой были преданы черты реальных предметов - сабли и короны**.

*(А. Б. Лакиер. Русская геральдика, стр. 160, табл. XIV, рис. 6.)

**(А. В. Арциховский. Древнерусские областные гербы, стр. 62-63.)

Печать и герб Казани. В издании П. И. Иванова* имеются снимки с трех прикладных казанских печатей. Первая из них относится к 1596 г. Приложена она к данной (документ на право владения) казанского воеводы князя Ивана Михайловича Воротынского казанскому Преображенскому монастырю на право владения огородным местом в Казани. Печать круглая, на ней изображен крылатый змий (дракон) с двумя лапами, с раскрытой пастью, над головой змия корона, вокруг изображения надпись: "Печать царьства Казанского"**.

*(П. И. Иванов. Сборник снимков с древнейших русских печатей, приложенных к грамотам и другим документам, хранящимся в Московском Архиве Министерства юстиции. М., 1858.)

**(А. В. Арциховский. Древнерусские областные гербы, табл. VIII, № 148.)

С тем же по существу изображением, хотя несколько отличным по способу выполнения рисунка, сохранилась печать под оброчной грамотой 1637 г., данной свияжскому Богородицкому монастырю на владение пустошью по реке Малой Вошмице. На этой печати изображен дракон, надпись отсутствует*.

*(А. В. Арциховский. Древнерусские областные гербы, табл. VIII, № 135.)

Третья казанская печать - под грамотой 1693 г., данной игумену казанского Кизического монастыря на приписанную к этому монастырю Муссерскую пустынь Царево-Санчурского уезда - полностью не сохранилась. По верхней части можно сделать заключение, что изображение на казанской печати не изменилось и в конце XVII в.; на обломке виден тот же дракон в короне, что и на печатях 1596 и 1637 гг. Сюжет остался прежним, хотя в деталях есть отличия. Сохранилась и часть надписи: "Печ... Казаньского". Эта надпись легко восстанавливается: "Печать царьства Казаньского"*.

*(П. И. Иванов. Сборник снимков..., табл. XIX, № 301.)

Таким образом, в течение целого столетия казанская печать оставалась без существенных изменений: на печатях изображен дракон в зубчатой короне, на птичьих лапах, с крыльями, но матрицы печатей были различны, так как есть разница в деталях, а на печати 1637 г., кроме того, отсутствует надпись.

Появление на печати изображения дракона связано, очевидно, с татарской легендой об основании Казани, вошедшей и в русскую "Казанскую историю" - историческую повесть середины 60-х годов XVI в. По этой легенде территория Казани была первоначально занята змиями, над которыми владычествовал один огромный змий. Татарский колдун кострами и заклинаниями истребил всех этих змиев*.

*("Казанская история". М.-Л., 1954, стр. 47-48.)

Изображение дракона в короне помещено в "Титулярнике" в качестве герба Казанского царства. Оно же легло в основу позднейшего герба Казани.

Печати Сибирских городов. О печатях сибирских городов имеется больше сведений, чем о городских печатях других областей.

Рис 59. Герб Казани
Рис 59. Герб Казани

В архиве Верхотурского уездного суда сохранился любопытный документ: "Роспись государева царева и великого князя Алексея Михайловича всея Великие и Малые и Белые России самодержца печатем, какова в котором городе или остроге, и что на которой печати вырезано". Росписи не датирована, но, поскольку в ней упоминается имя царя Алексея с титулом, она могла быть составлена в период между 1656 г. - годом принятия царем этого титула и 1676 г. - годом смерти царя Алексея. В росписи дается описание печатей сибирских городов. Почти на всех печатях сибирских городов изображены пушные звери. Это и понятно, так как в Русском государстве Сибирь была центром пушного промысла.

Приведем описание некоторых из печатей, перечисленных в росписи: "На тобольской - два соболя, меж ими стрела, а около печати вырезано: печать царства Сибирского города Тобольска. На верхотурской - соболь под деревом, а около вырезано, печать земли Сибирские города Верхотурья... На тюменской - лисица да бобр, а около вырезано: печать государева земли Сибирские Тюменского города. На туринской - россомаха, а около вырезано: печать государева земли Сибирские Туринского острогу" и т.д*.

*("Акты исторические", т. IV. СПб., 1842, № 104.)

Самих печатей сохранилось мало. На одной из них можно остановиться подробнее, так как она не совсем совпадает с только что приведенным описанием. В работе П. И. Иванова опубликовано изображение печати города Верхотурья 1689 г. Она приложена к данной на пашенные и непашенные земли по озеру Куртугаз, выданной невьянскому Богоявленскому монастырю. По росписи на верхотурской печати изображен соболь под деревом, а около вырезано: "печать земли Сибирские города Верхотурья". На печати, опубликованной П. И. Ивановым (рис. 60), изображен соболь, стоящий на задних лапах и держащий передними лапами стрелу. Дерева нет. Правее соболя помещена буква "В", указывающая, по-видимому, что печать относится к городу Верхотурью. Вокруг изображения надпись: "Печать Сибирские земли города Верхотурья"*.

*(П. И. Иванов. Сборник снимков..., табл. XVIII, № 287.)

Эта печать отличается от приведенного выше описания, во-первых, тем, что изображение на ней несколько иное, и, во-вторых, тем, что в надписи переставлены слова. Следовательно, печать 1689 г. дана уже с другой, измененной матрицы.

Рис 60. Печать Верхотурья
Рис 60. Печать Верхотурья

Помимо городов, которые имели свои печати, известны эмблематические изображения городов по описаниям XVII в. К таким городам можно отнести Нижний Новгород, Владимир, Вятку, а также Пермскую землю.

Герб Нижнего Новгорода. На нижегородском гербе изображалась фигура животного, напоминающего оленя. Однако сложились разные точки зрения в определении этого животного. По мнению А. В. Арциховского, на гербе Нижнего Новгорода помещен лось, который в XVIII в. иностранными геральдистами был переименован в оленя. А. А. Ураносов, ссылаясь на "Роспись всем государевым печатям 1626 г.", приходит к выводу, что уже в начале XVII в. изображение на нижегородской печати именовалось оленем и, следовательно, олень не является переделкой лося в XVIII в. Это мнение А. А. Ураносова следует признать правильным, так как оно опирается на указание источников.

Изображение оленя на нижегородском гербе связано с древним культом оленя, распространенным на территории Средней Волги. Об этом свидетельствуют археологические находки. Олень дан в качестве герба Нижнего Новгорода в "Титуляр-нике". Это же изображение составляло нижегородский герб и в более позднее время.

Герб Владимира. Владимирским гербом, помещенным в "Титулярнике", являлся лев, изображенный с длинным четырехконечным крестом в передних лапах и стоящий на задних лапах. Изображение льва, по заключению А. В. Арциховского, являлось древней эмблемой Андрея Боголюбского. "Владимирский герб существовал больше семисот лет"*.

*(А. В. Арциховский. Древнерусские областные гербы, стр. 55.)

Рис 61. Герб Нижнего Новгорода
Рис 61. Герб Нижнего Новгорода

Герб Вятки. Гербом Вятки являлся лук со стрелой. Такой герб изображен на государственной печати Ивана IV с надписью "Печать Вятская". Такой же вятский герб встречали и в XVII в. В "Титулярнике" имеется лишь незначительное дополнение - в углу герба помещен четырехконечный крест. Эмблематика вятского герба связана с местным культовым значением стрел. Еще в XVII в. в Вятке совершались церковные обряды со стрелами*.

*(А. В. Арциховский. Древнерусские областные гербы, стр. 64-65.)

Герб Пермской земли. Пермская земля была издавна областью распространения культа медведя. Поэтому на гербе Пермской земли изображался медведь. Медведь на пермском гербе, поскольку позволяет судить герб, данный в "Титулярнике", изображался идущим на четырех лапах. На спине у него лежит евангелие. Символика герба понятна: она отражает победу христианского культа над языческим культом медведя.

Печатей с таким изображением в пермских городах XVII в., т. е. в Чердыни и Соли Камской, по-видимому, не существовало. Документы, исходившие от воевод этих городов, имеют личные печати воевод, а не городскую печать Пермской земли. Например, к отводной памяти Соликамского воеводы Богдана Семеновича Змеева, выданной 11 февраля 1627 г. Пыскорскому монастырю на спорные земли на Зогзине острове, приложена личная печать воеводы с надписью: "печать Богдана Семеновича Змеева"*.

*(ЦГАДА. Грамоты Коллегии экономии по Соли Камской, № 11232/100, лл. 1-4.)

Рис 62. Герб Пермской земли
Рис 62. Герб Пермской земли

Так обстояло дело на рубеже первой и второй четверти XVII в. То же самое наблюдается и в середине века, Соликамский воевода Афанасий Евстратьевич Кологривов выдал в начале 1658 г. правую память Пыскорскому монастырю по делу о спорных землях по реке Лысве. К этой памяти приложена черновосковая личная печать воеводы, представляющая собой оттиск с античной геммы с изображением всадницы, обращенной лицом к хвосту лошади*, Личная печать приложена и другим Соликамским воеводой Львом Андреевичем Плещеевым к аналогичной памяти, выданной 20 декабря 1659 г. тому же монастырю на спорные земли по правому берегу Лысвы. Матрица этой печати - античная гемма с изображением птицы с распущенными крыльями**. Личные печати, оттиснутые с матриц, для которых использовались античные геммы, прикладывали Соликамские воеводы Семен Тимофеевич Кондырев в 1680 г. и Назарий Петрович Мельницкий в 1684 и 1685 гг. Следовательно, и в конце века воеводы пользовались преимущественно личными печатями. Тем не менее сведения о печати и гербе Пермской земли и об изображении на этой печати сохранились от XVII в., в частности в "Титулярнике".

*(ЦГАДА. Грамоты Коллегии экономии по Соли Камской, № 11347/215, лл. 1-6.)

**(ЦГАДА. Грамоты Коллегии экономии по Соли Камской, № 11350/218, лл. 1-7.)

Печати центральных государственных учреждений. Отдельные государственные и городские учреждения также имели свои печати. Сохранилось несколько печатей центральных правительственных учреждений Русского государства - приказов. Больше всего известно печатей Приказа Большого Дворца, что, вероятно, объясняется своеобразием его компетенции. Помимо управления дворцовыми учреждениями и вотчинами, Приказ Большого Дворца ведал в течение почти всего XVII в. (за исключением 50-70-х годов) хозяйственной деятельностью русских монастырей. Монастырские архивы сохранились лучше по сравнению с архивами государственных учреждений и частных лиц, поэтому до настоящего времени дошло много документов, имеющих печать Приказа Большого Дворца.

Печать Приказа Большого Дворца. Котошихин, характеризуя деятельность Приказа Большого Дворца, пишет: "Да в том же приказе ведомы печать, и собирают печатные пошлины с грамот и с иных дел, которые посылаются по челобитью всяких чинов людей в городы и в дворцовые волости", т. е. в те города и волости, какие находились в ведении Приказа Большого Дворца. "А вырезано на той печати, - продолжает Котошихин, - инърог зверь"*.

*(Г. К. Котошихин. О России в царствование Алексея Михайловича, стр. 60.)

Рис 63. Печать Приказа Большого двора
Рис 63. Печать Приказа Большого двора

Это свидетельство Котошихина подтверждается сохранившимися оттисками печати Приказа Большого Дворца. Причем в течение XVII в. матрицы этой печати менялись, так как оттиски отличаются один от другого. Так, под грамотой с прочетом, отправленной из Приказа Большого Дворца 30 августа 1632 г. Соликамскому воеводе Илье Ивановичу Злобину по спорному земельному делу Пыскорского монастыря с гостем Г. Л. Никитниковым, имеется прикладная печать черного воску. На печати изображен единорог и надпись: "Большого Дворца".

Рис 64. Печать Земского Приказа
Рис 64. Печать Земского Приказа

Несколько отличается от этой печати оттиск, сохранившийся под правой грамотой, т. е. под судебным решением, выданным в 1638 г. стороне, выигравшей процесс, - архимандриту Троице-Сергиева монастыря Нектарию по судному делу о монастырской ловле на реке Волге, которой завладели люди Нижегородской Кунавинской слободы. На этой печати изображен единорог, под ногами у него ветка, по сторонам изображения надпись: "печать Большого Дворца".

Рис 65. Печать Приказа Большой казны
Рис 65. Печать Приказа Большой казны

Под грамотой 1685 г. сохранилась еще одна печать Приказа Большого Дворца. Грамота была адресована белозерскому воеводе Савве Яковлевичу Мусину-Пушкину о неподсудности служебников, крестьян и бобылей Троицкого монастыря в Белозерском уезде другому суду, кроме суда Приказа Большого Дворца. Нижняя часть печати осыпалась. Надписи никакой нет, на верхней части видна голова единорога, но положение фигуры иное, чем на печати 1638 г. Видимо, это объясняется известным хронологическим разрывом между грамотами - 50 лет. Но, с другой стороны, можно констатировать факт, что в течение почти всего XVII в. на печати Приказа Большого Дворца изображался единорог.

Рис 66. Печать Малороссийского Приказа
Рис 66. Печать Малороссийского Приказа

Сохранились сведения о печатях, а иногда и сами печати некоторых других приказов, в частности Земского, Большой Казны, Малороссийского, Сибирского и Кормового Дворца.

Печать Земского Приказа. Земский Приказ - учреждение, наблюдавшее за порядком и благочинием в Москве, своего рода полицейское ведомство. В сферу его компетенции входила и борьба с городскими пожарами. Печать Земского Приказа сохранилась под выписью 1682 г. о возвращении Семену Иванову Яковлеву двора его отца. На ней изображен передний фасад дома, в центре - ворота, по сторонам видна часть стен с окнами, вокруг изображения надпись: "Печать великого государя Земского Приказа".

Печать Приказа Большой Казны. Приказ Большой Казны ведал государственным хозяйством в широком смысле этого слова. В его ведении находились казенные производственные предприятия - солеварни, медные разработки, а также казенная торговля и сбор таможенных пошлин. Этот приказ ведал и торговыми людьми. Печать Приказа Большой Казны сохранилась под памятью, отправленной в конце XVII в. Вологодскому таможенному голове Ивану Комарову о выдаче денег игумений Воскресенского девичьего монастыря Белозерского уезда. На печати изображены коромысленные весы и вокруг надпись: "Печать казенная Приказу Большие Казны".

Рис 67. Печать Сибирского Приказа
Рис 67. Печать Сибирского Приказа

Печать Малороссийского Приказа. После воссоединения Украины с Россией был создан Малороссийский Приказ. Этот приказ был подчинен Посольскому Приказу. Была сделана и специальная печать Малороссийского Приказа, на которой изображался орел с всадником на груди. Под орлом расположены бритоголовые и безусые фигуры казаков, приносящих войсковые клейноды. Этой печатью запечатывались грамоты, посылаемые гетману войска Запорожского. В 1696-1697 гг. была сделана новая печать для Малороссийского Приказа.

Рис 68.	Печать Кормового двора
Рис 68. Печать Кормового двора

Печать Сибирского Приказа, Печать Сибирского Приказа известна по описанию, содержащемуся в грамоте из этого Приказа от 31 декабря 1696 г., адресованной иркутскому воеводе Семену Тимофеевичу Полтеву. В этом году для Сибирского Приказа была сделана новая печать. Приказ извещает об этом местных воевод и одновременно описывает внешний вид печати, сообщая, что отныне подлинными грамотами Сибирского Приказа могут считаться только те, которые будут иметь эту новую печать,

Рис 69.	Печать Шенкурской съезжей избы
Рис 69. Печать Шенкурской съезжей избы

Печать описывается следующим образом: "В нынешнем 205 году декабря в 9 день, по нашему великого государя именному указу, сделано вновь в Сибирском приказе наша великого государя Сибирского приказу печать, А на той печати вырезаны два соболя стоячие, над ними корона, а поперег соболей по грудьям лук с тетивою, у соболей накрест две стрелы с копьи и с перьем, посторонь стрел внизу соболей подписан "7205 год", а под собольями земля, а около печати слова таковы: "Печать великого государя Сибирского приказу"*. Изображение, соответствующее этому описанию, помещено в "Титулярнике" 1672 г.

*("Акты исторические", т. V, № 259.)

Печать Кормового Дворца. На печати Кормового Дворца - учреждения, ведавшего приготовлением кушаний для царского стола, были изображены три рыбы, а вокруг них надпись: "Печать Государева Кормового Дворца исходячая", т. е. исходящая. В тексте надписи указывается назначение печати - ею печатались все те грамоты, которые отправлялись из Кормового Дворца.

Итак, изображения на печатях центральных правительственных учреждений имеют непосредственное отношение к их компетенции. На печати Земского Приказа изображены здания, которые приказ должен был охранять от пожара. Среди казенных товаров, находившихся в ведании Приказа Большой Казны, было много товаров, принимавшихся и отпускавшихся на вес, отсюда изображение весов. Понятно и изображение украинцев на печати Малороссийского Приказа. Сибирский Приказ ведал сибирскими городами и основным продуктом, поступавшим из этих городов, - мехами. Большинство народностей Сибири в XVII в. не знало еще огнестрельного оружия. Местное население било соболей и других зверей стрелами. Поэтому на печати Сибирского Приказа изображены соболя - наиболее ценный промысловый зверек и лук со стрелами - орудия, при помощи которых добывались меха. Тбсную связь с компетенцией ведомства имеет и печать Кормового Дворца, на которой изображены рыбы. Наличие единорога на печати Приказа Большого Дворца тоже может быть объяснено. Изображение единорога встречается и на государственной печати, и на личных печатях русских царей. Приказ Большого Дворца ведал дворцовым хозяйством царя, и на печати этого учреждения было уместно дать то же изображение, какое было на личных царских печатях.

Печати местных государственных учреждений. Печатей местных государственных учреждений и их описаний сохранилось очень мало. Руководители учреждений для запечатывания служебной документации пользовались личными печатями. Из печатей местных учреждений следует отметить печать Шенкурской съезжей избы, т. е. канцелярии воеводского управления. Эта печать приложена к памяти 1657 г., данной игумену Богословского монастыря Макарию на оброчные земли в Шенкурском уезде. На печати Шенкурской съезжей избы нет никакого изображения, имеется лишь надпись в четыре строки: "Шенкурского острога государевы съезжие". Но встречаются печати государственных учреждений и с изображениями на них. Например, на печати Якутской приказной избы изображался орел с соболем в лапах.

Следует остановиться на печатях местных учреждений украинских городов. Некоторые из них получили еще в то время, когда Украина находилась под властью Речи Посполитой, магдебургское право, т. е. пользовались городским самоуправлением по образцу немецкого города Магдебурга. После воссоединения Украины с Русским государством эти города сохранили свое самоуправление. Органы самоуправления имели печати. Сохранилась печать Черниговской ратуши. Она приложена к свидетельству, выданному Черниговским городским управлением подьячему Малороссийского Приказа Ивану Петрову, посланному в 1698 г. в украинские города для закупки буйволовых и воловьих рогов. В Чернигове рогов не оказалось в продаже, о чем городское управление и выдало свидетельство. На печати Черниговской ратуши изображен воин, держащий в правой руке знамя с древком, поставленным на землю, левой рукой он обхватил ножны меча. Вокруг изображения надпись: "Печать его царского пресветлого величества Черниговской ратуши - магистрата".

К 1698 г. относится печать другого украинского городского учреждения - магистрата города Козельца. Печать приложена к аналогичному свидетельству, выданному тому же подьячему Ивану Петрову. В центре печати изображен козел с державой на спине. Вокруг изображения надпись: "Печать магистрату мiст... Козель...", т. е. печать магистрата города Козельца (Micro по-украински - город).

Можно назвать еще одну печать, приложенную к свидетельству, выданному Киевским магистратом тому же подьячему. На печати изображен щит, вокруг щита фигурный орнамент из цветов и изогнутых линий, а в центре щита - рука, держащая арбалет. Имеется и надпись: "Печать меская магистрату его ц. в. Киевския отчин...", т. е. "Печать городская магистрата его царского величества Киевской отчины". Когда Киев был воссоединен с Русским государством, тогда в официальной терминологии он стал называться отчиной русского царя. Этим подчеркивалось, что старинная отчина теперь возвратилась к своим законным владельцам. Следы этой трактовки и отразились в надписи на печати Киевского магистрата.

Таможенные печати. Значительное количество печатей местных учреждений принадлежит внутренним таможням. Вероятно, "что таможни начали изготовлять свои печати с конца XVI - первой половины XVII века"*. Основная пошлина с продажи товаров - тамга - бралась при провозе в таможне. Товар при этом запечатывался, а торговец, везущий его для продажи в другой город, получал таможенную выпись с подробным описанием и оценкой товара. Таможенная выпись предъявлялась по дороге и на месте продажи товара, освобождая от повторного платежа. Сначала прикладывание печатей к таможенным выписям было необязательно. Но стремление к избежанию подлогов толкало к большему контролю центральными и местными учреждениями за таможенной документацией и введению специальных печатей для удостоверения подлинности выдаваемых выписей.

*(Н. Д. Демидова. Русские таможенные печати XVII- XVIII веков. "Аграрная история Европейского севера СССР". Вологда, 1970, стр. 176.)

Таможенные печати, видимо, появляются раньше в таможнях городов, имевших крупное торговое значение. Так, в первой половине XVII в. таможенные печати имел ряд городов Сибири. Причем самой известной является печать Якутской таможни. Наиболее ранний ее отпечаток относится к 1642 г. В центре печати помещен барс, обращенный вправо, держащий в лапах соболя. Вокруг надпись: "Печать Сибирского государства великие реки Лены". В росписи печатей сибирских городов 1656 г. давалось ее описание: "На ленской печати таможенной барс изымет (т. е. поймал. - авт.) соболя", а около вырезано: "Печать Сибирского государства великие реки Лены таможенная"*.

*("Акты исторические", т. IV, № 104.)

Изображение на таможенной печати является исключением. Печать Якутской таможни относится ко времени, когда печати этого типа только появляются и не были еще обязательными. Обычно таможенные печати имели только надписи. Они были введены в таможенной практике как обязательные во второй половине XVII в., когда началось их массовое изготовление в связи с проведением таможенных реформ 50-60-х годов и введением "рублевого" сбора с продажи и провоза товаров. "Рублевый" сбор повысил роль таможенных выписей как основного контрольного документа. Удостоверение выписей печатью стало правилом.

Печать Каргопольской таможни, которая встречается с 1660 г., содержит одну надпись: "Печать государева Каргопольская таможенная". На печати Смоленской таможни 1678 г. помещена надпись: "Печать смоленская таможенная"*.

*(Н. Ф. Демидова. Русские таможенные печати XVII- XVIII веков, стр. 183.)

Кроме того, встречаются годовые таможенные печати, на которых в надписи содержалось указание на год. Печати с обозначением года требовали ежегодной замены. Такую печать имела Вологодская таможня. Известны печати, в центре которых помещались надписи "Вологда 166 году" или "Вологда 174 году", а по краю: "Печать таможенная". Печати с обозначением года просуществовали в Вологде до начала XVIII в.

Во второй половине XVII в. появляется новый вид печатей, так называемые месячные таможенные печати. Таких печатей в каждой таможне было по числу месяцев - 12. Трудно сказать, чем вызвано появление месячных печатей. Поскольку таможенные печати прикладывались к выписям об уплате пошлины или о предъявлении денег на покупку товаров, то, возможно, что это было продиктовано стремлением удостоверить печатью не только содержание, но и дату выписи. При этом в самом тексте выписи указывалось, что к ней приложена таможенная печать, датированная определенным месяцем.

К 50-60-м годам XVII в. относится месячная печать Двинской таможни. На ободке ее помещено название таможни: "Печать двинская таможенная", а в центре название месяца: "мц август", т. е. "месяц август". Такой тип характерен почти для всех месячных печатей. Известны месячные печати таможен Архангельска, Мезени, Нерехты, Холмогор.

Несколько иная надпись имелась на печати Нижегородской таможни. В августе 1682 г. подьячий Воскресенского монастыря Павел Тимофеев платил пошлину с соли, проданной в Нижнем Новгороде. К выписи об этой уплате таможенный голова Анисим Латин "таможенную печать приложил - месяц август". На выписи сохранилась черновосковая печать с надписью: "печать /нижегоро/дцкая та/моженная". Низ печати осыпался. Возможно, здесь была написана пятая строчка, указывающая на месяц*.

*(Московский областной музей. Архив Воскресенского монастыря, д. 491, разд. I, л. 72.)

Известны месячные печати с упрощенной надписью. Так, 19 ноября 1682 г. иеродиакон Никанор, управлявший Соликамским промыслом Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря, уплатил в Соликамской таможне пошлину с продажи соли в 1681/82 г. и получил соответствующую выпись. В тексте выписи сказано, что таможенный голова Иван Суровцов к ней усольскую таможенную печать приложил - месяц ноябрь. При выписи сохранилась прикладная печать черного воску. Центр печати занят надписью в четыре строки: "месяц но/ябрь иечат/ть тамо/женная"*. 20 января 1684 г. тот же иеродиакон Никанор платил в Соликамской таможне пошлину с соли, проданной в 1682/83 г. К выписи, свидетельствующей об этой уплате, таможенный голова Михаил Ксенофонтов "усольскую таможенную печать приложил - месяц генварь". И при этой выписи сохранилась черновосковая печать с надписью в четыре строки: "месяц ген/варь печ/ать тамо/женная"**. Таким образом, на Соликамских таможенных печатях была только надпись, содержащая указание на то, что это печать таможенная, и на месяц, к которому она относится. Название таможни в надписи отсутствует.

*(Московский областной музей. Архив Воскресенского монастыря, д. 491, разд. I, л. 71.)

** (Московский областной музей. Архив Воскресенского монастыря, д. 491, разд. I, л. 73.)

Некоторые месячные печати имели надпись в центре с названием месяца, сделанного вязью. Такие печати имела Московская Большая таможня.

Печати должностных лиц. От периода централизованного государства сохранилось значительное количество печатей должностных лиц. Среди этих печатей имеются печати духовенства - высшего и низшего, воевод, дьяков и др.

Печати высшего духовенства в централизованном Русском государстве были в основном того же типа, что и в период феодальной раздробленности. Правда, в XVI в. встречается некоторое изменение изображения на печатях высшего духовенства, в частности на митрополичьих. Изображение Богоматери иногда заменяется изображением благословляющей руки с краткой надписью, кому принадлежит эта рука. На другой стороне дается более подробная надпись, указывающая на владельца печати. Наиболее древней из сохранившихся печатей такого типа является печать московского митрополита Даниила - современника великого князя Василия III (первая половина XVI в.). На лицевой стороне печати изображена благословляющая рука с надписью вокруг нее: "Рука митрополита Данила всея Руси". На обороте надпись в пять строк: "Божиею милостию смиренный Данил, митрополит всея Руси". На некоторых митрополичьих печатях XVI в. дается надпись, указывающая на принадлежность печати, а изображение отсутствует. Такова восковая печать митрополита Макария, приложенная к данной Архипа Васильева Ярцева в Махрищский монастырь на пустошь Бачмановскую Переяславского уезда. На печати имеется только надпись: "Божею милостию смиренный Макарий, митрополит всея Руси". Документ датирован 1563 г.

Но в то же время изображение Богоматери продолжает сохраняться на печатях высшего духовенства и в XVI в. Была даже попытка официально определить изображение на печатях духовных лиц. Так, в 1564 г. Иван Грозный постановил, чтобы митрополиты и архиепископы печатали свои грамоты печатями красного воску с изображением на одной стороне Богоматери с младенцем, а на другой - благословляющей руки и надписи, указывающей имя духовного лица - владельца печати.

В 1589 г. на Руси было введено патриаршество, т. е. русская церковь получила формальную независимость от константинопольской.

Патриаршие печати по существу не отличаются от печатей московских митрополитов и архиепископов других городов. В качестве примера можно привести печать первого русского патриарха Иова. На лицевой стороне ее - изображение Богоматери с младенцем и надпись "МР.-ФУ" и "ИС. - ХР", на обороте - благословляющая рука и надпись: "Божиею милостию Иов патриарх Московский и всея Руси". Такая же печать была и у патриарха Филарета, отца царя Михаила. Печать Филарета привешена к судной грамоте, выданной в 1628 г. Троице-Сергиеву монастырю по спорному делу с Иосифо-Волоколамским монастырем о рыбных ловлях на озере Ижове. На лицевой стороне печати изображена Богоматерь, сидящая на троне с младенцем на руках. Около головы обычная надпись: "МР. - ФУ". На обороте - в центре печати - благословляющая рука и вокруг нее надпись: "Филарет божиею милостию святейший патриарх царствующего града Москвы и всея Руси"*.

*(См.: "Снимки древних русских печатей". М., 1882, № 45.)

Печать крупнейшего из русских патриархов Никона отличается от печати Филарета лишь надписью. На лицевой стороне ее изображена Богоматерь, сидящая на престоле с младенцем на руках и надпись: "МР. - ФУ" и ИС. - ХР". На обороте благословляющая рука и надпись: "Никон, божию милостию архиепископ царствующего града Москвы и всея Великия и Малыя и Белыя России патриарх".

На печатях низшего духовенства сохраняется то же разнообразие и подчас случайность изображения, какие наблюдались в период феодальной раздробленности.

Случайность изображения подтверждается, если обратиться к печатям светских должностных лиц.

Рис 70. Печать патриарха Иова
Рис 70. Печать патриарха Иова

Чтобы представить себе разнообразие печатей частных лиц, познакомимся с описанием печатей, составленным в середине XVII в. В 1639 г. приказ Устюжской четверти поручил устюжскому воеводе Михаилу Ивановичу Спешневу произвести дозор в Устюге Великом, т. е. проверить посильность обложения населения налогами.

В помощь воеводе был послан из Москвы подьячий приказа Устюжской четверти Павел Давыдов. Дозорщики приступили к работе. Между ними сразу же обнаружилось коренное расхождение во взглядах на порученную работу. Воевода Спешнев "стакнулся" с посадкой верхушкой, т. е. с наиболее богатой частью посадских людей, и вел дозор в интересах этой части населения. Подьячий Павел Давыдов стал на защиту бедноты. В результате дозорщики поссорились. Павел Давыдов вскоре заболел, фактически отойдя от дозора, а затем был вызван в Москву. Вскоре умер воевода Спешнев. Материалы дозора были упакованы в корзины, запечатаны соответствующими печатями и доставлены в Москву специальными посыльщиками. В Москве в приказе Устюжской четверти эти материалы и печати на них были осмотрены и описаны.

В описи говорится следующее: "Да протопоп же з братьею привезли 6 коробей запечатаны, а сказали они, протопоп Василей з братьею, что де в тех коробьях дозорные книги Михаила Спешнева, да Павла Давыдова и всякие дозорные дела; а каковы печати у тех коробей, и тому роспись: Две коробьи, а у них печати: зверь лев стоячей; и про тое печать протопоп Василей з братьею сказали, что та печать Михаила Спешнева. Коробья за двема печатьми - одна печать, сказали, Емельяна Спешнева (сына умершего воеводы. - авт.) тот же лев, что и у мешечка, а другая печать - древо, а под ним человек с луком а по другую сторону зверок, и та де печать подьячего Алексея Маркова. Коробья за двема-ж печатьми - одна печать та же, что и у мешечка - лев, кругом его книжные слова, и та де печать Емельяна ж Спешнева, а другая печать: глава человеческая; а сказали про нее протопоп з братьею, что она подьячего Федора Каменского. Коробья за двема ж печатьми - одна печать та же, что и у мешечка - лев, а около его книжные слова, а другая печать: голова человеческая; а сказали про нее протопоп с братьею, что та печать подьячего Федора ж Каменского. Коробья большая, а у ней печать: глава человеческая; и про тое печать протопоп Василей з братьею сказали, что та печать подьячего Федора Каменского. Да к тем же ко всем ко шти коробьям по государеву указу воевода Ондрей Васильевич Волынской, да Иван Протасов, да устюжской протопоп Василей, да протодьякон Гаврило да ключарь Иван печати свои приложили. И воеводы Ондрея Васильевича Волынского печать - птица попугай на древце, Ивана Протасова - птичка, а около ее травка, протопопа Василья печать - имя его написано, протодьякона Гаврилы печать - левик (львиная голова. - авт.), а на нем древо, ключаря Ивана печать - имя ево, Иваново, написано"*.

*(С. Б. Веселовский. Акты писцового дела, т. II, вып. 1. М., 1917, стр. 401.)

Для того чтобы проверить показания мирских посыльщи-ков, приказ вызвал подьячего Павла Давыдова для дачи соответствующих разъяснений. Павел Давыдов 17 октября 1643 г. показал: "У устюжских дозорных дел Михаила Спешнева печать - зверь лев, а моя, Павлова (печать) - глава человечья. И у которых коробей те наши печати есть, и те печати я, Павел знаю... А иных печатей у тех коробей, опричь Михайловы и своей печати, никоторых не знаю"*.

*(С. Б. Веселовский. Акты писцового дела, т. II, вып. 1. М., 1917, стр. 402.)

Из этого описания следует, как различны и случайны в смысле выбора были изображения на печатях должностных лиц: то птица, то лев, то дерево, то человеческая, то львиная головы.

По сохранившимся печатям должностных лиц можно судить не только о разнообразии изображений на них, но и о широте их использования. Часто для таких печатей использовались античные геммы. Характерна печать князя Ивана Андреевича Булгакова, приложенная к духовной грамоте Семена Дмитриевича Сабурова (1562 г.). Князь Булгаков приложил свою печать как свидетель завещания и душеприказчик завещателя. В центре печати - изображение Леды, ласкающей лебедя. Вокруг изображения надпись: "Печать князя Ивана Андреевича Булгакова"*.

*(П. И. Иванов. Сборник снимков..., табл. VI, № 89.)

Античная гемма использовалась в качестве печати одним из вождей нижегородского ополчения Козьмою Захарьевичем Мининым-Сухоруком. Печать Минина сохранилась под отпускной памятью 1615 г., данной его сыном Нефедом крестьянину села Богородского Федору Колеснику. В конце текста памяти есть приписка: "А у памети печать наша Кузмы Минича". На печати изображена фигура человека, сидящего на стуле с чашею в руках. Стиль выполнения рисунка - римский, II - III вв. н. э. Надписи нет*.

*(А. В. Орешников. Материалы к русской сфрагистике, стр. 12.)

Рис 71. Печать Козьмы Минина
Рис 71. Печать Козьмы Минина

Иногда на печатях должностных лиц была только надпись, указывающая на принадлежность печати. Такова печать переяславского городового приказчика Субботы Тимофеевича Николаева под межевой выписью 1588 г., выданной Федоровскому монастырю на землю в Переяславле-Залесском на посаде. На печати изображена надпись в четыре строки: "Печать Субботы Миколаева"*, Случалось, что надпись на печатях должностных лиц содержала какую-либо благочестивую сентенцию, не указывая имени владельца печати. Например, на печати вологодского писца и межевщика Федора Ивановича Измайлова, приложенной к сотной 1622 г., выданной игумену Никольского Комельского монастыря на земли в Вологодском уезде, не было никакого изображения, а надпись содержала лишь выдержку из псалма: "Не ревнуй лукавнующим, ниже завиди творящим беззаконие", т. е. не подражай лукавым, не завидуй тем людям, которые поступают незаконно**. Печать анонимная, на ней нет ничего, кроме надписи, не имеющей прямого отношения к владельцу печати. И только потому, что печать сохранилась на соответствующем документе, можно определить ее принадлежность.

*(П. И. Иванов. Сборник снимков..., табл. VIII, № 138.)

**(П. И. Иванов. Сборник снимков..., табл. X, № 58.)

На некоторых печатях вместо полной подписи помещались инициалы, т. е. начальные буквы тех слов, какие следовало поместить на печати. Так, на печати 1696 г., принадлежащей боярину князю Константину Осиповичу Щербатову, судя по сохранившейся матрице, в центре изображался щит, над ним корона, по бокам орнамент. На щите четыре буквы: П. К. К. Щ., что значит: "Печать князя Константина Щербатова"*.

*(См.: "Снимки древних русских печатей". М., 1882, № 102.)

Дворянские гербы. В Западной Европе на личных печатях представителей господствующего класса изображался фамильный герб. На Руси заговорили о гербах только в XVII в. Котошихин, описывая внутреннее состояние Русского государства середины XVII в., отметил отсутствие на Руси гербов. Царь, по его словам, жалует своих служилых людей всякими чинами, "а грамот и гербов на дворянства их и на боярства никому не дает... Да и не токмо кому боярину или иному человеку не даются гербы, но и сам царь гербом своим московским печатается на грамотах в христианские государства не истинным своим прямым, а печатается своим истинным гербом к крымскому хану да к калмыкам... Да не токмо у князей и у бояр и иных чинбв, но и у всякого чину людей Московского государства гербов не бывает"*.

*(Г. К. Котошихин. О России в царствование Алексея Михайловича, стр. 22.)

Таким образом, Котошихин отмечает отсутствие частных гербов в Русском государстве и признает существование государственного герба. При этом подлинным, настоящим гербом он считает изображение всадника, которое было на лицевой стороне малой государственной печати.

Следует отметить, что первые попытки установления частных гербов относятся к XVII в. В рукописной книге "Рай мысленный", составленной в 1659 г., имеется описание герба патриарха Никона. По А. Б. Лакиеру, на гербе изображен серебряный щит, разделенный на четыре части. В верхних частях его - евангелие и благословляющая рука, в нижних - ключ и пятисвешник. Над щитом - корона, усаженная драгоценными камнями, ее венчает крест. С короны на цепях спускается к щиту икона с изображением Иисуса Христа. На заднем плане, т. е. за щитом, помещены архиерейский посох и крест, пересекающие друг друга. Видны только их верхние и нижние концы, середина закрыта щитом. От короны идет шнур, концы которого обвиваются вокруг посоха и креста. Посох и крест поддерживаются двумя ангелами. В свободной руке у каждого из ангелов по небольшому щитку овальной формы с надписями: на одном - "патриарх", на другом - "Никон". Щит украшен голубым наметом, подложенным серебром.

Но герб Никона не имел официального значения. Он не употреблялся как герб московского патриарха, и отражает лишь стремление Никона поднять патриаршую власть на небывалую до того времени высоту.

К XVII в. относятся первые попытки составить гербы частных лиц. Имеются сведения, что в 1686-1687 гг. в Посольском Приказе был составлен сборник дворянских родовых гербов, который в описях называется "Книга в десть о родословии и гербах российских знатных шляхецких фамилий". "Книга" не сохранилась, и нет возможности сказать, какие гербы в ней были помещены. Вероятно, составление "Книги" связано с отменой местничества в 1682 г., когда были сожжены старые разрядные книги, по которым велись местнические счеты, а взамен было велено составить общую родословную книгу. При составлении этой книги оказалось, что многие из служилых людей были выходцами из западноевропейских государств, и они предъявили родовые гербы, какими пользовались их предки, ходатайствуя, чтобы эти гербы были утверждены. Каковы результаты этого ходатайства, неизвестно. В 1687 г. была составлена первая часть родословной книги, известная год названием "Бархатной книги", так как она была переплетена в бархат. "Бархатная книга" была издана Н. И. Новиковым в 1787 г.

В XVII в. русская геральдика как система определенных требований делала лишь первые шаги. Это в равной мере относится и к государственному гербу, и к городским гербам, и к гербам частных лиц. Настоящее развитие русское гербоведение получает в XVIII в,

предыдущая главасодержаниеследующая глава

печать на ручках от 50 штук - недорого.





© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://ogeraldike.ru/ "OGeraldike.ru: Библиотека о геральдике, сфрагистике и флагах"